М.Дж. Акбар

 

Новые центры силы в эпоху глобализации

 

akbar

М.Дж. Акбар — известнейший индийский писатель и журналист, главный редактор газет The Asian Age и Deccan Chroniсle — изданий общенационального масштаба, выходящих миллионными тиражами, эксперт по вопросам взаимоотношений сторонников ислама и индуизма. Господин Акбар — автор многочисленных работ, посвященных проблемам взаимодействия сторонников традиционных идеологий в Южной Азии, становлению постколониальной Индии как глобального центра силы, истории и современным проявлениям джихада. Тема лекции — «Новые центры силы в эпоху глобализации», лекция прошла 23 октября 2006 г. в Центре делового и культурного сотрубничества Санкт-Петербургского Государственного Университета в рамках проекта ИА «Росбалт" 

 

Прежде всего, я хочу поблагодарить информационное агентство «Росбалт» и Санкт-Петербургский Государственный Университет за предоставленную мне возможность выступить в столь замечательном городе перед такой представительной аудиторией. Для меня большая честь выступать в этом зале, наполненном историческими традициями. Мне кажется, что разница между московским и петербургским университетами заключается в том, что МГУ был создан для того, чтобы воспитывать правителей России, а СПбГУ – чтобы воспитывать людей, которые будут думать о России. У нас такая же разница между университетами Дели и Калькутты. Я представляю университет Калькутты.

Мне очень приятно, что вы воспользовались возможностью прийти на лекцию и подумать о моей стране Индии. Когда Индия и СССР были друзьями, мы были не очень модной страной. Сейчас Индия начинает набирать обороты, наступаёт её черёд в истории. В 1947 году мы были первой страной, которая победила западных колонизаторов и западный империализм. Напомню, что в 1947 году уже два года как существовала Организация Объединённых Наций, сформированная еще в эпоху колониализма.

Сейчас к Индии есть интерес, потому что она рассматривается, как поднимающаяся экономическая держава. Можно выделить несколько этапов экономического развития современной Индии. Начальный этап – этап зарождения, восстановления после последствий колониализма. Как вы знаете, историю пишут победители, поэтому западные колонизаторы пользовались очень хорошей прессой в течение длительного времени. Но мы, кто страдал от колонизации, что для нас всё это означало? Я приведу вам два статистических примера для начала. В 1790 году, когда только начали собирать статистические сведения какого-либо рода, исполнилось 85 лет со дня смерти последнего великого императора. Тогда Индия была одной из самых мощных империй, которые когда-либо существовали в истории. Что это означает?

Экономическая мощность региона, который мы называем сейчас Индией, была не такой большой, как, например, в 1705 или 1706 году. Но всё равно тогда у нас на долю Индии приходилось 23,8% мирового промышленного производства. Все 23% мощностей производственных находились в Индии, а в Китае было 33% всех производственных мощностей. Вместе с Индией у Китая тогда было 54-53% всего промышленного производства в мире. А какова была доля Великобритании в мировом промышленном производстве? Она составляла 1,8%. В 1947 году, когда англичане ушли из Индии, доля Индии в промышленном производстве составляла 1,8%, а доля Британии составляла 23%. То есть, нельзя было изобрести такие красивые цифры, обладающие столь метафорической силой для описания империализма и колониализма. Эти цифры не были специально подготовлены, сманипулированы правительством Индии. Они не были придуманы не для того, чтобы прочитать вам эту лекцию. Эти цифры приводились в замечательной книге Пола Кеннеди «Подъём и падение мировых империй». Вот откуда я взял эту информацию.

Однако для нас колонизация была ещё важней. Она ударила Индию прямо в поддых. Что я имею в виду? Между 1942 и 1945 годом (а мы стали свободными в 1947) в одной индийской провинции – Бенгалии – более трёх миллионов человек умерли от голода. Подумайте об этом! Три миллиона человек умерли от голода! Если бы меня спросили: «От чего ты хочешь умереть: от пули или от голода?», я бы выбрал пулю, потому что голод – очень мучительная смерть, гораздо более жестокая смерть. Я не хочу повторять банальности, но, когда Гитлер убил шесть миллионов человек в газовых камерах, другие люди тоже умирали – и они ничего не могли сделать с этим, им просто не повезло. То, что этот факт известен не так хорошо, как следовало бы, связан с тем, кто пишет историю. Если писать историю точно, Запад должен был бы признать, что нацизм и фашизм не был побеждён англо-американской армией. Он был побеждён сталинским Советским Союзом. И можно это проверить, согласуясь со статистикой. Есть Интернет в каждом университете – посмотрите статистику и выясните, сколько человек погибло в той войне. Есть разные оценки числа погибших советских людей. От 20 до 27 миллионов человек примерно. А сколько британцев погибло? Посмотрите, меньше четверти миллиона. Меньше четверти миллиона британцев погибли в великой войне! Это факты.

Так что для нас в 1947 году первый вызов перед созданием нового индийского государства заключался в том, чтобы положить конец преступному голоду, который тогда царил в стране. Поэтому на первом этапе экономическое развитие Индии продолжалось с 1947 до 1967 года, может быть до 1970 года. На протяжении этого периода были сделаны два очень крупных достижения.

Первое достижение заключалось в том, что мы положили конец зависимости от других стран мира в продовольственном отношении. И это стало основой всего экономического роста, который вы видите сегодня. Пока страна, нация зависит в плане продовольствия от кого-то другого, она никогда не может быть в полном смысле независимой. Свобода должна что-то означать. Свобода должна прежде всего давать вам пищу – иначе она не нужна.

Второе, что мы сделали, – довольно противоречивое достижение: мы заложили основу индустриальной инфраструктуры современного национального государства. Это было сделано путём диверсификации ресурсов, перенаправления ресурсов. Мы создали сталелитейные предприятия, дамбы, ирригационные системы. На этой основе мы хотели построить современную Индию. Джавахарлал Неру, наш первый премьер-министр, назвал сталелитейную промышленность и ирригационные сооружения новыми храмами Индии. Он привнёс новые метафоры в язык описания развития Индии.

Первый этап экономического роста Индии произошёл благодаря инвестициям Индии в безопасность. Пока индийское государство развивалось, вооруженные силы Индии либо находились в состоянии стагнации, либо распадались. Это классическая ситуация. Последствие этого дисбаланса в нашем развитии мы почувствовали в 1972 году, когда мы проиграли войну с Китаем. Это было очень унизительно. Китай нельзя недооценивать, когда дело доходит до его национальных амбиций. У меня не было с этим проблем, если бы я был китайцем. Но, поскольку я не китаец, у меня есть с этим некоторые проблемы. В 1962 году Индия получила очень тревожный звонок. После 60-70-хх годов произошло пробуждение, радикальное изменение ситуации в Индии. Из-за того, что проблемы безопасности стали выходить на передний план, инфраструктура начала развиваться, изменились модели экономического развития в Индии. Экономическое развитие стало стагнировать: у нас было 3% роста в год стандартно, ни больше, ни меньше. Это называлось индийские темпы роста. Люди во всём мире смеялись над нами.

С 1965 по 1971 происходили интенсивные процессы сближения Индии и Советского Союза. Это были уникальные взаимоотношения: военная мощь Индии стала продолжением советской мощи. Все наши самолёты, все танки были из СССР. Индийская экономика стала жертвой этого чрезвычайно государственного подхода, бюрократии, практически всего того, что привело в последствии к распаду Советского Союза. Я могу вспомнить только несколько моделей, которые являются настолько же прогрессивными, как ленинская идея национального государства. К сожалению все они деградировали в то, что мы видели в 90-е годы, из-за отсутствия демографических и экономических свобод. В Индии мы прошли через тот же самый процесс. В то же самое время, когда Советский Союз вошёл в фазу уже окончательного распада, это 1990-91 гг, индийская экономика летом 1991 вошла в такую же точно фазу распада и развала. Я мог бы сказать, и был бы прав, что политическая система Советского Союза обанкротилась. Летом 1991 года индийская экономика тоже официально обанкротилась. Мы должны вложить свои золотые резервы в банк Англии, для того чтобы дать гарантии по кредиту, который нам был необходим для того, чтобы выжить. Это ужасно унизительно для независимой нации, как вы все понимаете.

С 1977 года до 1991 года была вторая фаза развития Индии, когда она поднялась и стала очень мощной военной державой. И Индия осталась очень мощной державой. Но экономика начала проседать и, по сути дела, обанкротилась. В 1991 году прозвенел второй тревожный звоночек – и с тех пор началась эпоха экономических реформ. Одновременно начались постсоветские экономические реформы в России. У нас, к сожалению, нет столько газа и нефти, как в России, так что нам приходилось и приходится как-то перебиваться. Но если вы меня извините, для того чтобы вас разбудить, потому что тенденция к засыпанию на лекциях очень сильна, я расскажу небольшой анекдот. Однажды я читал лекцию банкирам Всемирного банка в Джакарте. Собралось300 банкиров. Мы обсуждали вопрос арабов и нефти. Я им рассказал следующую историю. Появилось свидетельство того, что нефть не только их бог, но и того, что имя этому богу Аллах. Потому что повсюду, где бог создал мусульман, он также создал запасы нефти и газа. В России тоже есть запасы нефти и газа – но тем не менее. Я говорю своим друзьям, что сегодня единственные мусульмане, которым не дали нефти и газа – индийские мусульмане. А я именно индийский мусульманин. Вот нам нефти и газа не досталось от Господа. Но в результате всего этого через 20 лет у арабских мусульман будут банковские счета, а у индийцев будет сильная экономика.

В 1992 году модель экономического развития Индии не могла зависеть от сбыта природных ресурсов. Поэтому мы должны были стать страной промышленного производства. Сейчас мы увидели, что инвестиции, который сделал Джавахарлал Неру в 50-х годах, внезапно стали приносить плоды в 90-е годы ХХ столетия. Какие же это были инвестиции? В свое время шёл спор о том, должны ли ресурсы в сфере образования направляться в массовое образование, чтобы все стали грамотными, или же наоборот нужно направлять ресурсы также в создание высших учебных заведений, научных учреждений, школ менеджмента, технологических институтов. И Неру сказал совершенно чётко – очень хорошо иметь массовую грамотность, но Индия никогда не станет частью развитого мира, пока не будет создавать высшие учебные заведения и научные институты, не начнет инвестировать в продвинутые знания, а не просто в знания вообще. И люди, которые ходили в институты, университеты в 1955 году или в 1960 году – дети 60-х годов – наконец получили возможность контролировать экономический рост 90-х годов. Наши инвестиции в знания общества – это основа, которая позволяет нам на равных работать на рынке программного обеспечения. Без инвестиций в науку вы не можете стать лидером в области программного обеспечения. Сейчас это очевидно, но тогда, когда делались инвестиции, никто не слышал о Майкрософте, никто не слышал о компьютерах. Но такая политика стала приносить плоды только в 90-е годы – и стала одной из основ современного индийского государства.

Второй основой стала гораздо более простая формула. Необходимо было вывести экономику Индии из-под власти индийского правительства. Нужно было избавить нашу экономику от чрезмерного вмешательства индийских бюрократов. Это была непростая задача. У нас по-прежнему есть бюрократические контроль, препоны. Между 1990 годом, 1992 годом и сегодняшним днём мы видели подъём Индии, темпы роста которого составляют 8-10% в год. Это новый индуистско-мусульманский темп роста – 8-10% в год. Но это не означает, что проблемы все решены. 8% рост – это статистическая величина. А вы знаете, что говорят о статистике: есть ложь, есть ужасная ложь, и есть статистика. 8-10% — всего лишь статистические показатели. Почему я называю их мифом? Не потому что они – неправда. Они верны. Мы действительно растём такими темпами. Но вся Индия не растёт темпами 10% в год. Что происходит в нашей стране? 30-40% регионов Индии растёт с темпом 12-15% в год, а 60% растут темпом 3-4%. И вот это станет самым важным вызовом, который стоит на повестке экономической модели в Индии. Это привело к маоистскому восстанию, к коммунистическому восстанию в Индии. Это было не идеологическое восстание, а выражение озлобленности людей. Существует огромная проблема: если индийская экономика не сможет интегрировать самые бедные регионы и слои населения, т она столкнётся с очень острыми внутренними конфликтами, которые могут привести в конечном счёте к гражданской войне.

Но, честно говоря, лично я очень доволен тем, что сейчас происходит, потому что на самом деле бедные слои должны восставать. Если они не будут восставать, выражать свои желания, то вечно будут оставаться на самом дне нашего общества. Поэтому я рад, если восстание происходит во имя экономики, а не во имя религии. В Индии мы очень уязвимы с точки зрения насилия во имя религии, и хорошо, что у нас насилие во имя экономики, потому что это здоровый процесс, здоровое насилие, в результате которого общество по-новому открывает себя и, в конечном счёте, обнаруживают тот исторический момент, который позволяет ему развиваться. В процессе развития Индии был уникальный опыт, который вполне адекватен тому, что происходит в современном мире. Один важный момент: через наш собственный опыт мы поняли, что терроризм не является монополией одной какой-то религии. Индия имеет уникальную историю. Мы столкнулись с терроризмом со стороны практически каждой страны, с любым видом вероисповедания (за исключением буддизма – по совершенно очевидным причинам). Мы потеряли трёх великих лидеров, которые были убиты самоубийцами-бомбистами. Первый человек убил Махатму Ганди. Он был брамином из Махарашты. Второе имя, наверное, более известно – Индира Ганди. У неё были телохранители, которые были сикхами из Пенджаба. И ещё Раджив Ганди – мой друг. Для меня это большая честь. Он стал жертвой индусов из движения «Тигры освобождения Тамил Илама». Мы в Кашмире наблюдали мусульманский терроризм. У нас был христианский терроризм на северо-востоке Индии. Или, по крайней мере, террористами были христиане. И мусульмане тоже могут быть террористами. Так что я не виню конкретное вероисповедание за то, что делают приверженцы конкретной веры.

Я приведу ещё один пример. Недавно я был в Вашингтоне – как раз был там во время событий 11 сентября. Надо сказать, что как раз накануне 11 сентября меня пригласили выступить с одним интервью. По-моему, именно тогда «интеллектуал» Джордж Буш как раз представил свой известный термин «исламский фашизм». И я на CNN спросил: «А что вы имеете в виду под исламским фашизмом?» Ислам уже насчитывает 1400 лет истории, а фашизм появился при моей жизни, в 20-х годах ХХ века. Так что в любом случае фашизм может иметь любое измерение, кроме исламского. С другой стороны, есть мусульмане, которые являются фашистами. Существуют христиане-фашисты и индусы-фашисты: сторонники любой религии могут стать фашистами. Но тем не менее из-за Гитлера я не обвиняю христианство. Я не обвиняю Ватикан из-за Муссолини. Почему мы должны обвинять какую-то религию из-за того, что делают её приверженцы?

Вы просто не понимаете значения слов и поэтому начинаете делать ошибки. Я уверен, что через 10 лет многие из вас окажутся у власти – пожалуйста, помните о том, что неважно то, что вы говорите, а важно то, что другие слышат. Между тем, что вы говорите и тем, что я слышу, может находиться огромная пропасть – именно в ней зреют семена конфликта. Конечно, для Америки потребуется много времени, чтобы понять, что действительно происходит. Но Ирак научит Америку быстрее понимать суть явлений. Одна из очень умных вещей, которые сделал господин Путин – он устранился от иракской проблемы. Ирак действительно сосед старого Советского Союза, их разделял всего лишь Кавказ.

Наряду с достижением нашей экономикой критической массы, существует ещё две стороны того, что я называю «индийским треугольником». Одна сторона – это политическая зрелость, которая возникла в результате того чудесного факта, что у нас с 1947 года здоровая демократия. Только сейчас остальные страны мира понимают, что демократия, несмотря на целый ряд недостатков, всё-таки является наилучшей политической системой. Нужна свобода слова до того, как вы получаете свободу экономическую. Политическое большинство, которое получило опыт в результате решения внутренних проблем, в результате борьбы с экономическими восстаниями, религиозными восстаниями, сепаратизмом, всё это составляет историю Индии, и всё это можно проецировать на историю мира. И, третье, именно то, что создало новую стабильность и новое большинство.

Всё это официально началось в 1998 году, неофициально – в 1955. Что произошло? Джавахарлал Неру начал совершенствовать экономическую структуру экономики. Между 1955 и 1998 годами мы, честно говоря, лгали миру. Мы лгали, что мы создали ядерную программу в мирных целях. Это чушь! У нас достаточно воды, так что никакой ядерной энергии для мирных целей не нужно. Мы имеем достаточно рек для удовлетворения наших энергетических потребностей. Даже сегодня я в своей газете говорю, что нам не нужны дорогие ядерные установки от Дженерал Моторс за 40 миллионов долларов. За 40 миллионов долларов мы и сами можем построить гидроэлектростанции, которые обеспечат нас на долгие годы электроэнергией. Но в 1998 году мы официально стали ядерной державой. Вы знаете, что мы на самом деле сделали?

В течение одного дня первая страна мира, которая получила свободу от западного колониализма, разрушила мир, который был создан пятью победителями второй мировой войны. Пять победителей второй мировой войны: Америка, Советский Союз, Британия, Франция и Китай – это всё были союзниками. Они были создателями Организации Объединенных Наций. Их контроль над миром основывался на двух режимах. Первый режим состоял в том, что только они обладают чувством ответственности, только они могут быть ядерными державами, а остальные, – мы, так называемые «коричневые», странного такого цвета, мы не достаточно зрелые. Все у нас неправильно, нам нельзя было доверять, нельзя нам давать ядерную мощь. Но надо сказать, что человеческая память – инструмент удобный. Все забыли, что было в 50-х – 60-х годах. И Советский Союз, и США, и другие страны забыли, насколько близко они придвинули мир к ядерной катастрофе. Вы помните 1961 год, карибский кризис? Кто-нибудь помнит, что в Америке показывали кино, где из-под каждой кровати вылезал коммунист с бомбой? И я могу сказать: то, что происходит сейчас относительно демонизации мусульман, очень напоминает то, что происходило в отношении демонизации советских людей в 50-е – 60-е годы. Все вы тогда были не человеческими существами, а дьяволами с рогами и хвостами, и вам нельзя было доверять. То же самое происходит сейчас. Ваши матери и ваши отцы пережили этот период, и они должны понимать, что это процесс манипуляции со стороны средств массовой информации.

Таким образом, в 1998 году мы бросили вызов и сказали, что Китай, Франция и прочие государства могут обладать ядерной мощью, но почему вдруг Индия не может обладать такой ядерной мощью? Нераспространение ядерного оружия – это был своего рода message, своего рода послание Библии, за которое цеплялась администрация Билла Клинтона. Политика нераспространения – новый вид колонизации. Мы имеем право обладать такой военной мощью, чтобы наш суверенитет не могла быть поставлен под угрозу. Почему Индия не имеет права иметь вооружение, которое имеется в других странах? Когда мы узнали о Северной Корее, то сказали, что мир теперь более опасен. А я рад, что он более опасен. Мир должен стать ещё более опасным. Только тогда прозвучит серьёзный сигнал, состоящий в том, что ядерная мощь не может стать исключительной собственностью пяти наций. Либо те, кто может получить ядерную энергию, должны получить её, либо все не должны иметь никакого ядерного оружия, и все должны быть на равных. Это не тот мир, где какие-то люди принадлежат «оси зла», а другие являются просто хорошими людьми. Наш мир должен стать миром оси равных, потому что иначе народы будут находить свои собственные варианты решения проблем.

Три года назад американская мощь была достаточна для того, чтобы пугать малые нации. Но после Ирака эта стадия закончилась. Нельзя сказать, что произошло убийство. Большинство людей умирает не из-за убийства, а из-за самоубийства. На международной арене мы наблюдаем, как Америка совершает самоубийство. Это серьёзная трагедия. Дело в том, что определённая слепота приводит вас к тому, что вы не видите ограничения силы, вы больше не видите различий между правительствами и людьми. Надо сказать, что американская нация – мощное демократическое и очень либеральное образование. Но, к сожалению, там избирают очень странные правительства.. Я как-то сказал одному из высокопоставленных чиновников американской администрации: «Никогда не делайте ошибку, не идите в Ирак, потому что в результате вы дойдёте до такой точки, когда все арабы восстанут». Он мне сказал: «Ой, не смешите меня».

Я хочу спросить: если вы были в стране, которую оккупировали другие войска, вы, молодые российские граждане, что бы вы сделали? Спросите своих отцов, что они делали, когда немцы оккупировали вас. Спросите своих дедушек. Почему вы думаете, что иракцами можно манипулировать, как куклами? Почему туда можно посылать американские войска? Вы думаете, у них нет самоуважения? Конечно, придётся заплатить определенную цену, и эту цену они заплатят. Когда в 1947 году британцы ушли из Индии, около 3 миллионов человек погибли в межконфессиональной борьбе. Но, тем не менее, они не пригласили британцев вернуться и продолжать свое присутствие в Индии.

Когда вы слышите об Ираке, когда выражают определённые идеи по этому вопросу, пожалуйста, посмотрите на контекст. На днях кто-то очень сердито сказал, что христиане уходят из Ирака. А вы знаете, сколько мусульман ушло из Ирака за этот период? Христиане уходят из Ирака не потому, что они христиане, а потом что там полный хаос. Мусульмане тоже уходят из Ирака. Вы знаете, сколько беженцев из Ирака в Иордании? Почему вы проводите различия между мусульманами и христианами? Просто люди не хотят жить в полном хаосе. Каждый день шииты и сунниты убивают друг друга. Вы слышали, чтобы они убивали христиан когда-либо? Христианство 2 тысячи лет назад появилось в этом регионе. Последние 1400 лет данный регион возглавляется мусульманами, но христиане здесь по-прежнему живут, здесь есть церкви, нет оппозиции, здесь, по-прежнему, сосуществуют ислам и христианство. Поэтому пропаганда должна анализироваться. Необходимо сопоставить факты, и тогда вы получите совершенно другую картину.

Говоря о том, чего достигла Индия, необходимо подчеркнуть, что совершенно не случайно, что второй страной, освободившейся от западного колониализма, был Пакистан. И второй ядерной державой из новых ядерных держав тоже стал Пакистан. На самом деле ещё Израиль тоже стал ядерной державой, правда, при содействии Британии. Кстати, об этом никто не говорит. Но вопрос в том, можно ли ему доверять? Да. А получается, что некоторым странам в регионе доверять нельзя. Очень трудно объяснить эту ситуацию иранцам или арабам, которые не понимают, почему существует такое неравенство в плане владения ядерной мощью. Мир понимал, что Пакистан должен был стать ядерной державой после того, как Индия стала ядерной державой. Может быть, какие-то страны вслед за Израилем тоже хотят обеспечить такой баланс и стать ядерными.

В XIX веке Мэтью Арнелл написал очень хорошую строчку. Он сказал: «Один мир умер, а другой ещё не народился». Мы сейчас находимся именно на таком этапе. Распад послевоенного миропорядка начался с распада Советского Союза, который создал огромный вакуум. Как-то тоже я говорил: «Когда-нибудь мы ещё пожалеем о том, что Брежнев ушёл» — и это правда. Пока Брежнев правил, не было никаких нападений на Ирак. Они просто были невозможны. Баланс держав в мире ориентировался только в одном направлении. Всё это привело к авантюрным замыслам. Соблазн вовлечься в авантюристскую деятельность стал просто соблазном, которому уже не могли противодействовать великие державы.

Я уже вам говорил, что ООН была создана до того, как родилась новая Индия. Индия в результате этого не могла претендовать на членство в Совете Безопасности. Поэтому сегодня люди говорят: «Почему эти пять государств имеют право вето? По каким ещё признакам можно определить их господство? Почему Франция более важна, чем Индия, например, или Китай, или ещё какая-нибудь держава?» В 1998 году был дан сигнал. И сейчас такой сигнал поступил от Северной Кореи. Северная Корея стала ядерной. Это столь же важный сигнал, который получил мир. В чём же он заключается? Все вы конечно помните истерию, которая нагнеталась перед оккупацией Ирака. Госпожа Кондолиза Райс, которая тогда была советником по национальной безопасности, говорила: «Я вижу как везде растут ядерные грибы». В результате никаких ядерных грибов нигде не выросло. И только по подозрению в том, что Ирак может быть разрабатывает ядерное оружие, что он занимается обогащением урана, Америка постоянно угрожала ему войной. Снова и снова она угрожала ему войной.

Что происходит, когда другая держава действительно становится ядерной? Она непросто обогащает уран. Она не угрожает стать ядерной, а уже является ядерной. Что делает Америка? Внезапно эти две большие кошки, Буш и Блэр, начинают вести себя, как мышки. Они уже не говорят, что они разбомбят Северную Корею. Они приглашают Северную Корею сесть за стол переговоров. Почему было не сделать так с Саддамом или с Ираном? Секрет ядерной мощи сегодня заключается в том, что единственная гарантия национальной независимости для серьёзного игрока является возможность стать ядерной державой. Никто не будет проверять, есть у вас ядерное оружие или нет. Если Буш был бы убеждён, что у Ирака есть ядерное оружие, он никогда не пошёл бы туда с войной. Это парадокс, но это так. Только потому, что он знал, что Саддам только прикидывался сильным, но на самом деле он не был сильным, Америка напала на Ирак, и Иран это сегодня понимает.

Сегодня по крайней мере три державы – Япония, Южная Корея и Тайвань могут стать ядерными державами за шесть месяцев или за год. Они ко всему уже готовы, у них есть необходимый потенциал. Ещё 3-5 государств официально начали обогащать уран, включая Египет и Аргентину. Что сейчас начинает понимать мир? Он начинает понимать, что система маленьких клубов, управляющих планетой, больше не работает. До тех пор, пока мы не найдём новый рецепт, у нас будет мучительный процесс родов нового мира. Конечно, Северная Корея стала ядерной державой. Но она является фальшивой ядерной державой, потому что она не является экономической ядерной державой. Этот треугольник должен быть завершён. Это политически нестабильное государство. Чего добилась Северная Корея? Я гарантирую, что Северная Корея не сможет оставаться ядерной державой в течение одного дня без поддержки Китая. Две страны за пределами официального ядерного клуба были созданы, благодаря китайской ядерной мощи: Северная Корея и Пакистан. Посмотрим теперь на геополитическую карту. Единственные две экономические державы, которые могут поставить под сомнение доминирование Китая – Япония и Индия. У Китая с Японией и Индией замечательные мирные отношения, торговля идёт полным ходом. Ещё 5 или 7 лет назад наша торговля с Китаем составляла 200 млн долларов, а сейчас 15 миллиардов. Как вы думаете, у кого больше профицит? У Индии или Китая? У Индии профицит торгового баланса. Мы экспортируем в Китай больше товаров, чем покупаем у Китая. И тут нужно Китаем восхищаться. Можно восхищаться китайскими политиками. Официально они поддерживают прекрасные торговые отношения с Японией и Индией. Они просто отдали ядерную конфронтацию на аутсорсинг Северной Корее. Япония и Корея связаны теперь с Северной Кореей, а Индия связана с Пакистаном. Это прекрасный принцип.

Я хочу вам предложить небольшой тест. Посмотрите на ситуацию накануне начала каждого десятилетия в предыдущем столетии и попытайтесь предсказать, что произойдёт на протяжении ближайшего десятилетия – всякий раз вы увидите, что реальность превосходит самый смелые ожидания. В 1910 году никто не мог предсказать великую Первую Мировую войну, и какой она будет. Когда началась великая Первая Мировая война, никто не думал, что она будет продолжаться более трёх-четырёх недель до Рождества. А в конце концов миллионы и миллионы жизней были потеряны в самой бесполезной войне за историю человечества. Накануне 1920 года никто не мог предсказать коллапс американской фондовой биржи. Накануне 1930 года никто не мог бы предсказать, что Гитлер становится лидером Германии. В 1939 году никто не мог предсказать, что начнётся Вторая Мировая война. Вы, как русские, подумайте об этом. Перед 1940 годом кто мог представить, что Индия станет свободной страной? Никто. И т.д. 50-е, 60-е годы, можно взять любое десятилетие. Перед 2000 годом, кто мог предсказать события 11 сентября? Абсолютно непредсказуемые вещи происходят, и каждый раз всё изменяется. Они изменяют ход истории настолько резко, что мы не можем с этим справиться. Но здесь мы можем говорить не только об отрицательных явлениях. Конечно отрицательные явления происходят внезапно и очень драматично. Позитивные процессы требуют большего времени.

Но через 20 лет может быть больше, может быть меньше, произойдёт очень интересная вещь. Это то, что я называю «ядерный полумесяц». Израиль, Иран, Пакистан, Индия, Китай, Россия формируют полумесяц. Все эти нации являются соседями. Иран – сосед Пакистана, Пакистан – сосед Индии, Индия – сосед Китая и т.д. В этом полумесяце находится 80% энергетических ресурсов мира или более. Скажите мне, в чём будет заключаться тогда энергетическая безопасность, если эти ядерные державы в конечном счёте обеспечат свою энергетическую безопасность в этом регионе, так, что никто, живущий за 4 тысячи миль от них, не сможет прийти к ним и диктовать какие-то свои условия. Кто будет контролировать судьбу Ближнего Востока и других регионов?

Есть, конечно, множество препятствий. Это конфликт между Индией и Пакистаном, в частности. Но когда будет разрешён конфликт между Индией и Пакистаном, мир увидит огромные изменения в политике и геополитике.

 

http://www.rosbalt.ru/2006/11/01/273229.html

 

                                                                                                                                                                                                          


      Отправить сообщение admin@intellectual.org.ua с вопросами и замечаниями об этом веб-узле.  По вопросам размещения материалов: - направляйте Ваши   материалы и письма по адресу: redaktor@intellectual.org.ua  

 БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ ФОНДА ВЕТЕРАНОВ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ: тел. 8 (067) 404-07-54  e-mail:  rass@intellectual.org.ua