Владимир КНЫШ

 

БОИ БЕЗ ПРАВИЛ

«Сегодня в мире нет механизма международного права, позволяющего применять санкции в отношении государства-агрессора, ведущего психологическую войну», — утверждает профессор, член-корреспондент российской Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка Андрей Манойло.

Андрей Викторович Манойло родился 14 октября 1975 г. Гражданин России. В 1998 г. закончил физический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова (кафедра физики атмосферы). В 2000 г. он — аспирант физического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. В 2003 г. — учеба в докторантуре кафедры информационной политики Российской академии государственной службы при Президенте РФ.

Доцент (2001, специальность «Борьба с противоправными посягательствами на государственную и общественную безопасность»), профессор, член-корреспондент Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка (2003). Тема докторской диссертации — «Государственная информационная политика в условиях психологической войны». Имеет солидный опыт информационно-аналитической работы за рубежом (в частности, в Норвегии, Дании в 1999-2002 гг.). Имеет более 40 публикаций.

Его лекции о государственной информационной политике в особых условиях пользуются большой популярностью у широкой аудитории слушателей. Это еще раз подтвердил проведенный компанией ЭПОС семинар, посвященный информационной безопасности и технологиям.

Верно ли утверждение, что информации информационно-психологическая операция — орудие государственной политики?

Безусловно. Особенно интересны психологические операции, которые сегодня становятся од ним из основных элементов внешней политики государства. Они проводятся на уровне межгосударственных отношений, внутри коалиций, во внутренней политике. Психологические операции привлекают потенциальных «потребителей» тем, что позволяют достигать внешнеполитических целей без существенных затрат, поскольку технологии психологического воздействия относительно дешевые. Во-вторых, осуществляются без силового давления, с элементами манипулирования.

Спецподразделения, проводящие их, есть сегодня практически во всех развитых государствах. Но в мире нет механизма международного права, который позволял бы регулировать эту область внешнеполитических отношений. Как нет и четких международных определений: что можно и что нельзя при проведении психологической операции или ведении психологической войны, какие санкции должны применяться в отношении государства-агрессора, использующего «запрещенные приемы».

Уверен, что в недалеком будущем психологические операции будут вытеснять традиционное вооруженное противостояние в международных отношениях. Они не только дешевле, но зачастую эффективнее.

Но тогда такие «монополисты горячей войны», как вооруженные силы и спецслужбы, могут, попросту говоря, противодействовать этому.

В какой-то мере. Но все равно эти организации нужны. Власть не обойдется без армии и спецслужб. Просто огромные армии трансформируются в небольшие профессиональные вооруженные силы, в состав которых входят подразделения быстрого реагирования и постоянной готовности, нацеленные на решение локальных задач.

К сожалению, украинские и российские военные не успевают за теми же американцами, у которых уже давно действуют силы психологических операций, все роли и действия которых расписаны вплоть до операционного уровня. У наших государств, ослабленных распадом Союза и занятых решением различных «газовых проблем», не хватает времени, чтобы достигнуть такого же уровня совершенства. Хотя подобные службы у нас были, но стремительно устаревают. Поэтому наши структуры, которые могут дать психологический «отпор» на должном уровне, работают вдогонку.

Насколько часты и успешны такие операции и кто является «законодателем моды» в этой сфере?

Далеко не все страны имеют достаточный опыт успешного проведения такого рода операций, что существенно ограничивает их активность в этом направлении Что же касается ведущих стран, умело осуществляющих масштабные международные психологические операции, — это бывший СССР, США, Великобритания Классическая успешная психологическая операция была проведена не вчера. Вот пример из ее «советского прошлого».

В 80-х годах, когда СССР активно поддерживал национально-освободительные движения, одна из латиноамериканских стран «созрела» для победы политических сил, близких к соцлагерю Левое правительство должно было прийти к власти в результате победоносной партизанской борьбы. Лидеры движения обратились к советскому руководству, а точнее к КГБ, с просьбой у нас есть люди, готовые сражаться, но они не обучены технике ведения партизанской борьбы. Вскоре на волне одной из вещающих на эту страну радиостанций стали крутить радиоспектакль. Действие происходило в вымышленной стране, где народ поднимался на борьбу с режимом, при этом подробно расписывалась тактика партизанской борьбы. Фоном служили личные взаимоотношения героев радиоспектакля. Таким образом будущие повстанцы получили подробные радиоинструкции. В итоге антисоветский режим был свергнут

Пример из наших дней. Бизнес-скандал, связанный с птичьим гриппом Его подоплека совершенно понятна — вытеснение одних производителей с динамично развивающегося рынка птичьего мяса и приход на их место других. Цена вопроса-миллиарды долларов.

Еще одна «разновидность» тонкой психологической операции — атипичная пневмония образца 2003 г, о которой сегодня порядком подзабыли. А ведь каков был сюжет и его раскрутка? Война в Ираке — сценарий психологической войны. Хорошо отрежиссированная «мыльная опера», проходившая динамично и увлекательно. Боевые действия вооруженных сил Коалиции имели целью «выбросить» в медиа-пространство «залп» нужных новостей. Под такое воздействие отводилась целая военная кампания. Надо сказать, что шла тонкая игра с общественным мнением его «тренировали», отслеживая обратные реакции, уровень интереса. Когда положительный интерес начинал угасать, кампания сразу же активизировалась. Но вдруг — внеплановое «топтание» вокруг Басры, защищаемой в основном иракскими ополченцами Рейтинг положительного восприятия войны стал падать, появились выступления с протестом, другие «нежелательные» для американцев факторы. Пришлось «запускать» вирус атипичной пневмонии. В результате были забыты неудачи в Ираке, исчезли связанные с ними проблемы во внешней политике. Внимание обывателя переключилось на проблему, которая «рядом и волнует каждого». А тут и новые победы в иракской войне подоспели.

Этот типичный образчик манипулирования общественным мнением — один из эпизодов психологической операции. Резюме — американцы приступили к ведению боевых операций, воин нового поколения, когда собственно военная операция становится «конвейером» для производства PR-новостей. Эффект используется для получения целого комплекса «дивидендов» в международных отношениях. В их числе и возвращение в «кильватер» союзников США из числа западноевропейцев (французов, немцев), которые начинали из него «выбиваться».

Значит, и в отношении Украины проводятся психологические операции? Как распознать, что на нас «напали»?

Нет в мире такого государства, проводящего самостоятельную политику, отстаивающего свои интересы и не поддающегося давлению из вне, в отношении которого не проводились бы психологические операции. Можно сказать, что они неизбежны и закономерны. И Украина, которая динамично развивается, не исключение, а вероятный объект проведения психологических операций, в том числе и со стороны союзников. Ведь эти операции — тайные Поэтому любое государство может их проводить, прикрываясь «чистотой» помыслов и намерений, «бескорыстием и дружелюбием» А страна, против которой такая «работа» проводится, обнаруживает направленное воздействие уже «по факту», когда удар нанесен в ущерб ее интересам. Тем не менее, специалисты могут отыскать некие внешние признаки проведения психологической операций.

Спрогнозируйте векторы «приложения основных усилий» при их проведении.

Это не трудно Например, в НАТО заинтересованы, чтобы Украина шла с блоком одним курсом Но ведь политика — тот же бизнес. Идет торговля на «повышение и понижение акций». Украина же стратегически интересна и России. Значит, может стать «предметом торга». Не будем забывать о цене, которую Альянс будет вынужден за платить за принятие Украины в свои ряды — в абсолютно реальных долларах. Но ведь она может варьировать в сторону уменьшения, и процесс этот зависит от массы факторов.

Можно ли говорить, что существует «рынок услуг» по проведению психологических операций? Какова, в таком случае, его емкость и кто его завоевал?

Такой рынок существует и измеряется в реальных денежных единицах. На нем «крутятся» десятки миллиардов долларов Если речь идет об оказании таких услуг то они — прерогатива высших органов государства Россия, кстати сказать, этот рынок еще не освоила. У нее нет нормативной базы, регулирующей такой бизнес А вот у Штатов она есть Этот рынок действительно очень перспективный, и за лидирующие позиции на нем разворачивается борьба В «тени» остаются формы и методы проведения операций.

Очень интересен в этом отношении и Китай, который становится одной из самых мощных держав. Достаточно походить по тем же американским магазинам, чтобы без всякого труда удостовериться в том, что половина из представленного в них — китайского производства. Это говорит о том, что китайцы своей экономической мощью вытесняют американцев со всех рынков. Но для того, чтобы разобраться в политике Китая, надо отталкиваться от менталитета народа этой страны. Ее руководство может принять долгосрочный план развития государства, и он будет последовательно выполняться последующими поколениями. Такому курсу соответствуют и долговременные психологические операции, рассчитанные, возможно, на достижение эффекта лет через пятьдесят.

Хотелось бы вернуться к уровню наших рядовых граждан. Они, надеюсь, могут чувствовать себя защищенными от психологических операций. Или же нет?

Действительно, наибольший ущерб такие операции наносят психике и здоровью рядовых граждан, поэтому государство должно защищать их от любых форм проявления такой агрессии. И в первую очередь — от психологических операций извне Правда, пока система такой защиты еще не выстроена Важно выявить операцию за ранее и немедленно начать проводить контрмеры. Хотя, думается, не лишним будет напомнить, что в основе психологической операции нет ничего такого, что не встречалось бы в повседневной жизни В человеке от рождения заложена масса защитных механизмов, которые формируются воспитанием, нормами морали и нравственности Проблема же сегодняшнего дня в том, что нынешние агрессивные технологии психологического воздействия настолько изощрены, что с помощью одних только врожденных защитных механизмов с ними уже не справиться.

 Журнал «Камуфляж», №3/2006

 

                                                                                                                                                                    


      Отправить сообщение admin@intellectual.org.ua с вопросами и замечаниями об этом веб-узле.  По вопросам размещения материалов: - направляйте Ваши   материалы и письма по адресу: redaktor@intellectual.org.ua  

 БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ ФОНДА ВЕТЕРАНОВ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ: тел. 8 (067) 404-07-24  e-mail:  rass@intellectual.org.ua