Марко  ДИМИТРИЕВИЧ

 

МИФ О ДЕМОКРАТИИ И ГРАЖДАНСКОМ ОБЩЕСТВЕ, КАК УНИВЕРСАЛЬНОМ РЕЦЕПТЕ СОЦИАЛЬНОГО СОГЛАСИЯ

 

Мифы. Легенды или рассказы с религиозной подоплекой, которые являются частью традициональной культуры. Между тем, многие слова, а и слово миф, наряду со многими, используется неправильно или искаженно, поэтому и смысл его становится туманным.

 

Со стороны наиболее пламенных сторонников демократии и мондиализма, мифомания – одержимость мифом, является особенностью тех, которые гражданско-мондиалистической идеологии, а именно ее считают своеобразной кульминацией демократии, противопоставляют свою, христианскую или традициональную идейную позицию. В этом смысле мифоманией мондиалисты называют попытки «деструктивных» или «регрессивных» сил, при помощи каких-то народных «сказок» и характерных для них заветов, повлиять на современную общественно-политическую ситуацию. Ошибочность данного подхода не вызывает сомнений, поскольку он, без всякого на то основания, утверждает, что миф является ложью. Но именно демократия, как явление и как система, широко использует механизм, создающий такие «ложные» мифы. Данное мнение, в то время когда понятие демократии становится догмой, может и звучит абсурдно. Но именно догматизм дает право использовать данное понятие и тем, которые против догматизма демократии применяют ее же оружие. А тот, кто посмеет иметь отрицательное мнение о сегодняшней модели демократии, наверняка будет подвергнут линчу и заклеймен уже надоевшими и стереотипными знаковыми выражениями. Даже мнгое адепты демократии согласятся с тем, что их обожаемая система и не очень-то идеальна, но, как будут утверждать они далее, лучшей не существует. И для всех отрицательных явлений, которые в изобилии можно наблюдать внутри самой этой системы, они найдут ответ: мол, речь идет о «детской болезни демократии» или, что «прийдет настоящая демократия и заменит эту псевдодемократию», или же все отрицательные явления припишут тем «регрессивным», антидемократическим и «профашистским» силам, которые часто фактически не влияют на функционирование правительства.

Вся эта фразеология, характерная для «мифомании» говорит сама за себя, прекрасно иллюстрируя демократов и их систему, в чьей правильности сегодня даже и сомневаться не рекомендуется.

А то, что речь одет о мифомании, о создании мифа о ложном рае на земле свидетельствует и само формально-терминологическое понятие демократии, позволяющее точно определить настоящее значение этого слова и дать его анализ.

Говорят, что слово демократия – означает – власть народа. Вопрос, - какого народа и что понимается под словом «народ»? Еще с античных времен, слово демос, лежащее в основе слова, которое мы анализируем, имело отрицательный оттенок, и демократия как система воспринималась также отрицательно. А и в Ветхом Завете слово демос обозначало - неверующую, бессловесную толпу. Вот, что об этом пишет покойный Небойша М. Крстич – известный сербский православный публицист:

"Очень важно знать, что греческое слово демос в Священном Писании Нового Завета появляется всего четыре раза и всегда в самом отрицательном смысловом контексте (Дeян. 12,22; 17,5;19,30.33). Демос – это безмолвная толпа, обожающая антихристианского кровопийцу царя Ирода Агрипу I который, услуживая евреям, преследовал христиан, заточил в темнице апостола Андрея и мечом погубил апостола Якова, сына Зеведеева (Дeян. 12, 20-23). Демос-это и толпа, которую иудеи в Фесалониках натравили против благочстивого христианина Ясона, друга апостола Павла (Дeян. 17,5). Демос-это также неразуманая толпа, которой без проблем манипулируют демагоги-ростовщики во главе с ювелиром из Эфеса Дмитрием, который Господа Иисуса Христа и всех христиан ненавидит демонической ненавистью (Дeян. 19,23-40)."

Но ни материальное понятие современной демократии ничуть не лучше. Сегодня под демократическим режимом подразумевается многопартийный парламентаризм как политическая система, и либеральный капитализм – как ее экономическая база. Одним из выражений, которые и создают миф о демократии, является "право на различие" или "толеранция". Поэтому верификуется существование ряда политических партий, и каждая из них предлагает свое решение насущных проблем. И здесь демократия ничуть не щадит жителей отдельной общественно–политической системы, поскольку заставляет их участвовать в интригах и следить за чехардой манипуляций и обманов, к которым прибегают партийные бонзы, желая добиться власти или остаться у власти. И это они получают вместо свободы и прав, которые, как любят утверждать демократические теоретики права, гарантирует только демократический устав. Да и что говорить, когда электронная личная документация, как новейшее изобретение демократического мира, ограничивают свободу личности. Введение подобных документов дает возможность каждому государственному чиновнику, в каждый момент, без разрешения суда, иметь допуск к личному досье любого гражданина, что позволяет ему стать судьей, вынося, возможно субъективный, ошибочный приговор. Как похоже это на попытку немногочисленной группы господ превратить остальное человечество в электронный концентрационный лагерь!

Демократические сказки о правах и свободе становятся смешны, когда мы видим все осуществленные проекты современной тоталитарной глобализации, которая все больше и больше прячется в миф – мифологизируется и догматизируется, как и само понятие демократии, ее предшественницы, основы и источника. Демократический «миф» о правах и свободах не мог иметь другую судьбу, поскольку он с самого начала пропустил возможность ограничить права и свободы. Без этого обязательного условия, свобода обязательно повернется своей непривлекательной стороной, поскольку свобода для одних, означает лишение свободы других. Именно этому нас учит история демократии, начавшаяся гильотиной и закончившаяся «гуманитарными» бомбами убийц из НАТО.

Но вернемся к парламентаризму и партиям. Демократия «учит» избирателей, утверждая, что они имеют возможность выбирать между многими возможностями. На первый взгляд это так, особенно если взять во внимание постоянные столкновения между ними. Но если посмотреть более внимательно, то становится ясно, что выбирать можно только одну политическую партию – демократическую, а именно – или либеральную, или социал-демократическую ее ветви. И, несмотря на все столкновения, разница во взглядах несущественна, скорее речь идет о нюансах. А нужно сказать, что и избиратели программы как правило не читают, а свой выбор делают на основании мелких, а иногда и абсурдных деталей ( например, по крою костюма или качеству и красоте зубов..). Это прекрасно характеризует так называемую демократию и ее, так разрекламированное, «право на политическое различие». Тот, кто решит выйти из круга «разрешенных правых сил», тот должен быть к готов к тому, что его будут преследовать, а его имя будет поминаться лишь в отрицательном контексте. И это все без права (или с ограниченным правом) на защиту в прессе демократического толка. Если все это взять во внимание, то демократия без маски чересчур напоминает коммунизм. Эти две системы отличаются склонностью к тоталитаризму и своеобразному плюрализму, хотя коммунистический внутрипартийный плюрализм выражается в борьбе и чистках внутри фракций, в то время как в демократии речь идет о борьбе политических партий, которая, как мы уже сказали, сфабрикована, что ее роднит с «различиями», существующими между коммунистическими фракциями. И в коммунизме, и в демократии критики сути правящей системы не всегда желательны.

Поговорим о «качестве» демократической системы. Мы недаром это слово поставили в кавычки, поскольку демократия и парламентаризм за меру правды берут на качество, а количество. Для демократии, как системы, важно лишь то, кто получил большинство голосов, а вопрос, кто голосовал и насколько они готовы к выборам, насколько знакомы с предметом голосования, не берется во внимание. Так например, голос трех пекарей в три раза сильнее, чем голос одного экономиста, несмотря на то, что речь идет о экономическом вопросе. Поэтому власть, которая официально выбрана по принципу общего права голоса, занимается абсолютно всеми общественными вопросами. Вместо того, чтобы вынесение решения сузить в границах профессиональности и компетентности избирателей, демократия дает такую возможность каждому, кто обладает правом голоса, что является абсурдом, поскольку не может каждый избиратель разбираться во всех областях общественной жизни. Поэтому делаем вывод, что демократическая система не дает возможности выносить качественные общественные решения. Да и о чем может идти речь, когда в демократии довольно и 30% избирателей ( кое-где и меньше, поскольку достаточно лишь выхода на выборы минимального числа избирателей, да и то не всегда)? Следовательно, возникает вопрос, о какой власти народа идет речь? Особого анализа заслуживает и феномен появления массы «неправительственных организаций», которые в демократической системе занимаются формированием явного мнения, хотя их никто и не выбирал на эту функцию. Антинародный характер демократии еще очевиднее, когда мы видим как упомянутые организации представляют собой гнездо ненависти, работающее против собственного государства. Но не только они находятся на службе у глобальных центров мощи, уничтожая остатки национального самосознания и суверенитета. Не тайна, что многие политические партии финансируются, более того, даже формируются, используя иностранный капитал, поэтому и должны давать отчет о своих действиях и подчиняться приказам. Все эти факты свидетельствуют о антинародном характере демократии.

Вместо того, чтобы уважать органичное экономическое разделение человеческого общества, демократия признает лишь политические партии как политически приемлемую силу, способную решать проблемы общества, и это несмотря на то, что они занимаются лишь борьбой за власть и сведением счетов с конкурентами. А тем самым, поддерживают и ростки нетерпимости и политического деления в обществе, уничтожая идеал народного единства.

Что касается капитализма, как экономического фундамента современной демократии, то мы должны сказать, что чаще всего считают, что его самый сложный период развития приходится на вторую половину девятнадцатого века- время наиболее суровой эксплуатации рабочих. Но, несмотря на это, ее с сегодняшней эксплуатацией, нельзя даже сравнить. Демократические «международные» экономические центры диктуют другим государствам те меры, которые они должны применять ( например, условия и способ приватизации). Значит ли это, что следующим шагом будет законодательное правило, определяющие – что и когда будет есть отдельная семья на ужин или обед? Ирония этого вопроса носит в себе ноту оптимизма, поскольку, несмотря на стремление к тоталитарной глобализации, стремящейся обезличить человека, превратить его в праздноголового потребителя, этому процессу противостоят все естественные сообщества, которые созданы человеком или которые создает человек и которые признают его естество так, как оно установлено Богом. Таким сообществом является (или должна является) семья как основная ячейка общества.

Все упомянутые деструктивные характеристичные черты демократии ведут происхождение из ее антихристианской сути, которая видна в самом формально-терминологическом понятии, связанном с названием – демократия, о котором мы говорили выше. И, если восемнадцатый век представлял собой западноевропейский бунт против римского священничества, девятнадцатый и двадцатый – представляют бунт против Бога и союз с дьяволом современных демократических Европы и Америки. Подобную отрицательную духовную эволюцию демократической Европы мудро подмечает и объясняет Святой Николай Сербский.

И действительно, в демократии, мнение большинства голосов провозглашают истиной, а настоящая истина считается обычной манифестацией «конфессии», одной из ряда многочисленных конфессий, которыми обилует человеческое общество. Именно эта гуманистическая ошибка- смещение Бога и водворение на его место грешного человека, и является источником всех тех отрицательных явлений, которые мы сегодня наблюдаем.

Насколько сегодняшний человек постарается освободится из оков политических догм, которыми обилует наше время, настолько ему будет яснее настоящая природа демократии, а тем самым и сознательные или подсознательные цели ее пламенных защитников и сторонников. И очевидно, что демократия и гражданское общество не могут представлять собой единственный универсальный социальный рецепт. И более того. Для народа, как и для государственной власти, которая заботится о народе, демократия не должна быть панацеей, поскольку в данной системе прогресс сомнителен. Свидетельство тому – два века практического применения современной демократии. Если взять во внимание все войны и страдания, чьими инициаторами или главными участниками были демократические режимы, или же, что еще важнее, если взять во внимание уровень морального падения и отсутствие смысла жизни сегодняшних жителей демократических государств, являющиеся результатом демократической секуляризации общества, легко прийти к выводу, что тезис о демократии как успешном рецепте социального согласия и успеха – обычный миф ( в том смысле, как слово миф понимает демократия).

 

http://www.politum.org.ua/analit/446d8039ddd66/

 

                                                                                                                                            


      Отправить сообщение admin@intellectual.org.ua с вопросами и замечаниями об этом веб-узле.  По вопросам размещения материалов: - направляйте Ваши   материалы и письма по адресу: redaktor@intellectual.org.ua  

 БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ ФОНДА ВЕТЕРАНОВ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ: тел. 8 (067) 404-07-24  e-mail:  rass@intellectual.org.ua