Максим ЖУКОВ,

 

Климатические изменения в Евразии: факты и мифы

Вокруг состояния Гольфстрима до самого недавнего времени сохранялось не просто фигура умолчания, а в точном смысле слова информационное табу.  

 

"Крещенские морозы" и цены на нефть

В средней полосе России, в Европе и Америке наступили долгожданные теплые, уже по-настоящему летние дни. Практически одновременно, как и в прошлом году (кстати, и позапрошлом тоже), цены на нефть и газ снова достигли своего абсолютного максимума. Это кажется нелогичным, хотя аналитики всегда найдут простые, обыденные и столь же неубедительные объяснения такому поведению цен на энергоносители. Приплетают и Иран (а почему цены падали зимой?), и приход к власти в Боливии и дальнейшие жесткие действия в энергетической сфере Эво Моралеса (а не путаем ли мы причину со следствием?), и повышение спроса на бензин в Европе и США (но почему уже несколько лет сохраняется тенденция к взятию ценою на нефть новых и новых рекордов?).

Человеку, мало интересующемуся внутренней кухней международной торговли нефтью и газом, и в голову не придет, что сейчас, в мае идет торговля фьючерсами (то есть будущими сделками) на сентябрь-ноябрь. Стало быть, зимой, когда цена на нефть падала, торговались фьючерсы именно на нынешний период, когда американец садится в машину, а русский сельский тракторист в очередной раз воскрешает свой трактор и заправляет его соляркой. И уж никакой Моралес с Махмудом Ахмединежадом здесь ни при чем.

Мы вынуждены сделать вывод о том, что речь идет о климатическом факторе. Последний в СМИ, псевдо научных кругах и научно-популярном телевидении (отечественном, Discovery, BBC и т.д.) заездили, как хорошо уже забытую нами виниловую пластинку, и сплошь, по последней моде, в обратном направлении. Одни говорят о глобальном потеплении, вызванном антропогенным фактором, другие - наоборот, о глобальном похолодании (причины называются разные), причем речь заходит даже о якобы наступающем новом ледниковом периоде.

В нашей стране особую остроту обсуждение климатической проблематики приобрело в январе, в период крещенских морозов, издревле славящихся в России своей крепостью. Сейчас, когда мы имеем возможность понежиться на теплом майском солнышке, когда Чубайс перестал нас пугать обычной для России температурой в -25°С и еще не начал пугать жарой, которая якобы привела к аварии на подстанции Чагино, мы можем вспомнить хронологию событий, разобраться с вопросом, понять климатические тренды и раз и навсегда забыть о мифах, которых в последнее время столько много как вокруг климата, так и вокруг нефти и газа.

Итак, 17 января 2006 года начались вполне ожидаемые крещенские морозы в средней полосе России. В ночь с 18 на 19 января температура в некоторых местах опустилась до минус 35 градусов по Цельсию, а с 19 на 20 - до минус 37. Все это происходило на фоне повышенного атмосферного давления, следствием которого явились ясное небо и солнечная погода. Двадцатого числа на европейскую часть России пришел весьма слабо выраженный арктический циклон. Он принес осадки, легкую высокую облачность, но лишь небольшое повышение температуры. Вслед за незначительным ослаблением морозов в выходные, несмотря на чуть ли не апоклиптичекие прогнозы и синоптиков, и вообще всех, кому не лень, последовало повышение температуры в последующие дни, и уже вечером 25 января температура была не ниже -9 градусов. Это несколько расходилось с прежним прогнозом синоптиков, которые утверждали, что крепкие морозы продержатся не менее двух недель. Однако вялый арктический циклон был оттеснен таким же вялым скандинавским (у синоптиков хватило совести назвать его Атлантическим!), также характеризовавшимся необычно малым количеством осадков для такого перепада температур. А в ночь с 27 на 28 января температура поднялась до -3 градусов. Позже, правда, последовало похолодание, но климатический февраль в России наступает после 12 февраля (фактически, по старому стилю), так что ничего странного в морозах -20 в начале февраля не было.

Ничего необычного в России не случилось, однако нормальные природные явления вызвали очередной взрыв обсуждения проблемы климата. Во все возрастающем раже чиновники, околонаучные деятели, политики и просто обыватели дошли уже до полного абсурда. Энергетики предупреждали об отключениях электричества (и кое-что из своих "обещаний" выполнили), кто-то говорил о том, что "подобных морозов никогда не было", Госдума призывала предприятия не работать в морозные дни, со страницах газет и Интернет-сайтов и экранов телевизора говорили, что январские морозы в Москве чуть ли яркое доказательство скорого наступления "климатического апокалипсиса".

При этом почему-то никто не вспоминал о подобных и даже более серьезных морозах в недавних семидесятых и восьмидесятых годах прошедшего века. Тогда никто не грозился отключением электричества, предприятия работали в обычном режиме, жители городов даже ели по извечной русской привычке на улице мороженое, а обыватели восхищались чистотой снега и его таким привычным для русского уха скрипом под ногами. Совсем недавние 1978 и 1983 года были гораздо морознее и действительно били рекорды температур за несколько десятков лет. А суровую климатическую ситуацию декабря и января 1941 года все помнят прекрасно, хотя бы в силу исторического контекста.

Так называемый Сибирский антициклон занял свое законное место второй половины января, распространившись практически на всю территорию северной Евразии, занятую, как известно, Россией. Антициклон (область высокого атмосферного давления) в условиях континентального климата всегда быстро распространяется во все стороны и всегда в зимнее время означает понижение температуры. Это суровое погодное испытание, однако, его из года в год и из века в век население России успешно преодолевало. Интересно, что часто демонстрировавшаяся в те дни цветная картинка сибирского антициклона практически точно совпадает с картами (конечно, не такими красочными) синоптиков Гидрометеоцентра СССР 1970-х и 80-х годов.

Интересно также, что сейчас почти никто не припоминает эпитетов, которыми и специалисты, и представители масс-медиа награждали последние семь мягких зим в европейской части России, которые, видимо, и повлияли на "отвыкание" от нормального континентального климата, свойственного для нашей страны. Большинство предыдущих зим прошедшего десятилетия характеризовались постоянными оттепелями, частыми атлантическими циклонами, приносившими обильный мокрый снег при температурах, близких к нулю по Цельсию, и растянутостью климатической зимы во времени. Последний фактор приводил к довольно обильным снегопадам в марте, а зачастую и апреле (в этом году, заметим, ничего подобного не было). По внешним признакам умеренно континентальный климат европейской части России приобрел некоторые черты морского. В эти же годы происходили весьма характерные летние явления, связанные с сильной жарой и дальнейшим резким понижением температуры, сопровождавшимся весьма экстремальными для нашей местности природными явлениями вплоть до ураганов. Это тоже родимые пятнышки морского климата.

 

Разворот Гольфстрима

В это же время начались аномальные погодные явления, как летние, так и зимние, в Европе. Вслед за необычно обильными дождями, сильными ветрами и наводнениями последовало явление куда более тревожное. Стали опускаться зимние температуры в Европе. В последние годы зимы (по европейским меркам, конечно) следуют все более и более суровые. Снегопады, которые с 2002 года уже нельзя было не замечать, к 2004-2006 годов дошли до мест, где раньше их видели несколько лет назад. Зимой 2004-05 гг. февральско-мартовские снегопады в северной Италии произошли на широтах Волгограда и Ростова-на-Дону (в названных российских городах снегопады и отрицательные температуры, конечно, не новость), а в зимы 2003-04 и 2004-05 гг. в южных германских землях январские температуры опускались до минус восемнадцати градусов по Цельсию и держались на этом уровне до полутора недель. В результате правительство ФРГ вынуждено было вести беспрецедентные ремонтные работы весь 2005 год и увеличить федеральный газовый резерв до 75 дней, что превышает длительность климатической зимы на этих широтах. Снег в Турции и Индии выпадает уже вторую зиму, в прошлую это было впервые за историю наблюдений (имеются в виду, безусловно, именно те равнинные провинции и штаты, где выпадение снега стало сенсацией). Сразу, как только "экстремально-низкие" температуры отступили от Средней полосы России, выпал снег в Италии и на юге Франции, а следом прошел обильный снегопад в Лиссабоне (возьмите карту и посмотрите, где это - если уж говорить о сенсации, то вот она). Это лишь примеры, но проблема в том, что речь идет не об отдельных событиях, речь идет о тенденции.

И недавние мягкие зимы в европейской части России, изобиловавшие теплыми циклонами, и последние климатические тенденции в Европе однозначно свидетельствуют о том, что происходят очень существенные изменения в Атлантике, ведь она определяет локальный климат в Евразии. Еще пять лет назад вполне очевидное явление "разворота Северо-Атлантического течения" (иногда также называемого Гольфстримом) воспринималось, как фантастика. Физики, которые неоспоримо свидетельствовали о начале остужения главной печки Европы, выглядели сумасшедшими, любые высказывания о развороте Гольфстрима представлялись баснями. Сегодня это обстоятельство стало настолько вопиющим, что официальные заявления все же последовали. На публику вынесли новость: теплоперенос Гольфстрима снизился за последние десять лет на треть. И это только часть правды. Суть в развороте Северо-Атлантического течения, а не в "снижении теплопереноса". Как будет показано ниже, треть - это уже сейчас неправда, а дальше - хуже.

В начале же 2005 года фильм-катастрофа Роберта Эммериха "Послезавтра" окончательно сделал климатическую проблематику фактом массового сознания. Более того, впервые обывателю ясно и доходчиво объяснили решающую роль Северо-Атлантического течения в формировании климата Северного полушария. И официальные, весьма неохотно сделанные, заявления, и голливудская "клюква" ясно обрисовали климатический тренд: таяние полярных льдов приводит к развороту Северо-Атлантического течения, что, в свою очередь, приводит к похолоданию в Северном полушарии Земли. В "Послезавтра" дело доходит до наступления нового ледникового периода. Если убрать из фильма ту скорость, с которой в мире происходят необратимые климатические изменения, то следует отметить, советники режиссера по науке работали вполне в рамках мейнстрима научно-популярного истеблишмента. Причем и в части описания ледниковых периодов Земли, и в части причин так называемого глобального потепления. В фильме также приводятся физические причины разворота Гольфстрима.

 

Климатические мифы с полным их опровержением

В целом в области популярного изложения климатологии существует слишком много мифов и откровенных несуразностей, вызванных либо тем, что излагающий не имеет надлежащего (физического, разумеется) образования, либо его ангажированностью. Было бы целесообразно перечислить основные такие мифы и дезавуировать их. Их большое множество, но мы здесь ограничимся шестью.

 

Миф первый. Так называемое глобальное потепление выражается в повышении среднегодовой температуры в среднем по Земному шару (снова в среднем - обратим на это внимание), со временем приведет к установлению экваториального (или тропического - тут псевдо-ученые спорят) климата на большинстве поверхности Земли. Затопление части городов - это мелочи. Но некоторые доходят до прогнозов, что через 150-300 лет климат у нас будет чуть ли не как на Венере. За последние 20 лет среднегодично-земная температура повысилась на 3-4 градуса по Цельсию, что и привело к таянию полярных шапок.

 

Миф второй. Глобальное потепление связано с так называемым парниковым эффектом, который вызван повышением концентрации так называемых парниковых газов, главным из которых является углекислый газ (CO2). Иногда также упоминают метаногидраты, а также другие более экзотические газы.

 

Миф третий. Глобальное потепление носит именно глобальный характер, то есть может вызвать неприятные локальные явления, но год за годом, десятилетие за десятилетием климат на земле будет становиться жарче и жарче.

 

Миф четвертый. Глобальное потепление носит антропогенный характер, то есть вызвано деятельностью человеческой технотронной цивилизации, а именно выбросами углекислоты автомобилями, заводами и фабриками. Отсюда - пресловутый Киотский протокол.

 

Миф пятый. Во всех ледниковых сценариях утверждается, что с установлением ледникового периода солнечные лучи будут отражаться ото льда и снега, и таким образом передача тепла станет невозможна, так что ледниковый период - это надолго именно по этой причине.

 

Миф шестой. Экстремальные погодные явления (снег в Бомбее и Анкаре, -18оС в Баварии, небывалые наводнения в Европе, сменившиеся снегопадами и понижением зимних температур и т.д., но только не -37°С зимой ночью в Москве, конечно!) случались и ранее, совсем недавно, ничего особенного в них нет, так что это не те климатические явления, на которые стоит обращать внимание.

 

Уже из самого изложения мифов видно, что они частично противоречат друг другу (а ведь на них строится вся популярная климатология), но все же рассмотрим их один за одним. Надо сказать, что человеку не ангажированному и обладающему физическим образованием все эти мифы слушать просто смешно. Все эти мифы разбиваются об элементарные физические соображения, а ведь стоит напомнить читателю, что климатология - исключительно физическая наука. У каждого человека своя сфера деятельности, и физиков среди населения земного шара немного, так что оболванить людей мифами несложно, тем более, если мифы эти из года в год повторяют из "ящика" дяденьки с серьезными лицами. Но давайте перейдем к дезавуированию изложенных выше мифов.

Во-первых, нет никаких подтвержденных данных о повышении среднеземной, тем более среднегодовой температуры. Кстати, интересно, как измеряли среднеземную температуру? Мне представляется, что гораздо точным индикатором будет пресловутая средняя температура по больнице. Но если уж рассматривать именно температуру, то, как мы видим, в Северном полушарии как раз все происходит с точностью до наоборот. Единственное, что является установленным фактом, так это таяние полярных шапок Земли, но это скорее свидетельствует в пользу постоянства среднеземной температуры. Мы здесь имеем дело с так называемым фазовым переходом (переходом воды из одного агрегатного состояния в другое), в нашем случае из воды в лед и обратно. Фазовый переход - хитрая штука. Практически вся энергия тратится не на повышение температуры, а на сам фазовый переход. Уже очень давно человек придумал бросать кубики льда в стакан с виски, коктейлями и другими напитками. Как только устанавливается термодинамическое равновесие, как бы жарко ни было, температура напитка останется прежней пока весь лед в стакане не растает. Поток термической энергии, направленный на напиток, повлияет лишь на скорость таяния льда, но никак не на температуру напитка. То же самое происходит в северном и южном полушарии с полярными ледяными шапками. Стало быть, речь не может идти о повышении температуры. Таяние полярных шапок свидетельствует лишь о том, что некий физический процесс привносит дополнительную энергию по меньшей мере в область полюсов Земли.

Сразу же заметим себе, что, во-первых, отколовшиеся от полярных шапок "кубики льда" - айсберги - охлаждают океан к югу и к северу от полюсов, а во-вторых, в океан при таянии полярных льдов с севера и юга в мировой океан поступает большое количество пресной воды (океан соленый, а полярные шапки состоят из пресной воды).

Кстати, совсем недавно климатологи "киотской" школы вынуждены были признать, что потепление на Земном шаре пока не достигло еще даже двух градусов, и они не могут объяснить "потепление". Менее радикальные климатологи, в частности, сотрудники Росгидромета и НАСА, считают потепление в 3-5 градусов (на самом деле, в популярном изложении снова поменяны местами причина и следствие, следует говорить о сдвиге энергетического баланса, который мог бы в течение нескольких десятков лет привести к повышению температуры на 3-5 градусов вблизи полюсов Земли) действительно проблематичным только потому, что в этом случае очень быстро растают полярные шапки, совсем растают, а это уже не шутки. Но они его не ожидают.

Во-вторых, ни так называемый парниковый эффект (который действительно наблюдается кое-где, например, на Венере в весьма специфических условиях), ни, тем более, углекислый газ, никоим образом не могут повлиять на энергопроцессы на Земном шаре. Это не просто смешно взрослым людям с естественнонаучным образованием, это смешно даже школьникам девятых классов общеобразовательной школы. Что говорят нам по поводу роли углекислоты в формировании парникового эффекта? Молекулы углекислого газа и некоторых других газов в силу своего строения и квантовых свойств не могут поглощать излучения высокочастотного спектра и свободно пропускают его, однако поглощают инфракрасную часть спектра солнечного излучения. Дальше следует шулерское передергивание карт: поскольку инфракрасное излучение - "тепловое", стало быть, идет накапливание тепла в атмосфере Земли.

Последнее утверждение попросту неверно. Энергия излучения прямо пропорциональна четвертой степени частоты излучения, стало быть инфракрасная часть спектра обладает весьма низкой энергией по сравнению с той же ультрафиолетовой и той частью спектра, которая является видимым светом. Но даже если впопыхах слепленная легенда о роли поглощения инфракрасного излучения углекислым газом верна, то все равно парниковый эффект на Земле невозможен. Углекислого газа в атмосфере содержится доли процента, и поэтому любое существенное воздействие на энергетический баланс он осуществить не может, даже если его концентрация возрастет в десять раз (а не на проценты, как говорят нам сторонники Киотского протокола). Далее, любое увеличение концентрации углекислоты и даже мифических метаногидратов в атмосфере Земли немедленно приведет к усилению естественного процесса поглощения "парниковых газов" растительностью материков и водорослями Мирового Океана, ведь они - часть их "рациона питания".

Наконец, общая масса атмосферы Земли слишком мала по сравнению с массой материков и Мирового Океана (я уже оставляю за скобками толщу Земли), чтобы даже всеми 100% перебороть термический эффект поверхности Земли, не говоря уже о той энергии, которая приносится на Землю с солнечным излучением. Напомню: речь идет о десятой доле процента состава атмосферы! Каждый из Вас наверняка хоть раз видел садовый парник. Попробуйте увеличить в нем температуру, перекрыв полиэтиленом меньше процента его внешней поверхности. Представили себе картинку?

Мне возразят, что парниковый эффект - хорошо изученное явление и ярким его примером является планета Венера. Верно. Но следует понимать, что у Венеры совсем другой состав атмосферы, атмосферное давление там в 100 (!!!) раз больше, чем на Земле. Венера характеризуется плотной и глубокой облачностью, которая и является поверхностью эдакого планетарного парника. В этой самой облачности действительно высоко содержание тех газов, что сейчас называют парниковыми (кстати, именно, при исследовании Венеры, этот термин и появился). На Венере всегда облачно, причем везде, облачность глубока и имеет совсем другой состав, чем на Земле, наконец, на Венере нет жизни, которая поглощала бы "парниковые газы" и нет Мирового Океана, который мог бы перераспределять тепловую энергию на поверхности. При всем при этом высокая температура на поверхности Венеры в гораздо большей степени определяется ее большей близостью к Солнцу. И ведь температура Венеры не повышается за всю историю наблюдений, несмотря на высокую концентрацию "парниковых газов"!

Атмосфера же Земли имеет сложную структуру, но очень простой состав. Основу атмосферы составляют азот (N2) и кислород (O2), остальные газы делят между собой меньше процента. Углекислый газ (CO2) по своему молекулярному весу гораздо тяжелее, так что его концентрация уже на высоте в несколько сот метров (там, где формируется первый слой облачности) практически в два раза ниже, чем у поверхности, так что никакого парника создать он не может, даже если бы пресловутый парниковый эффект на Земле и работал.

В-третьих, атмосфера Земли чрезвычайно прозрачна для всевозможных излучений, могущих переносить тепловую энергию к ее поверхности, и значительная часть тепла Земли связана с собственной термальной активностью Земли. На высоте в десять километров температура атмосферы составляет уже около -50 градусов, а на высоте 15-20 километров уже -100. И это абсолютно никак не зависит от географических координат места измерения температуры. Таким образом, за пределами тонкого приповерхностного слоя тропосферы (нижней части многослойной атмосферы Земли) температура относительно глобальна и равномерна. Но в приповерхностном слое, где мы с вами все и живем, дело обстоит совсем не так. И связано это прежде всего с тем, что теплоемкость и суммарная энергия материков и Мирового Океана значительно больше, чем атмосферы, а в Мировом Океане происходят сложные процессы, и процессы эти в основном и определяют климат тех или иных регионов Земли.

Климатологи и синоптики уже пять-семь лет очень интенсивно занимаются так называемым даунскейлингом, т.е. изучением климата и составлением прогнозов на основе данных для небольших регионов, характеризующихся специфическим набором климатических параметров. Климатологический даускейлинг возник именно потому, что стал очевидным тот простой факт, что в каждом регионе Земли климат меняется по-своему, и векторы изменений зачастую направлены в разные стороны.

Совершенно безосновательным и противоречащим физической картине мира является также аргумент об антропогенном характере глобального потепления, да и любых климатических изменений вообще. Человечество, хотя и "преуспело" в загрязнении окружающей среды в отдельных местах Земного шара, создало совершенно особенные гео- и биофизические объекты, такие как крупные города, но вклад его в общий энергетический и химический баланс Земли ничтожен. Прежде всего, это связано с тем, что человеческая техника по используемой и выделяемой энергии никоим образом не может соперничать ни с Мировым Океаном, ни, тем более, с Солнцем.

В свое время нас пугали другим "антропогенным кошмаром", вспоминать о котором сейчас как-то неловко. Якобы аэрозольные баллончики быстро разрушают озоновый слой Земли. Тогда все верили в это. Так называемая озоновая дыра стремительно расширялась над Антарктидой и над некоторыми другими точками Земли. Что случилось следом? Озоновые дыры стали стремительно затягиваться еще до того, как рост производства аэрозольных баллончиков стал хотя бы замедляться. Люди с естественнонаучным мышлением уже тогда покатывались со смеху. Даже если газы из аэрозольных баллончиков и в состоянии достигнуть высот, на котором располагается озоновый слой планеты, и произвести описывавшийся нам тогда эффект (описывавшийся, надо сказать, как и теперь парниковый, весьма смутно), то, позвольте, сколько же нужно было баллончиков, чтобы эффект приобрел всеземной характер? Тогда эти вопросы как-то не принято было задавать. Но вот из озоновой антропогенной катастрофы вышел натуральный пшик. Экологи, "киотцы", политики и пропагандисты, как правило, не имевшие физического образования, смущенно кашлянув, замолчали. Теперь дело и вовсе замяли. А ведь с так называемым глобальным потеплением и парниковым эффектом дело обстоит ровно точно так же, если только не более гротескно.

Чтобы стало окончательно ясно, что антропогенным фактором в климатических вопросах и не пахнет, зададимся вопросом, каково соотношение и теплового излучения (поглощения, переноса и проч.), и выработки углекислого газа с его мифической парниковой ролью природными и искусственными объектами. Первая же весьма грубая оценка по порядку величин ставит точку в данном вопросе. Все заводы, газовые факелы и автомобили - ничто в сравнении с ежегодными лесными пожарами в Америке и Австралии, извержениями вулканов как на поверхности континентов, так и на морском дне. Напомним еще раз читателю, что, если рассматривается роль двуокиси углерода, то речь идет о предполагаемом повышении на несколько процентов концентрации газа, который сам составляет меньше процента в атмосфере Земли.

Энергетическую же составляющую (непосредственное нагревание технической цивилизацией атмосферы) и вовсе смешно принимать в расчет. Приведем лишь один из множества характерных примеров. Всем хорошо известно, что геотермальная аномалия Камчатки создала на этом полуострове неповторимую микроклиматическую зону. Известно ли что-либо подобное в индустриально развитой Сибири или, например, юге Финляндии? Даже так называемые тепловые шапки городов, действительно вызванные деятельностью человека, не влияют в целом даже на местный климат. Но и камчатская геотермальная аномалия, хотя и является климатообразующей, оказывает лишь локальный эффект, несмотря на то, что по своей мощи она превосходит всё, что человек в состоянии выдать на гора в плане тепловой энергии.

Что касается ледниковых периодов в жизни Земли, то здесь, несмотря на очевидность самого факта наличия в истории планеты по меньшей мере двух таких периодов, до сих пор нет полной ясности и согласия между учеными, занимающимися данным вопросом, о причинах наступления и отступления льдов. Ясно, что последний ледниковый период был очень давно и длился очень долго. Непонятно вот что. В популярном изложении образовавшийся на поверхности Земли лед отражает солнечные лучи, что делает невозможным их таяние и блокирует потепление. Этот столь уверенно рассказанный нам механизм, однако, почему-то совершенно не работает при смене времен года. Льды и снега тают каждую весну, и от очередного мифа не остается и следа. А ведь таяние происходит по простой причине, которая известная нам со средней школы. Земная ось наклонена по отношению к плоскости орбиты вокруг Солнца, и как только наша планета подходит к определенному месту своей орбиты, так что солнечные лучи начинают светить на то или иное полушарие прямо, а не вскользь (как это происходит зимой), солнечная энергия без труда расправляется со льдом и снегом.

Многовековые ледники естественным и понятным образом образуются только на полюсах Земли. Таким образом, для наступления ледникового периода требуется явление или астрономического масштаба (изменение наклона земной оси, изменение самой орбиты Земли, заметное изменение солнечной активности), или всепланетного (перемещение материков, сдвиги земной коры как целого и проч.). С позволения читателей я не буду здесь рассматривать изящный ход создателей кинофильма "Послезавтра", благодаря которому им удалось довольно правдоподобно (но, конечно же, совершенно невероятно) отработать гипотезу о практически мгновенном наступлении глобальных климатических изменений. Снимался фильм-катастрофа, требующий динамичного развития событий, и советник по науке честно и добротно отработал свой хлеб.

 

Что на самом деле происходит с Евразией

В последнее время, когда действительно серьезные климатические изменения в Европе и на северо-востоке США стало невозможно не замечать, самыми популярными темами в СМИ, наряду с локальными вооруженными конфликтами и официальной хроникой, стали рассуждения о том, что, якобы, никогда в России таких зим раньше не было и, наоборот, что, якобы, все происходящие в Европе и прилегающих к ней регионах климатические события не раз случались раньше. Первое утверждение уже было нами опровергнуто, а вот второе требует более детального рассмотрения. Я соглашусь с тем, что такие климатические условия, в особенности зимние, в Европе и на Северо-востоке США (то есть там, где климат максимально зависит от Гольфстрима) уже были. Да, были. Вопрос, когда. Вопрос также в том, что означали такие климатические условия для Европы. Однако с абсолютной уверенностью можно говорить о том, что в последние 100 лет ничего подобного не случалось столь систематически и с такой нарастающей динамикой.

Срок в 100-200 лет, с одной стороны, не такой уж большой, чтобы до нас не дошли достаточно хорошо задокументированные и описанные сведения о климате Европы, но, с другой стороны, 200 лет назад никто всерьез не занимался ни синоптикой, ни климатом, ни уж, тем более, его динамикой. Поэтому искать данные следует в свидетельствах очевидцев и даже художественной литературе. И мы находим их множество. Тем, кому сейчас от двадцати восьми до пятидесяти просто не могли миновать в детстве знакомства с замечательной книгой писательницы Мери Мейп Додж "Серебряные коньки". Европейская зима, описанная в этой книге (да еще с подробной картой путешествия голландских мальчиков), сегодня кажется совершенно невероятной. Еще три-четыре года назад даже в Финляндии зимой замерзший водоем, вполне безопасный для катания на коньках, на широтах южнее Тампере (возьмите еще раз карту и посмотрите, где это!) можно было встретить не каждый год. Сохранились свидетельства, что в 1709 году в Париже в январе несколько дней держались морозы в минус 25 градусов. Найти подтверждения когда-то более холодных зим в Европе в литературе и исторических источниках можно еще много, но для нас сейчас важно зафиксировать мысль, что последние примерно 100 лет зимние температуры в Европе были значительно выше, чем раньше и чем, судя по всему, будут уже через 7-10 лет.

Зафиксируем также и то обстоятельство, что сейчас нет никаких сомнений в том, что связана смена климата прежде всего с изменениями в характере и географии распространения Северо-Атлантического течения, в свою очередь разворачивающегося из-за таяния северной полярной шапки, поскольку происходит опреснение воды в северной Атлантике, а это не дает возможность течению распространятся столь далеко, как ранее. Это непосредственная причина, однако, спусковым механизмом похолодания в Европе могли быть и прецессия земной оси, и периодические изменения солнечной активности, и даже: само Северо-Атлантическое течение, участвующее в своеобразном климатическом процессе автоколебаний. Мы выскажем эту гипотезу ниже, а сейчас сосредоточимся на очень кратком изложении физической картины климата Северного полушария.

Как уже говорилось выше, смена времен года в Северном и Южном полушарии происходит из-за наклона земной оси относительно плоскости орбиты Земли вокруг Солнца. Проходя по орбите вокруг Солнца, Земля как бы подставляет Солнцу то одно полушарие, то другое. При этом экваториальная зона получает примерно постоянное количество солнечной энергии круглогодично, а тропические области, к северу и югу от экватора, получают попеременно максимальный поток солнечной энергии. В Северном полушарии за счет вращения Земли и указанного выше распределения потока солнечной энергии образуются два важнейших климатообразующих процесса.

Первый относится к воздушным массам. В Северном полушарии на климат огромное влияние оказывают два огромных постоянно действующих антициклона, которые называют также барическими максимумами или воздушными башнями. Первая воздушная башня - полярная, она располагается над северной полярной шапкой Земли. Ее размеры и положение достаточно стабильно и даже мало зависит от незначительных колебаний солнечной активности, поскольку в полярных областях Земли солнечные лучи лишь вскользь касаются поверхности планеты. Вторая воздушная башня располагается над областями, занятыми Сахарой и Аравийской пустыней, и называется затропическим максимумом. Эта воздушная башня не так стабильна, как полярная. Ее нижние области постоянно размываются из-за нагревания поверхности Земли. Кроме того, эта башня постоянно пульсирует и передвигается то к северу, то к югу. О причинах миграции и пульсаций затропического барического максимума нет единого мнения. Основной версией считаются малые изменения солнечной активности, однако есть обоснованные предположения о наличии и других причин. Положение и состояние затропической полярной башни весьма важно для климата Северного полушария, от Европы до азиатских степей, поскольку они определяют интенсивность, направление и широту распространения атлантических циклонов на Евразию.

Второе явление - образование и распространение теплых течений как в Атлантике, так и в других частях Мирового Океана. Главным теплым течением и совершенно замечательным геофизическим явлением является система Большого Гольфстрима. Из северных и южных тропических областей так называемыми пассатными течениями теплая вода из приповерхностного слоя Атлантического океана нагоняется в экваториальную область, откуда, используя Мексиканский залив как своеобразную катапульту, устремляется к северо-восточному побережью Северной Америки, а также в сторону Африки и далее - на север, вдоль Африканского континента, затем вдоль атлантического побережья Европы.

Перемещения с севера на юг и пульсации затропической воздушной башни хорошо известны геофизикам, климатологам и даже историкам. В XX веке затропический максимум достаточно быстро и далеко продвинулся на север, в результате чего регулярные западные циклоны в Европе отодвинулись на север. Это произошло всего-навсего в течение трех-четырех десятилетий. Это хорошо задокументированный факт, а вот что дальше происходит с затропической воздушной башней, широкой общественности не рассказывали. А вокруг состояния Гольфстрима до самого недавнего времени сохранялось не просто фигура умолчания, а в точном смысле слова информационное табу. А ведь ничто так не влияет на климат Европы, как это течение. В середине прошлого столетия отклонения температуры воздуха от средних широтных величин в январе достигали в Мурманске более 11 градусов, а в Норвегии аж 15-20 градусов! Южнее и дальше вглубь континента эта цифра отклонения чуть ниже - от 5 до 7 градусов. Однако это только средние широтные величины. Не стоит забывать, что с уходом Гольфстрима Европа останется во власти морского климата, когда в зимние месяцы рядом будет не теплый Гольфстрим, а холодный океан. Кроме того, судя по тому, как широко распространился сибирский антициклон этой зимой, произошли очередные изменения в состоянии затропической воздушной башни, так что "экспорт холода" в Европу возможен теперь не только со стороны океана.

Судя по структуре циклонов, проходивших этой зимой по Европе, красные стрелки, известные каждому со школы, расположены на физической карте мира вовсе не так, как нам было привычно видеть. Основные массы теплой воды Северо-Атлантического течения разворачиваются сейчас не севернее Ирландского острова, и точка разворота продолжает смещаться к югу.

Как следствие, становятся ниже зимние температуры в Европе, а в европейскую часть России (некоторые эксперты, полагают, что и дальше Урала) возвращается резко-континентальный климат, который, отметим, является своего рода климатической нормой для России.

Помимо перипетий вокруг нефти и газа, от галопирующих цен до войн за природные углеводороды, серьезно встает вопрос готовности населения и инженерной инфраструктуры стран, которые затрагиваются климатическими изменениями. Что касается нашей с Вами страны, то, как бы ни преуспели горе-реформаторы с развалом промышленности группы А, она в целом готова к тем зимам, которые возвращаются на ее территорию. Только вредительство и ложь может подорвать эту готовность, несмотря на износ техники. Заявление г-на Чубайса о том, что -25°С - это критичная для России температура было бы очень смешным, если бы не влекло за собой грустных последствий. Чубайс сыпал цифрами, рассчитанными исключительно на обывателей. Например, "великий менеджер" заявил, что этой зимой в Москве, в период самых сильных холодов, побит абсолютный рекорд нагрузки на электросети: 146 тысяч мегаватт. Приведу другую цифру: 187 тысяч мегаватт. Такова была нагрузка зимой 1983 года, причем держалась она более двух недель. Кроме того, по данным Мосэнергосбыта, сегодня реализуется промышленной энергии 45% от уровня 1989 года, а бытовое потребление, возросшее из-за увеличившегося количества жилья в столице, дал прирост всего в 10%. Так в чем же проблема? Боюсь, только в г-не Чубайсе и иже с ним.

Европа в том виде, в котором мы ее знаем сегодня, формировалась технологически и экономически именно в период благоприятного климатического периода. Это отдельная тема, но совершенно очевидно, что инженерная инфраструктура Европы совершенно не готова к похолоданию. Кроме того, Европа практически полностью лишена естественных энергетических ресурсов. Именно эти факторы и будут определять взаимодействие Европы с Россией, Туркменистаном, Ираном и другими государствами в ближайшее время. Все остальные факторы надолго отходят на второй план.

 

Что на самом деле происходит с Северо-атлантическим течением

В заключение сформулируем физическую гипотезу потепления-похолодания, которая хорошо объясняет периодичность климатических изменений в Северном полушарии. Гольфстрим переносит к северной полярной шапке достаточно энергии, чтобы подтапливать ее. Полярная шапка тает, вода далеко к югу от северного полярного круга охлаждается, в океан поступает большое количество пресной воды, и Гольфстрим оттесняется к югу, все дальше и дальше, видимо, вплоть до Гибралтарского пролива. Это приводит к охлаждению в Северном полушарии, в частности, к вымерзанию воды вблизи Северного полюса, восстановлению и даже большему разрастанию полярной шапки. Вода становится более соленой, что, вкупе с градиентом температур между приэкваториальными и приполярными водами, способствует новому разворачиванию Северо-атлантического течения далеко на север. Такое разворачивание вновь приведет к таянию Северной полярной шапки, и процесс повторится снова. Это всего лишь гипотеза, однако, всякий физик знает, что, стоит запустить подобного рода процесс автоколебаний, он будет протекать без затухания, ибо будет подпитываться постоянным потоком энергии, в данном случае - Солнечной. Иными словами, если в Европе 100, 200 или 300 лет было холоднее именно благодаря более южному расположению Гольфстрима, то с высокой степенью вероятности так все и происходит в действительности.

Если не произойдет никаких маловероятных событий, как правило, описываемых в голливудских блокбастерах и весьма плохо пошитых белыми нитками статьях, то никакой ледниковый период, конечно, нам не грозит. Мы, Россия, возвращаемся к своей континентальной климатической норме, а Европе предстоит настоящая зима, которой там пугают детей, с эпитетами "сибирская" и "русская". У России достаточно полезных ископаемых, мирных ядерных технологий и наработок в области инженерной инфраструктуры, чтобы стать главной супердержавой, в том числе и экономически, Евразии. Вопрос только в том, будет ли наша власть, в особенности нынешняя, пользоваться теми преимуществами, которые естественным образом идут в руки нашим согражданам.

 

"Агентство Политических Новостей"

http://www.apn.ru/publications/article9698.htm

 

                                                                                                                                            


      Отправить сообщение admin@intellectual.org.ua с вопросами и замечаниями об этом веб-узле.  По вопросам размещения материалов: - направляйте Ваши   материалы и письма по адресу: redaktor@intellectual.org.ua  

 БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ ФОНДА ВЕТЕРАНОВ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ: тел. 8 (067) 404-07-24  e-mail:  rass@intellectual.org.ua