В.С. ОВЧИНСКИЙ – доктор юридических наук, советник председателя Конституционного суда РФ, генерал-майор милиции (в отставке), член редакционного совета журнала «Россия в глобальной политике».

 

НОВЫЙ МИРОВОЙ БЕСПОРЯДОК И ЕГО АРМИИ

 

К началу XXI века в сознании политиков, ученых, военачальников сложилось устойчивое представление о том, что человечество пришло к Новому мировому порядку, фундаментом которого является военное превосходство Соединенных Штатов и их пренебрежение к действующей с XVII столетия Вестфальской системе государственных суверенитетов.

 

ВМЕСТО СОЗИДАНИЯ

 

После 11 сентября 2001 года американские специалисты не покладая рук выявляют слабые места в военных и разведывательных системах США и конструируют все более изощренные средства ведения боевых действий в войнах нового поколения с любым противником, будь то враждебная держава или незримые террористические сети. Совершенствование технологий в сочетании с доминированием в информационном пространстве создает у американцев впечатление незыблемости Нового мирового порядка.

По словам его архитектора – президента США Джорджа Буша-младшего, благодаря американскому лидерству в деле противодействия терроризму и тирании мир стал более безопасным, чем в ХХ веке. Но многие ученые из разных стран, принадлежащие к различным школам и придерживающиеся разных убеждений, оценивают достигнутые результаты иначе. Например, американский футуролог Брюс Стерлинг метко окрестил ситуацию Новым мировым беспорядком.

Понять «логику» этого беспорядка призваны появляющиеся сейчас новые концепции мироустройства. Так, согласно теории «вихревой глобализации» (Олег Доброчеев), Новый мировой порядок больше похож не на устойчивый однополярный мир, а на социальный смерч, в эпицентре которого – видимая стабильность, а на периферии – масштабные разрушения. Спокойствие в США, государстве – лидере Нового мирового порядка, достигается за счет нарастания кризисов на периферии.

Американский исследователь Фрэнсис Фукуяма справедливо замечает, что главной проблемой победителей в войнах нового поколения становятся вопросы национально-государственного строительства в «побежденных» странах. Причем практически каждый раз оказывается, что планы подобного строительства либо вовсе отсутствуют, либо не выдерживают испытания реальностью.

Но может быть, стратегии национально-государственного строительства не существует потому, что конструкторы Нового мирового порядка в нем просто не заинтересованы? А хаос (или управляемый хаос) на определенных территориях предпочтительнее, чем обещанная демократия (или управляемая демократия)?

Парадокс нашего времени заключается в том, что строить демократию на руинах Багдада, Кабула, Грозного – дело почти безнадежное или, во всяком случае, слишком долгое и хлопотное. Оно требует высокой моральной чистоты, а также строго подсчитанных и подконтрольных официальным органам финансовых средств. А вот поддерживать хаос проще да и прибыльнее. Финансовые потоки образуются за счет наркобизнеса, теневой экономики и обычной уголовщины, торговли оружием и людьми. Например, бойцы Освободительной армии Косово и чеченские боевики наладили эффективные системы сбора «революционного налога» с предпринимателей – членов своих диаспор.

 

НЕЗРИМЫЕ МЕНЕДЖЕРЫ БЕСПОРЯДКА

 

На развалинах городов и кишлаков, в горах и пещерах быстро формируются армии нового типа. В отсутствие реальной экономики массам людей, чтобы выжить, остается воевать либо заниматься бандитизмом. Даже там, где территория не обагрена кровью, большинство граждан испытывают глубочайшую фрустрацию из-за того, что не имеют возможности законным путем добиться современных материальных благ.

Российские власти сталкиваются с такого рода проблемами на юге собственной страны. В появившихся на страницах СМИ в июне 2005 года выдержках из доклада полномочного представителя президента РФ в Южном федеральном округе (ЮФО) Дмитрия Козака приводятся красноречивые данные. За последние четыре года помощь из федерального бюджета выросла в 3,4 раза, консолидированные бюджеты регионов – в 2,6 раза. Однако показатель валового регионального продукта ничуть не изменился: он в два раза ниже, чем в среднем по стране. Увеличилась только безработица – в 1,6 раза. В то же время валютообменных операций, например, в Дагестане совершается больше, чем в других регионах страны. И количество автосредств из расчета на тысячу жителей на Кавказе тоже выше, чем в среднем по России. Это логично, ибо 26 % всей экономики ЮФО составляет теневой, криминальный сектор. (В Дагестане – вообще 44 %, а среднестатистический показатель по России – 17 %).

Деньги «хаотично распыляются». «Произвол властей порождает у большей части населения социальную апатию. Во многих субъектах Федерации власть не имеет существенной опоры». Полпред прогнозирует резкий рост радикализма и экстремизма, увеличение разрыва «между конституционными демократическими принципами и реально происходящими процессами». В итоге это «может привести к появлению макрорегиона общественно-политической и экономической нестабильности», включающего все кавказские республики и часть Ставропольского края. События в Нальчике в октябре 2005 года делают прогноз полпреда еще более реальным.

Почему процесс становления «подразделений» Нового мирового беспорядка происходит так стремительно? Управлять зарождающимся деструктивным процессом всегда пытаются две силы – мафиозные структуры и спецслужбы. Для профессионалов в области безопасности нет большого секрета в том, что, как правило, лидеры неформальных армий – Усама бен Ладен, Шамиль Басаев, палач хорватов и косовских албанцев Аркан (Желько Ражнатович – командир сербской военизированной группировки, действовавшей в Хорватии, Боснии, Косово; убит в 2000-м в ходе мафиозной разборки. – Ред.), руководитель турецкой правоэкстремистской организации «Серые волки», наркоторговец и суперагент Абдулла Катли и другие – порождение противоестественного союза мафии и тех, кто призван с ней бороться.

О подобных командирах армий Нового мирового беспорядка нередко говорят как о вышедших из-под контроля агентах спецслужб. Но что значит «вышел из-под контроля»? Может быть, изменились формы и цели контроля? Или агент поменялся местами со своим контролером

Похоже, что терроризм, проявляющийся в виде массовых убийств и действий по захвату заложников, – это только инструмент в руках трех игроков: спецслужб, мафиозных структур и взращенных ими армий Нового мирового беспорядка. У каждого из них существует сеть заказчиков, которые ставят перед собой политические, экономические, идеологические, религиозные либо чисто криминальные цели. Часто одни игроки являются заказчиками других.

В целом ряде сфер преступного бизнеса три указанных игрока просто не имеют возможности действовать друг без друга. В первую очередь это относится к незаконной торговле оружием. В 2005 году в мире, по оценкам различных экспертных структур, насчитывалось более 500 млн единиц стрелкового оружия и легких вооружений, причем около 60 % из них – незаконные. Стрелковое оружие использовалось во всех 49 крупных конфликтах последних лет в разных точках планеты, в результате чего погибло более 4 млн человек. Осуществлять экспорт и реэкспорт оружия в таких объемах способны только армии Нового мирового беспорядка в содружестве со спецслужбами и мафией.

Иногда происходит полная трансформация спецслужб, их диффузия в мафиозные структуры. Так, например, случилось в середине 1990-х в Турции, когда в ходе «турецкого Уотергейта» выяснилось, что особый отдел Министерства обороны и отряд специального назначения этой страны, по сути, превратились в криминальные подразделения. Этот скандал привел к падению правительства, которое возглавляла премьер-министр Тансу Чиллер.

Любой человек, знакомый с реальными механизмами современной действительности, понимает, что бороться со злом в «белых перчатках» невозможно. Но история не раз доказывала: порой сами средства борьбы со злом, равно как и люди, их применяющие, становятся для граждан своей страны, а в ряде случаев и для всего человечества, намного опаснее тех, кому они противостоят. Способны ли вообще современные национальные и наднациональные силовые структуры сколько-нибудь эффективно бороться с мафией и армиями Нового мирового беспорядка?

После 11 сентября 2001 года в Соединенных Штатах в соответствии с известным документом «Патриотический акт» были заблокированы активы физических и юридических лиц (в том числе лидеров таких террористических организаций, как «Аль-Каида», ХАМАС, «Хезболла», «Исламское движение Восточного Туркестана», ЭТА и другие) на общую сумму около 300 млн долларов. (Счета же многочисленных «благотворительных» фондов Саудовской Аравии, причастных к трагическим событиям 11 сентября, заблокированы не были.)

На фоне показателей, зафиксированных до 11 сентября 2001-го, эти цифры представляются солидными, но в сравнении с реальными активами, находящимися в руках армий Нового мирового беспорядка, – мизерными. Ведь только ежегодные доходы от наркобизнеса, которые в полном объеме используются этими армиями, составляют сотни миллиардов долларов. После разгрома талибов объемы наркотиков, поступающих из Афганистана в Европу, Россию, США и Азию, увеличились в 25 раз. Иными словами, многие полевые командиры (они же лидеры армий Нового мирового беспорядка) руками Соединенных Штатов устранили своего главного конкурента – талибов и перераспределили между собой маковые поля и героиновые лаборатории. В геометрической прогрессии растут и доходы от торговли оружием, незаконной иммиграции, проституции, производства контрафактной продукции.

 

«ВТОРОЗДАННЫЙ» ХАОС

 

В 2005 году опубликован подготовленный по заказу ЦРУ доклад Национального разведывательного совета США «Контуры мирового будущего (доклад по «Проекту-2020)». В подготовке этого документа с конца 2003-го принимали участие более тысячи экспертов из Соединенных Штатов и других стран, а также ряд крупнейших исследовательских корпораций, в частности RAND Corporation. Как утверждают авторы доклада, в ближайшие 15 лет мир столкнется с серьезными внешнеполитическими проблемами, которые станут существенно отличаться от нынешних.

Превращение Китая и Индии в новых крупнейших глобальных игроков будет напоминать подъем Германии в XIX столетии и Америки в начале ХХ века. К 2020 году ВВП Китая превысит ВВП каждой из развитых стран Запада за исключением США. ВВП Индии превысит соответствующий показатель европейских экономик или максимально приблизится к нему.

Вместе с тем ближайшие 15 лет станут, согласно докладу, периодом «всеобъемлющей ненадежности». Возможен рост числа внутригосударственных и региональных конфликтов, в результате чего будет потерян эффективный правительственный контроль над обширными территориями и их населением (Центральная Азия, Кавказ, пограничные районы Индии и Пакистана). Вероятно замедление процесса демократизации в России, Центральной Азии, Африке, Юго-Восточной Азии.

Террор приобретет еще более опасные формы – например, не исключено проведение терактов с применением биологического оружия. Произойдет слияние радикальных исламских движений, подобных «Аль-Каиде», с местными сепаратистскими движениями; наладится тесная взаимосвязь между террористами и организованной преступностью.

 

«АЛЬ-КАИДА» ПРАВИТ БАЛ?

 

Искать будущий источник «всемирного зла» нет нужды: в «Контурах мирового будущего» данная роль отводится все той же «Аль-Каиде». (Примечательно, что послом Саудовской Аравии в Вашингтоне назначен принц Турки аль-Фейсал. Создатель саудовской разведки пользовался начиная с 1978-го «услугами» бен Ладена, которому было поручено организовать на деньги ЦРУ и саудовских спецслужб вербовку и отправку в Афганистан моджахедов.)

Видеть «Аль-Каиду» за любым актом терроризма удобно. Выступая с докладом на заседании национальной комиссии по расследованию событий 11 сентября 2001 года, Марк Сейджмен, бывший резидент ЦРУ в Афганистане, вербовавший первых членов «Аль-Каиды», а ныне известный социолог, автор книги «Сетевые структуры терроризма», выделил основные, по его мнению, черты «Аль-Каиды». Эта организация развивается самопроизвольно. Централизованная вербовка новых членов, судя по всему, не проводится: сеть пополняется за счет молодых людей, которые сами стремятся стать членами организации. Она структурируется вокруг популярных личностей, выступающих в роли «ядер»; к последним примыкают «узлы» – отдельные члены или группировки, деятельность которых имеет более обособленный характер. При этом, как утверждает Сейджмен, прозелитизм «Аль-Каиде» не свойствен.

Между тем данные спецслужб многих стран, в том числе и России, говорят об обратном: о скоординированной, эшелонированной, хорошо организованной экспансии, о нескрываемом прозелитизме со стороны радикального исламизма, под флагом которого как раз и действует «Аль-Каида». Эти качества проявились во время вышеупомянутых событий в Нальчике.

Идеологи и «менеджеры» управляемого хаоса стараются вбить в массовое сознание тезис о том, что «Аль-Каида» вездесуща и ею никто не управляет. Ввиду такого психологического «привыкания» к управляемому хаосу любые контртеррористические усилия окажутся заблокированы. Для России управляемый хаос может обернуться потрясениями даже более тяжелыми, чем последствия развала СССР.

Возможный пожар на Северном Кавказе (репетиция которого прошла в Нальчике), мятежи в исламских регионах, что в центре страны, чреваты реальным распадом России, а значит, и всемирным геополитическим кризисом, проявлением на евразийском пространстве разнообразных форм хаоса вплоть до ядерной.

 

ПАГУБНАЯ БЕЗЫДЕЙНОСТЬ

 

Конец истории действительно наступает, но не в виде торжества всеобщей демократии и либерализма, о чем писал в начале 1990-х годов Фрэнсис Фукуяма. Мировая политика эпохи постмодерна представляет собой эклектическое слияние, казалось бы, несочетаемых явлений: либерализма и тоталитаризма, фашизма и демократии, гуманизма и ксенофобии. Неоконсервативный курс администрации США, в котором глубокая вера в великую демократическую миссию Америки органично сочетается с предельно прагматическими схемами геополитического доминирования, являет собой одно из проявлений этого симбиоза. В целом же Новой мировой беспорядок не имеет идейной базы, то есть системы четко сформулированных взглядов и моральных норм.

В условиях дефицита идеологической мотивации, а также размывания общественной морали спецслужбы часто становятся не субъектом вербовки агентуры для борьбы с деструктивными явлениями Нового мирового беспорядка, а объектом коммерческой вербовки со стороны мафии и идеологической – со стороны политических и религиозных экстремистов. Как образно заметил в одном из своих последних романов Джон ле Карре, когда разведка теряет цели и идеологию, она превращается в машину по торговле наркотиками.

Требуется вернуться к проверенным моральным и идейным основам мироустройства. Чтобы выбить почву из-под ног лидеров армий Нового мирового беспорядка, необходимо устранить ситуацию, при которой далеко не понятно, кто кем управляет, чьи планы реализует, от кого и за что получает деньги. Только так можно ликвидировать барьеры недоверия между спецслужбами и на национальном, и на международном уровнях. Спецслужбы могут иметь доступ к информации партнера, лишь твердо зная, что через пять минут она не окажется в компьютере очередного «атамана» армий Нового мирового беспорядка. Только в этом случае реально всерьез обсуждать предложения о создании неких всемирных центров спецслужб (не путать с действующей системой Интерпола, основывающего свою деятельность на полицейском сотрудничестве), выработать и претворить в жизнь новые принципы обмена информацией.

Конечно, не следует строить иллюзий относительно того, что после полного очищения спецслужб появится возможность обеспечить взаимный неограниченный допуск к их оперативной информации: даже при самом тесном взаимодействии спецслужбы всегда останутся друг для друга объектами потенциального проникновения. Такова логика деятельности этих организаций, тем более в условиях Нового мирового беспорядка. В меньшей степени это касается полицейского сотрудничества, но и у него есть свои «контролеры» в каждой стране.

Процесс внутреннего очищения не надо путать с пропагандистскими акциями против «оборотней в погонах», как это нередко происходит в России. Немало скепсиса вызывает инициатива правительства США, согласно которой американские представители готовы заняться «институциональным реформированием» коррумпированных органов безопасности у партнеров Соединенных Штатов. Из опыта так называемых несостоявшихся государств уже известно: как правило, во главе «реформированных спецслужб-партнеров» оказываются те же лидеры мафии или армий Нового мирового беспорядка (либо их ставленники).

Очищение подразумевает осознание того факта, что в настоящее время реанимируются силы, с которыми насмерть бились спецслужбы цивилизованных стран прошлого века. Происходит реванш идей фашизма, к которым подмешиваются идеи исламизма и новые антигуманные теории. Именно их адепты рвутся к обладанию оружием массового уничтожения и овладению новейшими достижениями в сфере биотехнологий.

Лишь видение реального врага и «чистые» спецслужбы, не вовлеченные в реваншистскую деятельность и не заинтересованные в распространении управляемого хаоса, способны остановить наступление Нового мирового беспорядка.

 

http://www.globalaffairs.ru/numbers/19/5551.html

 

 

                                                                                                                                            


      Отправить сообщение admin@intellectual.org.ua с вопросами и замечаниями об этом веб-узле.  По вопросам размещения материалов: - направляйте Ваши   материалы и письма по адресу: redaktor@intellectual.org.ua  

 БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ ФОНДА ВЕТЕРАНОВ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ: тел. 8 (067) 404-07-24  e-mail:  rass@intellectual.org.ua