Мирослава БЕРДНИК

 

СИМУЛЯКР* ГОНГАДЗЕ И РЕВОЛЮЦИИ

 

Начало XXI века ознаменовалось волной «цветных революций» в восточноевропейских и постсоветских странах, организованных при помощи целенаправленного внешнего психологического воздействия на массы. Апофеозом этих операций стала «оранжевая революция» в Украине.

 

Во время празднования ее годовщины основные действующие лица – члены «майданного триумвирата», говорили каждый о своем. Президент, сыпал противоречивыми цифрами – то о заоблачно выросших зарплатах, то о том, что зарплаты уменьшились, но зато мы теперь живем в безграничном царстве свободы и демократии. Тимошенко – о своей стратегии на парламентских выборах, где она хочет поделить электорат на тех, кто за «реванш Януковича», и тех, кто за нее, как воплощение «идеалов Майдана». Александр Мороз, оправдывая свой имидж «чесного і морального політика», большую часть выступления посвятил Георгию Гонгадзе, объявив даже в его честь минуту молчания. Мороз заявил, что Гонгадзе и сегодня здесь на площади, «бо віддав своє життя за нашу з вами свободу ». Кроме того, он говорил, что «жодна революція не буває без жертв. Не була без жертв і нинішня революція, не стала вона такою. Розпочиналася вона ще задовго до минулого року». И хотя Александр Александрович только повторил тезис французского философа Александра Кожева, что «революций без жертв не бывает, иначе это не революция, а спектакль», к мнению такого многоопытного политика стоит прислушаться. Вспомним, что происходило пять лет назад. Те события можно назвать неудавшейся попыткой «цветочной» революции, или же генеральной репетицией прошлогодней.

В Украине со времени обретения независимости по данным различных правозащитных журналистских организаций было убито или трагически погибло около сорока журналистов. Ни одна из этих смертей – ни Вадима Бойко, ни Петра Шевченко, ни Бориса Деревянко, ни даже убийство Александрова, сколько-нибудь заметно не всколыхнула общество, не заставила проявить корпоративную солидарность журналистское сообщество. Почему же с гибелью Гонгадзе все было иначе, что происходило на сцене и за кулисами? Почему он назван «жертвой революции»?

Поздно вечером в субботу 16 сентября, после того как купил корм для кота своей коллеги Алены Притулы, Георгий Гонгадзе вышел из ее квартиры – и исчез. Уже к часу ночи 17 сентября интернет начал наполняться сообщениями о пропаже Гонгадзе. Притула звонит даже в Крым, а утром об исчезновении Гии говорится уже в сообщениях электронных СМИ. Если отвлечься от знакомой всем трагической канвы, ну не кажется ли странной такая бурная реакция? Мужчина в отсутствие жены вышел вечером от своей знакомой. Мог он, будучи компанейским человеком,  по дороге «зависнуть» с кем-нибудь в кафе? Ведь за сутки до исчезновения все так и было, и никто  тогда «волну не гнал». К примеру, в истории с «исчезновением» кандидата в Президенты России Рыбкиным общественность  подняла шум аж через пять дней. А тут уже через несколько часов – поиски, подозрения, что «случилось что-то ужасное».  Уже в 11:18 утра 17 сентября на сайте «Украинской правды» минорное извещение: «Ми продовжуємо сподіватись на краще».

Сейчас, из сообщений Генпрокуратуры и заявления Владимира Литвина после стычки с депутатом-социалистом Николаем Рудьковским, мы уже знаем, что «плівки Мельниченка» почали монтуватися з 18 вересня 2000 року, тобто через три дні після зникнення Георгія Гонгадзе, коли його доля ще була невідома» (УНІАН, 7.10.05). Спикер также добавил, что «хто був організатором прослуховування кабінету Кучми, той має безпосередню причетність до вбивства Гонгадзе».

Рассмотрим все, происходившее после исчезновения Георгия с точки зрения нашего сегодняшнего знания. Происходит небывалое: впервые для поисков исчезнувшего человека задействуются все информационные ресурсы государства, отечественные журналисты впервые объединяются и начинают акцию «Найдите журналиста Гонгадзе!». На телеканалах «1+1», «Интер», «СТБ», Новый», в газетах «День», «Зеркало недели», «Киевские ведомости», «Сільські вісті», «Сегодня», «Факты», многих региональных телеканалах и газетах регулярно появляются сообщения о ходе расследования под единым логотипом.

Вот о логотипе подробнее. Если реально необходимо найти исчезнувшего человека – наиболее логичным было бы публиковать его фотографию, чтобы лицо стало узнаваемым, чтобы кто-нибудь мог вспомнить – а вдруг это именно Георгия он видел. А тут вместо фотографии – логотип с черным контуром какой-то ГОЛОВЫ. Прямо тебе какой-то «Черный квадрат»  Малевича!  Все это происходило на протяжении около двух месяцев.

Память человека запечатлевает лишь самое значительное. Информационные потоки сегодня столь мощны и разнообразны, что автоматически приводят к повышению барьера восприятия – и человек защищается от ненужных сведений рефлекторно. Для проникновения в сознание необходимо временно снизить пороги восприятия и провести информацию до того, как организм «опомнится» и восстановит «психическую защиту». Яркое вмешательство в личное информационное пространство спонтанно наводит измененное  состояние сознания - человек под действием неожиданного, стремительного и яркого раздражителя автоматически входит в состояние сверхвосприимчивости, даже не замечая этого. Когда же черный образ ГОЛОВЫ отпечатался в подсознании, наверное, каждого гражданина страны, -- находят тело БЕЗ ГОЛОВЫ, в котором признают Гонгадзе. А поскольку подсознание фактически целиком запечатлевало с изображением и сопутствующую информацию: об «ущемлении свободы слова и демократии», о «борьбе с режимом Кучмы», о «преследованиях со стороны милиции» и т.д. и т.п., на волне эмоционального сопереживания реакция была вполне прогнозируемой.

Подобные образы в маркетинговых технологиях и политической психологии называются симулякрами. Симулякр – это виртуальный образ, имитирующий, замещающий  реальность. При этом возникает  феномен виртуализации сознания, подмены реальности пространством симулякров. Такая себе «Тень» из одноименной пьесы Евгения Шварца, начавшая вдруг жить самодостаточной жизнью. С этой точки зрения Майдан является симулякром народа.  

Одновременной с информационной акцией «Найдите журналиста Гонгадзе!» стали проводиться пикеты, факельные шествия и прочие шумные и зрелищные мероприятия. А теперь вспомним: записи о Гонгадзе начали монтироваться 18 сентября, тело без головы отец и сын Шушко нашли под Таращей 2 ноября, 6 ноября местная милиция на основании ориентировки с описанием грузинских украшений делает предположение о возможной принадлежности неопознанного тела Гонгадзе, 15 ноября Алена Притула с коллегами едут в Таращу, а 28 ноября в Верховной Раде лидер Соцпартии Александр Мороз впервые обнародовал так называемые  «пленки майора Мельниченко». Получается, что создатель «симулякра-черной головы» не мог не знать, что последующее развитие событий будет связано с телом с отчлененной головой. И он был, если не одним из организаторов,  то одним из информированных исполнителей информационно-психологической  операции. Да это смутно чувствовали и некоторые журналисты, принимавшие участие во всех акциях. В годовщину гибели Георгия Гонгадзе журналистка Ольга Черная пишет: «…в хаотичных митинговых речах и действиях стала прослеживаться трудно распознаваемая рука, ненавязчиво, но уверенно направляющая все это в «цивилизованное» русло чьих-то стратегических планов («ЗН», № 36 (360), 15 - 21 Сентября 2001 года).

С исчезновением и поисками Гонгадзе ситуация в стране начала стремительно катиться к политическому кризису.  Уже 20 сентября 2000 года посольство США высказало «обеспокоенность сообщением об исчезновении независимого журналиста Георгия Гонгадзе», а также предупредило, что «внимательно следит за развитием ситуации и надеется, что местонахождение господина  Гонгадзе будет вскоре выяснено» (УП, 20.09.2000).  После этого устами пресс-секретаря сразу же прореагировал премьер-министр Виктор Ющенко: «Уряд сподівається, що зникнення Гонгадзе не закінчиться трагічно» (УП, 20.09.2000). 22 сентября в «Украинской правде» появляется статья под многозначительным названием «Доля України залежить від долі Гонгадзе - посол США», где посол США Стивен Пайфер связывает результативность розыска Гонгадзе с международным имиджем Украины. Это сегодня мы уже привыкли к поучениям типа «международный имидж Украины зависит от…». 11 ноября больше 50 журналистов обратились к новому американскому послу Карлосу Паскуалю с просьбой фактически оказать давление («зайняти активну позицію»), чтобы «обеспечить свободу слова и развитие демократии в Украине», а также содействовать участию в поисках Георгия американских спецслужб. А через две недели после обнародования Александром Морозом «пленок Мельниченко» начинается акция «Украина без Кучмы!».

Все происходившее -- с момента исчезновения Георгия и до акции «Украина без Кучмы!» -- в деталях напоминает период от начала президентской кампании 2004 года до «оранжевого Майдана». Здесь и грозные требования, и окрики из Вашингтона и Страсбурга. И доведение до сознания граждан при помощи информационной кампании  «Найдите журналиста Гонгадзе!» с тем черным логотипом, что главным в их жизни является  безграничная свобода слова и демократия. Также работа с молодежью, как наиболее активной и подверженной психологическим воздействиям части населения. В этом ряду – и создание сетевых ресурсов, которые сначала информировали о поисках Гонгадзе, а потом информационно обслуживали акцию «Украина без Кучмы!». Это, в первую очередь,  «Украинская правда», рейтинг которой резко пошел вверх после трагических событий с Георгием. Вскоре был открыт сайт «Знайдіть журналіста Гонгадзе», через который в первые дни антикучмовской акции осуществлялась координация действий участников. Сайт «Майдан» инициированный Михаилом Свистовичем, тем самым, что во время президентской кампании стал уже координатором и «Поры», и инициатором создания ее сайтов. Некоторые из тех сайтов «упали», большинство же – составило основу сети современных «оранжевых» интернет-ресурсов. Палаточный городок с названиями городов, якобы поддержавших акцию, если кто забыл – ноу-хау еще тех времен. Ну, и основное требование Майдана «образца 2001» -- «Кучму в отставку, Ющенко – в президенты!» Апофеозом этих явно скоординированных действий стало требование Джорджа Сороса через газету Financial Times к Леониду Кучме уйти в отставку и передать свои полномочия Виктору Ющенко. Думаю, и Виктор Андреевич понимал, что за «кучмагейтом» стоит американский курс на информационно-психологическое доминирование и управление политическим сознанием народа. Он сам в знаменитом «обращении трех» разъяснил всем, что «против нашего государства развернута беспрецедентная политическая кампания со всеми признаками психологической войны». После отставки Ющенко в мае эта «беспрецедентная политическая кампания» сразу же была свернута до лучших времен.

«Лучшие времена» для некоторых наступили вместе с оранжевой революцией, остальные же, большинство населения Украины, начинают пожинать ее плоды. Некоторые политики, готовясь к предстоящим политическим баталиям, в очередной раз вытаскивают симулякр Гонгадзе. И только для матери да нескольких друзей, отказавшихся участвовать в психологических операциях, связанных с его именем, Георгий остался сыном, другом

Симулякр является универсальным инструментом манипуляции социокультурным пространством современности.

 

http://2000.net.ua/print/svobodaslova/simulyakrgongadzeirevolyu.html

                                                                                                                                                                    


      Отправить сообщение admin@intellectual.org.ua с вопросами и замечаниями об этом веб-узле.  По вопросам размещения материалов: - направляйте Ваши   материалы и письма по адресу: redaktor@intellectual.org.ua  

 БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ ФОНДА ВЕТЕРАНОВ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ: тел. 8 (067) 404-07-24  e-mail:  rass@intellectual.org.ua