ГУРБАНГУЛЫ БЕРДЫМУХАММЕДОВ: «НЕ НАДО БЕЖАТЬ ТУДА, КУДА МОЖНО ПРОСТО ДОЙТИ»

 

Любой процесс политических коммуникаций строится в соответствии с известной формулой авторитета и теоретика пропаганды Гарольда Лассуэлла: "Кто? Что? Кому? По каким каналам? С каким эффектом?"...  

Кто-что? Избранный 11 февраля президентом Туркменистана г-н Бердымухаммедов дал одно из первых интервью в новом качестве для журнала «Туркменистан».

Общее впечатление, пожалуй, лучше всего охарактеризовать в тех же терминах, которыми новый глава Туркменистана пользовался для того, чтобы определить свою политику: ключевым было слово «умеренность».

Интервью, в котором глава газовой державы впервые поведал внешнему (журнал русскоязычный) кругу о «мире и о себе» было весьма осторожным и тщательно выверенным.

Чувство композиционного равновесия и длинные «округлые» предложения позволяют предполагать, что это была, вероятно, не прямая беседа, а «написанные ответы». (Или, во всяком случае, как это обычно бывает, «какой-то» диалог «отшлифовали» в соответствующих подразделениях президентской администрации).

Содержание интервью делает эту «умеренность и аккуратность» вдвойне понятной: предыдущий президент, Великий Вождь Сапармурат Ниязов, сделал слишком много обещаний слишком многим соседям, поэтому президент новый, как мог, избегал определенности и педалирования приоритетов.

Отходить от курса Сердара он (и это вполне естественно), не намерен (тем не менее, г-н Бердымухаммедов явно не злоупотреблял темой «верности курсу» туркменбаши, проявляя умеренное уважение к заслугам предшественника).

Как бы между прочим, он презентовал более широкую философскую платформу своего личного миропонимания, упомянув вместе с С.Ниязовым классических мыслителей Авиценну, Махмуткули и некоторых других (в то время как для остальных туркмен пространство идей все последние годы ограничивалось «Рухнамой»).

«Очеловечиванию» (на фоне золотой статуи предыдущего лидера) имиджа второго туркменского президента служила информация о его приверженности отдыху на природе, склонности к охоте и неоднократные апелляции к теме своей семьи, ее традиций и мудрости отца (вероятно, после победы на выборах можно было косвенно опровергнуть – а именно такое складывалось впечатление – слухи о себе, как о внебрачном сыне г-на Ниязова).

Как бы там ни было, вольно (или намерено) была обозначена дистанция между ушедшим лидером и лидером пришедшим, где-то даже подчеркнута разница между ними: «небожителя», «падишаха» сменил трезвый земной человек. Подчеркивающий, что нынешняя преемственность («от добра добра не ищут») – есть продукт прагматизма. И ничего более.

Туркмения подтверждает свой нейтралитет, поэтому в качестве приоритета внешней политики (даже в виде комплимента северному соседу через русскоязычный журнал) Россия упомянута не была.

Приоритетом был назван Каспий, то есть каспийский регион, в чем можно увидеть что угодно: «нефть-газ»; пять прикаспийских государств; «выход к морю»; «основную угрозу» (конфликт с Азербайджаном и американские аппетиты); наконец, взгляд на Запад.

В то же время туркменский лидер четко обозначил пространство неиспользованных возможностей в отношениях с Россией (что является чистой правдой: с Сердаром в последние годы было говорить не просто трудно; приходилось махнуть рукой на все, кроме необходимого – газовых контрактов).

Единственный критический пассаж интервью был посвящен СНГ, вернее, неучастию Туркменистана в этом «неэффективном» предприятии. При этом, опять же, осторожно была затронута тема участия Туркменистана в каких-либо международных альянсах вообще, что можно интерпретировать как иной, по сравнению с прошлым, подход, когда вопрос «союзов» даже не обсуждался. («Ближайшую» организацию «вычислить» нетрудно – это ШОС).

Кому – по каким каналам? Сигналы подобного рода «регистрируются» и тщательно изучаются. На это, они, в общем, и направлены. Россия, в данном случае, прежде всего заинтересована в той «преемственности», о которой говорил туркменский президент.

 С каким эффектом? Эффект материала, подобного первому интервью президента запланирован – приглашение к осмыслению ситуации («не надо бежать туда, куда можно просто прийти»). А прийти надо, помимо сохранения (и, по-возможности, умножения всего доброго в отношениях), к большему пониманию по ряду весьма чувствительных позиций: во-первых, по проблеме русскоязычного населения; во-вторых, убедиться в сохранении туркменского иммунитета относительно проникновения Запада в Центральную Азию.

Мягко говоря, интересной является тема отношений Ашгабата с Пекином, которому предшественник г-на Бердымухаммедова очень много всего обещал.

Кстати, в ходе своей предвыборной кампании г-н президент назвал приоритетным строительство трубопроводов в Китай, соглашения о чем с последним подписаны.

Отсюда – и умолчание о том, куда отправится туркменский лидер перво-наперво в рамках первого международного вояжа.

Здесь восточный менталитет «засветит» ситуацию лучшего всего.

И без этого у туркменского президента дел невпроворот.   

«Преемственность» необходима, но без «отличий» любая новая власть не воспринимается.     

Назвав демократию «нежной субстанцией» и, по сути, высказавшись против ее «импорта», г-н Бердымухаммедов подтвердил не только «нейтралитет», но и классическую азиатскую «особость» Туркмении, объективно противопоставленную всем «ветрам трансформации», которые веют с Запада. (Пока это было классической изоляцией).

Однако, неясно, насколько Ашгабат готов включиться в игру вокруг «альтернативных трассировок», которая откроет дверь в республику иным политическим интересам.

Туркмения, между тем, нуждается в инвестициях, так как отмена многих «волевых» решений почившего туркменбаши (пенсии, медобслуживание и т.п.) может оказаться весьма затратным.

Неизбежно возникает вопрос по известному делу о покушении на С.Ниязова, в котором политики во сто крат больше юриспруденции, и под которое собрали за решетку массу «не совсем причастного» народа.

Однако, самой главной проблемой на данном этапе представляется «дворцовая». Мало кто сомневается, что сейчас – даже после выборов президента – руководство в Туркменистане – коллективное, причем основные нити продолжают оставаться у «силовиков» - публичных и «теневых». И ничего действительно важного не произойдет, пока «фрагмент», выдвинувший нового президента, и «фрагмент «энерго-дипломатический» не найдут консенсуса по поводу дальнейших действий. Иначе говоря, кто будет перевооружать армию, туда и газ пойдет. «Развести» этот процесс в нынешней ситуации весьма непросто.

В остальном Ашгабату спешить некуда и не за кем: сейчас он нужен всем. Хорошо, когда много ресурсов. Но в одиночку защищать их в нашем мире становится все труднее.

 

DUMAEM.RU

 

 

                                                                                                                                                                               


      Отправить сообщение admin@intellectual.org.ua с вопросами и замечаниями об этом веб-узле.  По вопросам размещения материалов: - направляйте Ваши   материалы и письма по адресу: redaktor@intellectual.org.ua  

 БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ ФОНДА ВЕТЕРАНОВ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ: тел. 8 (067) 404-07-54  e-mail:  rass@intellectual.org.ua


Rambler's Top100