Виталий ДЗЮБА

 

ГОРЬКИЕ ИМЕНИНЫ СТАРУШКИ-ЕВРОПЫ

 

В марте теперь уже далекого 1957 года Бельгия, Германия, Голландия, Италия, Люксембург и Франция, входившие с 1951 года в Европейское объединение угля и стали, подписали в Риме соглашение о создании Европейского экономического сообщества (ЕЭС) и Европейского сообщества по атомной энергии.

 

Этапы большого пути

 

К концу 1960-х годов поэтапно были сняты таможенные ограничения для торговли между странами-членами ЕЭС. В 1967 году стали действовать Европейская комиссия, Совет министров, Европарламент и Европейский суд. В 1973 году Сообщество пополнили Великобритания, Дания и Ирландия. Второй волной его расширения стало вступление в 1981 году Греции и в 1986 году Испании и Португалии.

В 1992 году 12 стран-членов Европейского сообщества подписали Маастрихтский договор, который определил новые формы сотрудничества между правительствами объединившихся государств. Европейское сообщество усилилось двумя новыми направлениями – межправительственным сотрудничеством в международной политике и в области безопасности, а также в правосудии и внутренних делах. Этот договор положил начало деятельности Европейского Союза.

В начале 1995 года, с вступлением Австрии, Финляндии и Швеции, Европейский Союз насчитывал в своем составе уже 15 стран. 1 января 2001 года в большинстве стран-членов ЕС была введена единая европейская валюта евро. А 1 мая 2004 года в результате новой волны расширения организация пополнилась еще десятью членами. В Европейский Союз вступили Венгрия, Кипр, Латвия, Литва, Мальта, Польша, Словакия, Словения, Чехия и Эстония. Наконец, совсем недавно ЕС пополнили Болгария и Румыния.

Теперь ЕС включает 27 государств с общим населением в 455 млн. человек, объединяя почти всю Европу от Атлантики до СНГ. Сформирован Экономический и валютный союз (ЭВС) с единой валютой и координацией экономической политики его стран-членов. На мировой арене Евросоюз выступает в качестве второго по мощи экономического центра – 83% ВВП США – и одного из основных игроков в системе международных отношений.

 

«Самый тяжелый кризис»

 

Однако в ЕСовской бочке меда не обошлось без ложки дегтя, да и не одной. За последние четыре года государства-члены Евросоюза четыре раза не смогли прийти к согласию по вопросам первостепенной важности. В 2003-м они раскололись на два лагеря, заняв противоположные позиции в отношении военной агрессии США в Ираке. В 2005 году французы и голландцы отвергли на национальных референдумах одобренный саммитом ЕС проект европейской Конституции, в результате чего он «заморожен» и поныне. А в 2006-м страны-члены так и не договорились о единой энергетической стратегии, и в частности о согласованном подходе к энергетическому сотрудничеству с Россией.

Наложенное Варшавой вето на переговоры с Москвой о новом Соглашении о партнерстве и сотрудничестве между Евросоюзом и Российской Федерацией лишний раз показало, что одно-единственное государство, далеко не самое важное в Союзе, способно заблокировать даже такие действия ЕС, которые получили одобрение всех остальных его членов.

Наконец, новым яблоком раздора среди европейцев стало согласие поляков и чехов на размещение на их территории элементов американской системы противоракетной обороны (ПРО). Формально ПРО должна противодействовать ракетному нападению со стороны «стран-изгоев» (Ирана и КНДР), а на деле – и все это понимают – направлена против России. В Праге и Варшаве говорят о своем «суверенном праве» принимать такого рода решения. А в Париже и Берлине считают, что столь далеко идущие действия с опасными последствиями должны быть предметом обсуждения на уровне ЕС.

Что характерно, в ФРГ против американских планов выступила даже обычно лояльная к Вашингтону оппозиция. Серьезно отнестись к опасениям Москвы порекомендовал правящей коалиции и лидер оппозиционной партии Свободной демократической партии Германии (СвДП) Гидо Вестервелле. По мнению политика, вместо того, чтобы начинать «новый виток вооружений», Европе следует разработать единую внешнюю политику и политику безопасности. Этим процессом должна руководить Германия, поскольку она председательствует в ЕС. «Размещение ракет в Центральной и Восточной Европе – это не частное дело Праги, Варшавы и Вашингтона. Это проблема, касающаяся всего НАТО, и в первую очередь – всей Европы», – заявил глава СвДП газете Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung.

Водораздел между двумя регионами Европы, ранее почти совпадавший c восточным периметром Евросоюза-15, перенесен теперь внутрь территории ЕС-27. Европейский Союз сегодня – это несколько неформальных группировок, различающихся по уровню и потенциалу развития, по географическому положению и размерам входящих в них государств, а также по внешнеполитическим симпатиям.

Оценивая ситуацию в ЕС, Жак Делор, председатель Европейской комиссии в 1985–1995 годах, инициатор и топ-менеджер двух самых масштабных проектов – завершения строительства единого внутреннего рынка и создания ЭВС, – публично заявил, что ЕС переживает самый тяжелый кризис в своей истории, потерял ориентацию и не имеет общего видения единой Европы.

 

Европе предстоит новая трансформация

 

«Мне некому позвонить для того, чтобы поговорить с Европой», – жаловался в свое время госсекретарь США Генри Киссинджер. С октября 1999 года в ЕС существует должность генерального секретаря Совета Европейского Союза и Высокого представителя ЕС по общей внешней политике и политике безопасности. Сейчас ее занимает один из наиболее опытных дипломатов нашего времени, экс-генеральный секретарь НАТО Хавьер Солана. Однако появление «мистера Европа», говорят искушенные эксперты, не принесло существенных изменений во внешнеполитическую линию ЕС с точки зрения единых подходов.

Более чем двукратное увеличение в 1995–2007 годах числа стран-членов ЕС привело к тому, что перестал работать механизм сдерживания национальных элит от политики, производившей отрицательное воздействие на весь Союз. Общие институты ЕС, инструментарий согласования национальных интересов стран-участниц начали терять эффективность. Сегодня некоторые действия отдельных членов Союза на внешнеполитическом и внешнеэкономическом полях воспринимаются их партнерами по союзу как почти откровенно враждебные. В первую очередь, это касается отношений с Вашингтоном и энергетики.

Системный кризис, разразившийся после провала проекта Конституционного договора для Европы на референдумах во Франции и Нидерландах, стал еще одним свидетельством развала механизма согласования и защиты интересов суверенных стран-членов. Это, в свою очередь, породило у ряда стран ощущение того, что прибыльность всего мероприятия снижается, а его смысл утрачивается. Преодолеть подобный кризис ЕС сможет, только реформировав общие институты и способы принятия решений.

Главный вопрос, который необходимо решить, приспосабливая ЕС к новым реалиям, – это реформа его институтов и подгонка механизма принятия решений, включающего процедуру согласования интересов, к значительно большему количеству заинтересованных участников. Поэтому весьма вероятно, что уже в среднесрочной перспективе единой Европе предстоит трансформация в сторону более гибкого торгово-экономического объединения с элементами политического сотрудничества между отдельными странами и группировками.

«Скорее всего, Европейский Союз будет эволюционировать в сторону торгово-экономического (включая валютный союз) объединения с элементами политического сотрудничества между странами и группировками. При этом такие важнейшие отрасли деятельности, как социальная политика, энергетика и оборона, останутся на сугубо национальном уровне», – говорится в подготовленном Советом по внешней и оборонной политике (Москва) документе «Мир вокруг России: 2017».

Бывший заместитель председателя Европейской комиссии Леон Бриттен несколько лет назад открыто заявил, что не верит в «миф европейской федерации» и надеется на эволюцию «в направлении свободных рынков и свободной торговли». Еще резче высказалась по этому поводу Маргарет Тэтчер: она назвала Евросоюз символом бюрократии, работающей на саму себя, и заявила: единственное, в чем Британия могла бы быть заинтересована, так это в едином внутреннем рынке. Да и то при условии, что он будет действительно свободен и не подвергнется каким-либо ограничениям и чрезмерному вмешательству Еврокомиссии.

 

* * *

 

Украине, как известно, членство в ЕС не грозит в ближайшие 10 лет. Надо признать, что здесь мы очень многим обязаны Президенту Виктору Ющенко. В Европе говорят, что его негласная поддержка размещения американской ПРО в Польше и Чехии стала последней каплей, которая переполнила чашу терпения официального Парижа. Именно французы сказали решительное «нет» любому упоминанию о европерспективе Киева в готовящемся «усиленном» соглашении между Украиной и ЕС.

Но переживать по этому поводу не стоит. Возможно, спустя 15 или 20 лет вопрос отпадет сам собой – то ли ЕС уже будет не тот, то ли вообще его не станет. Вообще, у серьезных политиков не принято складывать яйца в одну корзину. Поэтому самое время посмотреть, где еще находятся корзины и какие именно.

 

Виталий Дзюба

 

http://www.from-ua.com/politics/b7fb6ee28ed82.html

 

 

                                                                                                                                                                               


      Отправить сообщение admin@intellectual.org.ua с вопросами и замечаниями об этом веб-узле.  По вопросам размещения материалов: - направляйте Ваши   материалы и письма по адресу: redaktor@intellectual.org.ua  

 БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ ФОНДА ВЕТЕРАНОВ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ: тел. 8 (067) 404-07-54  e-mail:  rass@intellectual.org.ua


Rambler's Top100