Владимир БОГДАНОВИЧ

Александр МАНАЧИНСКИЙ

 

ТРИ ГЛАВНЫХ «ПРОКОЛА» ИДЕОЛОГИИ

ВСТУПЛЕНИЯ УКРАИНЫ В НАТО

 

Вторую часть статьи читайте здесь: "Что общего в действиях НАТО и фашистской Германии?"

Третью здесь: "Почему расширение НАТО угрожает безопасности Украины? Пять главных угроз."

Окончание:  " Раскрыты три плана НАТО по втягиванию Украины в свою орбиту"

  

Демонтаж Варшавского блока и последовавший за этим распад СССР ознаменовали начало новой геополитической эпохи, ведущим игроком которой выступили США. Дестабилизация геополитической стабильности в мире для США понадобилась для осуществления глобального геополитического проекта усиления влияния в евразийском регионе (Хартленде).
Для проведения этой геостратегической операции США понадобилось существенно ослабить основного геополитического противника – Россию, вступившую в полосу внутриполитической нестабильности, оторвать от нее потенциальных союзников, предварительно ослабив их прежде всего военный потенциал (лишив союзные республики ядерного оружия, стратегической авиации, ракет стратегического радиуса действия и др.).

 

В ход были запущены типичные американские средства (финансовые и информационные), мобилизованы мощные силы, начиная от спецслужб, дипломатов и заканчивая потерявшим свое предназначение военно-политическим блоком НАТО.

Понадобилось срочное обоснование необходимости существования блока НАТО вплоть до противопоставления его функционирующей в условиях проявления тех же угроз структуре евро-атлантической безопасности ОБСЕ.

Была раскручена в мировом информационном пространстве угроза международного терроризма. Мировому сообществу была продемонстрирована (надо отметить, весьма неудачно) «полезность» НАТО на примере Югославии. Поствоенным же урегулированием конфликта занялась ОБСЕ, которая в дальнейшем способствовала снижению межэтнической напряженности в странах Балтии, обеспечивала присутствие посредников и наблюдателей во время конфликтов в Боснии, Нагорном Карабахе и сейчас продолжает играть важную роль во всем, что касается европейской стабильности.

Сторонники применения военной силы в решении международных проблем усматривают в ОБСЕ два основных недостатка: во-первых, отсутствие у нее силовой (военной) составляющей, во-вторых, существенные трудности в достижении консенсуса по вопросам безопасности из-за громоздкости организации, разнообразия государств и их интересов и т. п.

Поэтому западные идеологи считают, что сегодняшняя ОБСЕ уже не способна решать поставленные перед нею задачи, поэтому ее нужно или  совершенствовать, в чем не заинтересованы США, поскольку такое направление не приведет к усилению их роли и влияния в евразийском регионе, или заменить «трансформированной» НАТО.  Выбран третий путь-стагнация ОБСЕ – сваливание на нее всех неудач с урегулированием конфликтов, выгораживание и приписывание удачных решений НАТО. Одновременно началась работа над так называемой трансформацией НАТО с военно-политической в политико-экономико-военную организацию. Начало этого процесса было задекларировано более 10 лет назад.  Сложность этого процесса определяется отсутствием общего противника (нежеланием открыто его называть). Поэтому трансформация в политико-экономико-военную организацию (по определению корпорации РЭНД) началась с первой волны расширения Североатлантического союза, по легенде корпорации РЭНД, в интересах укрепления политической, экономической и военной безопасности стран, в него входящих.

Первая волна расширения подтвердила, что НАТО осталось организацией, призванной защищать Запад в наиболее приемлемой для него форме – «сотрудничестве с позиции силы» при ведущей роли США.

В результате осуществления первой волны расширения НАТО достигнуты положительные результаты для ее членов, среди которых:
- гарантирование более высокого уровня военной безопасности членов блока;
- снятие территориальных претензий некоторых участников блока;
- усиление гражданского контроля над их вооруженными силами;
- большая открытость и прозрачность оборонных бюджетов и пр.

В известном исследовании корпорации РЕНД относительно расширения НАТО (1995 г.) изложены взгляды стран альянса на пути усовершенствования архитектуры безопасности в евро-атлантическом регионе в XXI веке на основе расширения функций и полномочий блока. Одна из важнейших провозглашенных целей – обеспечить стабильность и безопасность, не создавая новых линий размежевания, естественно с использованием средств, сил и возможностей, которые имеются в распоряжении НАТО. Естественно также и то, что в распоряжении НАТО имеется наибольший в мире военный потенциал, контролируемый США.

В то время больше всего разногласий вызывали утверждения относительно сохранения «старых линий или территорий размежевания», т. е. тех, что разделяли прежде страны Варшавского договора и Запада.

Уже после первой волны расширения НАТО территория размежевания сжалась до территории Украины. Здесь проявился первый «прокол» натовской пропаганды, утверждающей отсутствие конкретного противника. Однако территория «размежевания» – это территория между НАТО и ее противником – Россией. То есть, для НАТО противник остался на той же территории, только  без Украины. К тому же у США до сих пор нет гарантий, что эта территория «размежевания» не превратится в линию по западной границе Украины.

Детальный анализ результатов исследования корпорации РЕНД показал, что альянс остается силовой компонентой, военно-политическим союзом. Политическая сторона доктринальных установок этого союза зиждется, как и раньше, на «доктрине Армеля» и базируется на трех основоположных принципах:

оборона – означает создание мощного военного потенциала и его использование в случае необходимости. При этом ставка делается на нанесение упредительных (превентивных) ударов, в т. ч. и с применением ядерного оружия. Что касается «необходимости» применения силы, то ее определяет НАТО, исходя из собственной оценки обстановки в регионе. Судя по практике последних лет, это делают в основном США;

диалог – призван смягчить напряженность, но, как правило, с «позиции силы или угрозы ее применения»;

сотрудничество – означает укрепление связей и более глубокую интеграцию альянса со странами Центрально-Восточной Европы и Балтии. Воспользоваться результатами этого сотрудничества готовы как США, так и ЕС. При реализации данного принципа большое внимание уделяется укреплению связей с Россией и Украиной. В отношениях с нами Запад (ЕС) рассматривает два альтернативных подхода: первый – Украина как мост для связей с Ближним и Средним Востоком через юг страны, Черное море и Кавказ; второй – как «буферная» зона для нейтрализации угроз для Запада с Востока. Через Украину проходят силовые линии противостояния Запад – Восток, на ее территорию проецируются едва ли не все серьезные опасности.

Второй «прокол» натовской пропаганды состоит в том, что в действительности для США наиболее важным на территории Украины является инфраструктура транспортировки энергоносителей с Востока в страны ЕС, установление контроля над которой дает возможность США усилить контроль над странами ЕС.

Такое «сотрудничество» для Украины чревато тем, что именно ее территория неизбежно окажется зоной активных боевых действий в случае возникновения вооруженного конфликта между Западом и Востоком.

Сегодня стало очевидно, что расширение Североатлантического блока нарушило  баланс сил в евро-атлантическом регионе и открыло для США возможность политического шантажа и угрозы применения силы для достижения определенных политических и экономических целей, среди которых: стремление к усилению контроля и власти; борьба за рынки сбыта; доступ к дешевой рабочей силе и источникам сырья и энергоресурсов; удаление от своих границ зон возможных вооруженных конфликтов и мест захоронения отходов вредных производств и т. п.

Осуществляемая США политика по отношению к Ираку, ракетные удары по Афганистану и Судану, октябрьский (1998 г.) ультиматум альянса руководству Югославии, война против этой страны, Афганистана и Ирака свидетельствуют о приоритете силы даже при незначительных осложнениях в реализации Вашингтоном своих национальных интересов.

Следует отметить, что решением о нанесении ударов по Югославии НАТО впервые вышло за рамки Вашингтонского договора, определившего альянс как оборонительный блок с конкретной зоной ответственности. Это прямое подтверждение намерений шире использовать военные возможности своей организации, предоставляя ей значительные карательные функции. В этом третий «прокол» натовской пропаганды о намерении стать хребтом (военным – прим. авт.) евро-атлантической структуры безопасности, а фактически это был переход к карательным функциям вне зоны ответственности.  Это означает, что НАТО может инициировать кризисы в других уголках земного шара для создания повода военного вмешательства. Не следует исключать угрозу применения силы на новых границах как наиболее возможный сценарий при попытке помешать Соединенным Штатам в отстаивании своих национальных интересов в Евразии.

продолжение следует:

 

Вторую часть статьи читайте здесь: "Что общего в действиях НАТО и фашистской Германии?"

Третью здесь: "Почему расширение НАТО угрожает безопасности Украины? Пять главных угроз."

Окончание:  " Раскрыты три плана НАТО по втягиванию Украины в свою орбиту"

 

Владимир БОГДАНОВИЧ, д.т.н., профессор, Александр МАНАЧИНСКИЙ, к.в.н., старший научный сотрудник

 

http://ura-inform.com/ru/politics/2006/10/26/nato/

 

 

                                                                                                                                                                               


      Отправить сообщение admin@intellectual.org.ua с вопросами и замечаниями об этом веб-узле.  По вопросам размещения материалов: - направляйте Ваши   материалы и письма по адресу: redaktor@intellectual.org.ua  

 БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ ФОНДА ВЕТЕРАНОВ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ: тел. 8 (067) 404-07-54  e-mail:  rass@intellectual.org.ua


Rambler's Top100