В. ДЕМИДЕНКО, кандидат экономических наук

 

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ГЛОБАЛЬНОГО ПОЗИЦИОНИРОВАНИЯ ИЛИ «КАК ПОПАСТЬ В ЗОЛОТОЙ МИЛЛИАРД»

 

Решение задачи достижения реального суверенитета (политического и экономического), для молодого государства – это своеобразная историческая развилка. На «право» пойдешь – в «золотой миллиард» попадешь, на «лево» -- все потеряешь, «прямо» -- останешься, как есть. Выбор направления движения – очевиден, естественно, на право. Однако, вопрос, что есть на самом деле «право» и как туда добраться – порождает жаркие споры и дискуссии политиков, экономистов, партийных деятелей, узких специалистов. Температура которых порой поднимается до таких критических отметок, что снижать их приходится «сознательным и не очень» народным массам, разных цветов и оттенков. В общем-то, естественные процессы для 15-летнего государства. И так же естественно, что эти процессы в нашем, тесно переплетенном, глобальном мире, неуправляемыми никогда не были и не будут, вне зависимости от нашего к ним отношения.

Историческое прошлое, геополитическое положение, экономический и ресурсный потенциалы, отводят нам достаточно скромные возможности для реального управления этими процессами. И тем более актуальным становится вопрос целевого и осмысленного использования имеющихся возможностей. Ключевую роль здесь необходимо отвести позиционированию государства в глобальной мировой системе. Позиционирование, основанное на наших традициях, реальных возможностях и целях, истинных морально-этических ценностях, на понимании сути происходящих процессов, а также видения будущего и своего места в нем. Четко сформулированная и своевременно доведенная мировому сообществу «модель ответа на глобальные вызовы современности» --  это необходимое условие вхождения в сегмент реальных участников глобальных процессов.

Любое позиционирование начинается с оценки внешней среды. Основная черта сегодняшнего ее состояния – продолжающаяся ее глобализация. В первую очередь она проявляется в интенсивной борьбе за установление «управляемого» мирового порядка.

В политическом аспекте – это формирование сферы транснациональной политики, ослабление суверенитета национальных государств.

В экономическом – это формирование сферы транснациональной экономики. Появление и развитие транснациональных корпораций, рост международной торговли; интенсивные массовые миграции трудовых ресурсов.

В культурологическом – это создание мультикультурных сообществ, планетарных СМИ и экспансии западной культуры во все регионы мира.

В основе процессов глобализации лежит капиталистическая модель экономики, функционирующая уже более 500 лет. Она состоит из ядра, приобретающего прибыль, периферии, зоны ее теряющей, и полупериферии, выступающей способом перераспределения мировой прибавочной стоимости. О ее структуре можно судить по следующим характеристикам. Так 1/5 населения Земли использует 85 % планетарных ресурсов. США с 4% мирового населения владеют почти 50 % мирового рынка во многих отраслях промышленности, выбрасывая в атмосферу 23 % мировой эмиссии углекислого газа. Современные центры мировой экономики – США, ЕЭС, Япония производят 72 % мирового ВВП (32 %, 26 % и 12 % соответственно). Доля в мировом экспорте составляет 55,7 %, а в мировом импорте – 61,3 %.

США стали первой страной, ставшей на путь постиндустриального развития (наукоемкая экономика в 2004 году создала 75 % добавленной стоимости в промышленности). Со второй половины 20 века они через совокупный объем производства, внешнюю торговлю, финансовые и инвестиционные потоки формируют мировой хозяйственный и оказывают определяющее влияние на развитие основных тенденций мировой экономики.

Главная из которых – тенденция сближения внутри «ядра». Западная экономика все больше превращается в замкнутую корпорацию, со всеми вытекающими правилами и порядками функционирования. Т.е., нынешняя глобализация предоставляет ее участникам неравные условия. «Мир не интегрируется с учетом интересов всех государств, а по существу, американизируется». Развитию этой тенденции по сценарию стран ядра препятствует дефицит и дисбаланс (производитель-потребитель)  природных ресурсов. Поэтому потребность соотнести неограниченные запросы гедонистского общества Запада с ограниченными ресурсами, сконцентрированными, в основном, на «глобальном Востоке и Юге», определяет модель развития «зоны ядра», основной посыл которой – управляемость, причем в своих интересах, общественного развития. Ее реализация, приводит к размыванию устоев государственно-центристской системы мира. В «Новом американском веке» (как охарактеризовал наступившее столетие 42-й американский президент Клинтон) Соединенные Штаты уже не являются традиционным национальным государством. Америка обретает особый статус, становясь своеобразной страной-системой, чьи интересы имеют выраженную тенденцию к распространению на всю планету. Иными словами, происходит трансформация США в глобальную имперскую структуру. По определению одного из столпов современной геополитики Збигнева Бжезинского: «Америка стоит в центре взаимозависимой вселенной, такой, в которой власть осуществляется через постоянное маневрирование, диалог, диффузию и стремление к формальному консенсусу, хотя эта власть происходит, в конце концов, из единого источника, а именно: Вашингтон, округ Колумбия». Производство «нового американского порядка» (американская неолиберальная модель глобализации), предполагает:

 

-- демонтаж всех крупных государств, не вписывающихся в однополярную систему, потому что они продолжают отстаивать свой национальный суверенитет;

-- организацию такой инфраструктуры власти, которая сводила бы различия внешней и внутренней политики к минимуму, и позволял бы реализовывать приоритеты «мирового гегемона».

 

Плоды такого «управления общественным развитием» наиболее ярко проявляются в зоне «периферии». В свое время в сфере экономики «центр», реализуя стратегию самообеспечения, навязал освободившимся государствам стратегию «узкой специализации». Это привело к тому, что около 100 развивающихся, политически независимых стран с «переходной экономикой» в настоящий момент испытывают замедление темпов экономического развития, стагнацию или спад. Большинство современных развивающихся государств – банкроты. Доходит до абсурда: доход трех богатейших людей Земли равен ВВП 48-и беднейших стран мира. Соотношение уровней доходов 20 % наиболее богатого и 20 %  наиболее бедного населения планеты увеличилась с 30:1 в 1960 г. До 74:1 в 1995 г. И к 2015 г., по прогнозам ООН, достигнет соотношения 100:1.

Следует отметить интересную деталь – хуже всего обстоит в странах, в наибольшей степени интегрированных в глобальную экономику, на условиях, навязанных «центром» как, например, в странах Африки южнее Сахары, где доля экспорта в ВВП составляет 30 % по сравнению с 20 % в индустриально развитых странах.

Новейшей глобальной тенденцией ближайших лет станет формирование группы стран, которые могут попытаться занять некую промежуточную, буферную зону между безнадежно отставшими и ушедшими далеко вперед.

В опубликованном в октябре 2003 г. докладе Goldman Sachs «Бразилия, Россия, Индия, Китай – дорога в 2050», отмечается, что эти четыре страны станут самым привлекательным в мире местом для инвестиций – как прямых, так и портфельных. Прогноз основан на предположении, что нынешние лидеры мировой экономики – так называемая «большая шестерка» (США, Япония, Великобритания, ФРГ, Франция, Италия) – на протяжении полувека будут расти в среднем от силы на 2 % в год. Это позволит Индии к 2032 г. Опередить по объему ВВП Японию, а Китаю – к 2041 г. Обогнать по этому показателю США. Россия, --говорится в докладе, в отличие от Бразилии, Индии и Китая имеет все шансы в обозримом будущем догнать развитые страны не только по размеру экономики, но и по уровню жизни.

Данные конца 2005 г. Также подтверждают прогноз Goldman Sachs. Развитые страны начинают проигрывать инновационную гонку Индии и Китаю! В докладе UNCTAD (конференция ООН по торговле и развитию) установлено, что в 2005-2009 гг. почти две трети (61,8 %) ТНК планируют развивать центры  исследований и разработок в Китае, почти треть (29,4%) – в Индии. Китай опередил по этому показателю США (41,2 %), а Индия – Японию (14,7 %). Россия заняла в мировом «рейтинге» инновационной привлекательности почетное 6-е место. Если к этому добавить тот факт, что основные выявленные запасы минерального сырья находятся вне центров глобализации (в России они оцениваются в 30-40 трлн. $, США – 8-8,5 трлн. $, Китае 6-6,5 $, в Западной Европе – 0,5 трлн. $, Японии – 0,1 трлн. $), то можно предположить, что мы находимся на этапе коренного сдвига в глобальной экономической системе.

Еще одна важная тенденция глобализации – затухание эры «западного уклада» жизни. Жизненный цикл Западной цивилизации достиг своего пика, а демографическая, экологическая и социокультурная его составляющие перешли в фазу стагнации и спада.

Глобальное позиционирование – первый шаг к формированию собственной модели ответа на вызовы современности. От его направления и содержания зависит будущее нашей страны. В каком направлении будем двигаться? В соответствии с «моделью управления ядра» -- вверх по лестнице ведущей вниз? Или будем ориентироваться на новые глобальные тенденции? С выбором задерживаться не стоит. Поскольку массы могут спросить: «А за что, собственно боролись?»

 

                                                                                                                                            


      Отправить сообщение admin@intellectual.org.ua с вопросами и замечаниями об этом веб-узле.  По вопросам размещения материалов: - направляйте Ваши   материалы и письма по адресу: redaktor@intellectual.org.ua  

 БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ ФОНДА ВЕТЕРАНОВ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ: тел. 8 (067) 404-07-24  e-mail:  rass@intellectual.org.ua