Всеволод ЯГУЖИНСКИЙ

 

АМЕРИКОЙ УПРАВЛЯЕТ «КЛИКА» - МОЗГОВОЙ ЦЕНТР НЕОКОСЕРВАТОРОВ

 

 Багдад сегодня – это средоточие усилий американских оккупационных властей по тотальной «зачистке» иракской столицы от суннитов-террористов, которые после казни Саддама Хусейна подняли градус вооруженного сопротивления оккупантам до высшей отметки.

Как сообщает корреспондент «Нового Региона», об этом пишет политический обозреватель Фонда стратегической культуры Юрий Тыссовский.

Численность войск, брошенных для наведения порядка в Багдаде, превысила 30 тысяч человек, поддерживаемых авиацией, но улицы 6-миллионного города по-прежнему смертельно опасны для его жителей.

Взрывы начиненных тротилом автомашин гремят в Багдаде беспрерывно. Судьба карательной по существу операции, объявленной Дж. Бушем 10 января, висит на волоске. Похоже, что добиться крутого поворота в развитии иракских событий в благоприятную для нынешней администрации США сторону так и не удастся.

Решение Дж. Буша об увеличении военного присутствия США в Ираке стало следствием ожесточенной борьбы в кулуарах власти в Вашингтоне. За «верность курсу» выступили неоконсерваторы (неоконы), поддержанные ультрапатриотическими элементами республиканского истэблишмента с участием представителей американского военно-промышленного комплекса, фундаменталистов-протестантов и израильского лобби.

Сегодня внешняя политика США фактически сведена к задаче спасения лица нынешней администрации и, соответственно, кандидатуры республиканского кандидата в президенты на выборах 2008 года.

Против этого – все более широкие круги американского общества. 40% участников одного из последних опросов роль «главного злодея» в мировой политике отдали не Саддаму Хусейну или Усаме бен Ладену, а Джорджу Бушу-младшему (поддержали его всего 17% опрошенных).

За свертывание иракской авантюры высказались ключевые лидеры Демократической партии и наиболее трезвомыслящие деятели среди республиканцев.

«Яблоком раздора» явились рекомендации «Группы по изучению Ирака», представленные 6 декабря 2006 года ее сопредседателями – бывшим госсекретарем США демократом Джеймсом Бейкером и экс-конгрессменом от Республиканской партии Ли Гамильтоном.

«Группа по изучению Ирака» стала голосом американских прагматиков, выступающих за сохранение американского мирового превосходства иными методами, нежели хозяйничающая в Белом доме группировка неоконов с их идеологизированным подходом к международным делам.

Буш, вопреки ряду рекомендаций группы Бейкера – Гамильтона, пошел на существенное увеличение оккупационного контингента в Ираке, что побудило некоторых американских наблюдателей заговорить о варианте «обороны Сталинграда на Тигре».

Неприятие Бушем выводов «Группы по изучению Ирака» проявило себя и в отказе от рекомендованного ему диалога с Ираном и Сирией, который мог бы существенно снизить напряженность в Ираке и вокруг него.

Выбирая линию дальнейшего поведения в Ираке, Буш предпочел точку зрения другой группы, где ведущую роль играли представитель «Института американской инициативы» Фредерик Каган и бывший заместитель начальника штаба армии США генерал Джэк Кин, влиятельный член пентагоновского Совета по оборонной политике.

Представленный ими документ носил характер вызова по отношению к рекомендациям группы Бейкера – Гамильтона. Название документа – «Выбираем победу: план успеха в Ираке».

Как писал в связи с этим орган неоконов еженедельник «Уикли стандард», «единственным из предложений по Ираку, имеющим шанс на успех, является стратегия Кина – Кагана», где основное – это требование соединить крупные размеры увеличения численности американского военного присутствия на Ближнем Востоке с долговременным характером наращивания силы.

За этим требованием – интересы представителей крайних взглядов из еврейских финансово-промышленных и военно-промышленных кругов Америки.

Идеологию давления, организованного неоконами, предложил старший брат Фредерика Кагана – Роберт Каган. В статье для «Вашингтон пост», оправдывающей посылку дополнительных американских воинских контингентов в Ирак и озаглавленной «Наш мессианский импульс», Роберт Каган писал, что упомянутый «мессианский импульс» – это «отпрыск брака между амбициозными мотивами действий Америки и всепобеждающим сознанием нашей собственной правоты».

Ранее в той же «Вашингтон пост» старший Каган торпедировал «тщетные», по его уверению, попытки части американского истэблишмента наладить переговоры с Тегераном.

Вся эта информационная кампания воспринята в Америке как еще одна попытка убедить Буша в том, что, только повышая ставки в иракском покере, он достигнет желаемого успеха. Эту линию полностью поддержало и окружение Дика Чейни.

Одно время казалось, что провалы политики Буша-младшего в отношении Ирака, Сирии, Ирана и в целом Ближнего Востока столь ощутимо ударили по его советникам-неоконам, что те уже не оправятся.

В этот момент в журнале «Форин полиси» за ноябрь-декабрь 2005 года появилась программная статья Джошуа Муравчика «Операция «Возвращение», адресованная «соратникам-неоконсерваторам».

«Мы, неоконсерваторы, – писал автор, – прошли период становления в несколько лет. Кто бы мог шесть лет назад предположить, что дико звучавшие разговоры о нашем влиянии на внешнюю политику США достигнут самых дальних уголков мира? Тех из нас, мало связанных друг с другом, кого шалости 60-х годов побудили мигрировать в политике от левых к правым, насчитывалось менее сотни…»

«На самом деле, – отмечал далее Муравчик, – конечно, у нас нет того влияния, которым наделяет нас творимая вокруг легенда. Большинство из нас не встают с утренней зарей, чтобы являться на влиятельные посты в правительстве. Однако, справедливо то, что наши идеи повлияли на политику президента Джорджа У. Буша, как ранее на политику президента Рональда Рейгана… Наш интеллектуальный вклад помог победить коммунизм в прошлом веке, и, даст Бог, поможет победить джихадизм в веке нынешнем».

А далее в статье Джошуа Муравчика идет любопытные признание: «Термин «неокон» ныне широко ассоциируется с термином «ультраконсерватор», а для некоторых – с выражением «грязный еврей».

Молодой египтянин однажды сказал мне по этому поводу: «Неоконсерватор для нашего уха звучит, как «террорист» для вашего». Сегодня меня шокирует то, что некоторые из нас, устав от подобных нападок, стали вдруг избегать названия «неокон»…».

Для Запада Соединенные Штаты Америки, располагающие самым мощным на планете военно-экономическим и военно-политическим потенциалом, – это нечто вроде вожака стаи, на которого вынуждены, хотят они или нет, равняться все остальные.

Чтобы быть в стае вожаком, нужны, по меньшей мере, три вещи – глотка, клыки и мозги. С первой все в порядке – рык из-за океана достигает самых отдаленных уголков мира, и информационные усилия никакой другой страны в сравнение с этим не идут.

С клыками, как мы видим на примере Ирака, тоже все в порядке.

А вот с мозгами – проблемы, причем проблемы эти не новы. Еще Сталин заметил: «Американские президенты, как правило, не любят думать, а предпочитают пользоваться помощью «мозговых трестов». Таких «мозговых трестов» в Америке – несметное количество.

А верховодят в этом племени с некоторых пор представители неоконсервативных кругов, за которыми в мировых СМИ утвердилось название The Cabal – «Клика». Представления американцев о роли «Клики» в их стране можно сравнить с представлениями о роли «Семьи» в российской политике.

Жесткость идеологического мышления представителей «Клики» придает особую агрессивность тому курсу, который Владимир Путин, выступая в Мюнхене, характеризовал как «почти ничем не сдерживаемое гипертрофированное применение силы в международных отношениях».

Политические наблюдатели давно уже указывают на то, что судьба Ирака – лишь первый шаг к завоеванию мирового господства.

За последнее время ключевые деятели американской администрации в лице самого президента, вице-президента Дика Чейни, ушедшего ныне в отставку министра обороны Дональда Рамсфельда, госсекретаря Кондолизы Райс не раз выступали с открытыми угрозами в адрес Сирии и Ирана.

Появилось много информации о разного рода секретных и полусекретных разработках, авторы которых, работающие в право-консервативных и произраильских «мозговых центрах», настойчиво рекомендуют руководству США последовательный военно-силовой подход к преобразованию мира по американскому эталону.

Все имеет свои корни. Крупнейшие фигуры в стане неоконов – Ричард Перл и Пол Вулфовиц (ныне глава Всемирного банка) – в конце 60-х годов работали над проблемами противоракетной обороны США, а позднее сформировали «Коалицию демократического большинства», противостоявшую кампаниям протеста против войны во Вьетнаме.

На этой основе Перл и Вулфовиц сблизились с чиновником в администрации президента Джеральда Форда по имени Дональд Рамсфельд.

В 1992 году Вулфовиц, занимавший высокий пост в Пентагоне под крылом тогдашнего министра обороны Дика Чейни, подготовил разработку, в которой рекомендовал Белому дому обеспечить Соединенным Штатам сохранение статуса единственной сверхдержавы, а для этого – активно воспрепятствовать попыткам любого другого государства обрести статус мировой или даже влиятельной региональной державы.

Куратором разработки Вулфовица был Чейни. Американские СМИ уже тогда расценили этот документа как «новую доктрину действий США в ХХI веке». При Клинтоне эти идеи широкого применения не нашли, но неоконы умеют ждать.

Группа пентагоновских разработчиков, объединившись в 90-е годы под руководством Перла в рамках Совета по оборонной политике, продолжала свою деятельность – теперь уже при финансовой поддержке людей из военно-энергетического комплекса.

В 1996 году усилиями этой группировки был создан новый документ – «Проект нового американского столетия» (ПНАС), в составлении которого главные роли играли Чейни, Рамсфельд, Вулфовиц (ставший после этого заместителем министра обороны), Перл и Залмай Халилзад.

Последний, американец иранского происхождения, был «сатрапом» Афганистана, затем Ирака; ожидают, что вскоре он займет пост постоянного представителя США в ООН.

Из 25 человек, подписи которых стоят под «Проектом нового американского столетия», 7 человек через пять лет стали влиятельнейшими членами администрации Буша. Это Чейни, Рамсфельд, Вулфовиц, Льюис «Скутер» Либби, Халилзад, Питер Родман (спичрайтер президента), Эллиот Абрамс (заместитель главы Совета национальной безопасности по Ближнему Востоку).

Другие авторы и подписанты «Проекта нового американского столетия», – лидер «Христианских правых» Гэри Бауэр, бывший министр образования Уильям Беннетт, член Совета по оборонной политике Эллиот Коэн, президент Центра политики безопасности Фрэнк Гаффни, редактор «Уикли стандарт» Уильям Кристол и Каган-старший создавали идеологическое обеспечение ПНАС.

В основе идеологии этой группы лежит манихейское воззрение на мир: США – это «добро», «свет», они имеют моральное право использовать силу в борьбе против «зла», или «тьмы». Важнейшая роль в этой борьбе «добра» со злом» принадлежит «стратегическому союзу» Америки с Израилем.

Еще в 1996 году один из пентагоновских «мозговых центров» – Институт продвинутых стратегических и политических исследований – силами Вулфовица, Перла и Дугласа Фейта подготовил разработку для лидера «Ликуда» и будущего премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху.

Документ назывался «Чистый прорыв: новая стратегия сохранения Царства». В документе ставилась «важная стратегическая задача»: «ослабление» Сирии и «устранение Саддама Хусейна от власти».

В открытом письме Джорджу Бушу 38 членов этого «мозгового центра», в том числе Рамсфельд, Вулфовиц, Фейт и Халилзад, рекомендовали «смену режима» Саддама даже в том случае, если прямых свидетельств связей Ирака с международным терроризмом не будет.

Здесь нужно особо сказать о роли Фейта. Попав в министерство обороны США при содействии Рамсфельда, он создал там Управление специального планирования, ставшее центром поиска «доказательств» связей Саддама Хусейна с «Аль-Каидой».

Фейт разработал систему обвинений Багдада, которая шла вразрез с выводом ЦРУ о том, что никаких связей между Саддамом Хусейном и «Аль-Каидой» не существует. «Система Фейта» послужила обоснованием для решения Буша напасть на Ирак.

Впоследствии провокация Фейта стала объектом расследования, действия этого бывшего заместителя министра обороны США были признаны «неадекватными», и его переместили из Пентагона на преподавательскую работу в Джорджтаунский университет. Но дело было сделано.

Важную роль в мобилизации американского общественного мнения против Ирака, а также палестинцев сыграл и созданный Ричардом Перлом и Майклом Ледином Еврейский институт проблем национальной безопасности (ЕИПНБ).

Здесь вполне уместно напомнить, что Перл в 1983 году находился в разработке ФБР по обвинению в получении «отката» за услуги, оказанные им Государству Израиль. Однако тогда «князь тьмы», как прозвали Перла американские журналисты, сумел «отмазаться».

Захват американцами Ирака был намечен как шаг к ликвидации возрастающей нефтяной независимости США и установлению прочного контроля над запасами углеводородного сырья во всем регионе, включая Саудовскую Аравию и, по возможности, Иран.

В рамках этого курса неоконы с самого начала намеревались поставить во главу угла внешней политики США «безопасность Израиля, которому угрожают Сирия и Иран».

Вернемся на некоторое время назад.

В сентябре 2000 года Совет по оборонной политике опубликовал «обновленный и уточненный» доклад «Перестройка обороны Америки: стратегия, силы и ресурсы». Как отмечала газета «Обсервер», в Пентагоне уже тогда задумывались над тем, что для «национального пробуждения» Америки необходимо «катастрофическое и катализирующее событие – нечто вроде нового Пирл-Харбора».

11 сентября 2001 года такое событие произошло. Именно в этот день президент США записал в дневнике: «Сегодня имел место Пирл-Харбор ХХI века».

В апреле 2002 года Кондолиза Райс в интервью влиятельному журналу «Нью-Йоркер» без обиняков заявила, что «надо подумать, как поднажиться на возможностях», открывшихся после этой трагедии. Она была не первой, кто решил над этим подумать.

20 сентября 2001 года, то есть девять дней спустя после самой трагедии, активисты «Проекта нового американского столетия» (ПНАС) в открытом письме Дж. Бушу наряду с призывами «выбросить талибов из Афганистана» и «схватить или убить» Бен Ладена потребовали «смены режима» в Ираке и «принятия соответствующих мер возмездия» в отношении Сирии и Ирана.

Среди подписавшихся были экс-директор ЦРУ Джеймс Вулси, редактор органа неоконов «Комментари» Норман Подгорец, Гэри Бауер и несколько демократов из рядов израильского лобби.

А 3 апреля 2002 года председатель ПНАС и издатель «Уикли стандард» Уильям Кристол собрал еще под одним письмом Бушу 34 подписи, среди которых было немало пентагоновцев, включая Ричарда Перла.

В письме содержалось категорическое требование оказать полную поддержку Израилю, отказавшись от любых форм давления на еврейское государство. Очень скоро этот наказ неоконов был выполнен администрацией Буша в полном объеме.

Внешнеполитическая линия неоконов на безоговорочную поддержку Израиля тесно сплетена с мессианизмом иудейско-протестантстского толка.

Например, «Протестанское фундаменталистское движение» выступает в Америке влиятельным фактором поддержки израильских «ликудников». Довольно быстро в лидеры «де-факто» этого движения выдвинулся сам Джордж Буш-младший.

Бывший глава «Христианской коалиции» Ральф Рид тогда заявил, что Бог знал, конечно, способность Буша руководить государством самым решительным образом. Буш ожиданий не обманул – неоднократно заявлял, что принять участие в борьбе за кресло президента США его призвал Всевышний.

А так как республиканцы привлекли в свой актив солидное количество голосов американские евреев, то уже никто не мог понять, один у Буша с иудеями Всевышний или все же нет. По мнению американских экспертов, «христианские сионисты» (есть и такие) по влиянию на администрацию США превосходят сейчас «еврейских сионистов», что, впрочем, неважно, поскольку цели тех и других ничем не отличаются.

В свете победы демократов на дополнительных выборах в Конгресс США в ноябре 2006 года неоконы часть своего влияния на умы американцев, видимо, утратят, но сионистских и вообще еврейских организаций в Америке это не коснется. Поскольку за ними сила СМИ и «мозговых центров», в их резерве – глубокое проникновение в государственные и правительственные структуры.

«Я выработал такую привычку, – писал популярный колумнист «Гардиан» Ричард Ингрэмс, – что когда мне попадаются письма к редактору в защиту израильского правительства, я первым делом смотрю на подпись, – еврейская ли там фамилия. И если да, я предпочитаю эти письма не читать».

Однако Ричард Ингрэмс не прав. Можно привести сотни примеров, когда политики и журналисты еврейского происхождения, в том числе граждане еврейского государства, критикуют политику Израиля и его американских покровителей.

И все же многие американцы убеждены, что «хвост виляет собакой», хотя национальные интересы США не могут и не должны совпадать с национальными интересами Израиля.

В начале 2002 года активисты ПНАС писали Бушу: «Не может быть больше политики США по оказанию давления на Израиль с целью продолжения им переговоров с Арафатом. Борьба Израиля с терроризмом – это наша борьба, победа Израиля – это часть нашей победы».

Примерно в то же время израильский Институт продвинутых стратегических и политических исследований совместно с группой неоконов разработал стратегию «освобождения» Израиля от обязательств по соглашениям в рамках мирного процесса в Осло, включая следование тезису «мир за землю».

Особой проблемой для американской внешней политики является деятельность лиц «двойной национальности», которые, будучи гражданами США, следуют лозунгу «Израиль превыше всего».

В 2001 году карьерный офицер американской военной разведки Лоуренс Франклин был откомандирован в распоряжение Дугласа Фейта в Пентагоне.

Франклин – не еврей, он убежденный католик, связавший себя с Израилем из идеологических соображений, но его дело показало настроения высокопоставленных чиновников Пентагона еврейского происхождения.

В 2004 году Франклин передал сугубо секретную информацию, касавшуюся политики США в отношении Ирана, двум членам «Американо-израильского комитета общественных связей» (АИКОС) – влиятельнейшей организации израильского лобби в Америке.

Франклин был схвачен за руку. Его босс, Дуглас Фейт, еще в 1982 году, будучи сотрудником Совета национальной безопасности, стал объектом внимания ФБР по подозрению в передаче секретной информации работнику посольства Израиля в Вашингтоне.

От расследования ФБР его спас тогда все тот же Ричард Перл. Среди подчиненных Перла был некто Стивен Брайен, бывший работник сенатского Комитета по иностранным делам, который заинтересовал ФБР еще в конце 70-х годов, после того как он в присутствии директора АИКОС предложил израильскому разведчику секретную информацию.

Перла, как и Вулфовица, в 1978 году допрашивали агенты ФБР в связи с попыткой передачи закрытой информации о продажах военных систем одному из арабских государств. Нет никаких сомнений в том, что все эти лица напрямую связаны со спецслужбами Израиля.

Приведенные данные были собраны Стивеном Грином, автором книги «Предвзятость: Секретные отношения Америки с воинствующим Израилем».

Лоуренс Ловенталь из АИКОС признает, что в течение долгих десятилетий «американские евреи озабочены обвинениями в двойной лояльности». Дело Джонатана Полларда, американского еврея, шпионившего в пользу Израиля и ныне отбывающего пожизненное заключение, обозначило «красную линию», заступать за которую пылким сторонникам еврейского государства не рекомендовано.

Тем не менее, проблема остается. Довольно показательна в этом плане фигура Элиота Абрамса, заместителя советника президента США по национальной безопасности в делах Ближнего Востока и Северной Африки.

27 мая 2003 года газета «Вашингтон пост» характеризовала Абрамса со ссылкой на его коллег по СНБ США как «человека, который ясно выражает израильскую линию» в американской ближневосточной политике. Как подчеркивала газета, Абрамс работает над тем, чтобы «изменить прочтение дорожной карты на основе критических замечаний ведущей еврейской лоббистской группы в США – АИКОС».

Абрамс принадлежит к группировке неоконов. Когда в начале 2006 года ХАМАС в результате демократических выборов пришел к власти в Палестине, Абрамс открыто заговорил о необходимости организации «силового переворота» с целью свержения хамасовского правительства при помощи поставок оружия его противникам из ФАТХ.

Потом эти поставки были произведены через Иорданию и Египет, а оружие использовано в недавних стычках между боевиками двух группировок. Эта акция (которая, по некоторым сведениям, не пользуется благосклонностью ЦРУ и Пентагона) уже получила название «План Абрамса» и поддержку Кондолизы Райс.

Политические наблюдатели считают, что именно Элиот Абрамс больше, чем кто-либо другой, несет ответственность за провальные действия администрации Буша при попытке Израиля, вторгнувшись летом 2006 года в Ливан, сокрушить «Хезболла».

Помимо того, что Абрамс – заместитель главы СНБ Стивена Хэдли и куратор палестино-израильских отношений, он выступает также главным разработчиком президентской «Стратегии глобальной демократии».

Характеризуя подход Абрамса к ближневосточным делам, стоит отметить, что он – зять Нормана Подгореца и Мидж Дестер, известной супружеской пары еврейских активистов, которые еще в 70-х годах ХХ века внесли вклад в разработку идеологии рейганистов и неоконов.

Работая в Госдепе при Рейгане, Абрамс координировал, в частности, сделку Иран-контрас, имевшую целью снабжение никарагуанских «контрас» деньгами, поступавшими от продажи израильского оружия Ирану.

За дачу ложных показаний по этой противозаконной во всех отношениях сделке Абрамс был даже осужден, но последствий это не имело. В 90-х годах он выступил за возрождение на Ближнем Востоке политики Рейгана под девизом «мир посредством силы», категорически отвергая принцип «мир в обмен на землю».

Согласно Абрамсу, мирное урегулирование на Ближнем Востоке может быть достигнуто только по достижению в регионе полного военного преобладания США и Израиля.

С «двойной национальностью» Элиота Абрамса тоже все ясно. «Вне пределов Земли Израилевой, – говорит он, – евреи, верные завету Бога с Авраамом, должны держаться в стороне от нации, среди которой они живут. Сама природа еврея подразумевает, если он живет не в Израиле, его отделение от остального населения страны».

Однако Абрамс и такие, как он, напрасно говорят за все еврейство. На днях израильская газета «Гаарец» привела любопытные данные: 70% американских евреев не одобряют иракскую авантюру Буша.

А американские евреи-неоконы, напротив, ее решительно поддерживают. Видно, что-то не срастается в оплоте «глобальной демократии».

 

Всеволод ЯГУЖИНСКИЙ

 

http://www.nr2.ru/inworld/108278.html

 

 

                                                                                                                                                                               


      Отправить сообщение admin@intellectual.org.ua с вопросами и замечаниями об этом веб-узле.  По вопросам размещения материалов: - направляйте Ваши   материалы и письма по адресу: redaktor@intellectual.org.ua  

 БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ ФОНДА ВЕТЕРАНОВ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ: тел. 8 (067) 404-07-54  e-mail:  rass@intellectual.org.ua


Rambler's Top100