«БОМБА ДЛЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ»

 

(Информационное измерение резонансных преступлений)

"Любой процесс политических коммуникаций строится в соответствии с известной формулой авторитета и теоретика пропаганды Гарольда Лассуэлла: «Кто? Что? Кому? По каким каналам? С каким эффектом?...

Кто-что?
Смерть экс-полковника ФСБ  А.Литвиненко стала следующей «информационной бомбой» для находившегося в Хельсинки В.Путина (напомним, что убийство А.Политковской произошло во время визита российского президента в Германию).
И если в первом случае уровень исполнения был, что называется, «обычным», то вторая смерть, также явно приуроченная к появлению В.Путина на высокой международной трибуне, по всем оценкам, требовала беспрецедентных ресурсов.
Иначе говоря – ресурсов государственных. А, выражаясь еще проще – организованных на самом высоком профессиональном уровне усилий государственных спецслужб.
Некто, весьма нерасположенный к России и российскому президенту, сумел задать четкие информационные посылы для вполне прогнозируемой реакции гигантского механизма мировых масс-медиа. 

Кому – по каким каналам? «Прямо наведенная» на В.Путина «криминальная пропаганда» обладает неизбежным «осколочным эффектом», накрывающим весь комплекс международных, политических, экономических, информационных и даже культурных отношений.

Во-первых, резонансные убийства оппонентов российского режима «из второго эшелона» значимости (да извинят нас за этот вынужденный цинизм) не только оставляют в тени достаточно понятный «эшелон первый», но немедленно заливают пропагандистскими «помоями» весь политический курс Кремля (или, по меньшей мере, делают его предельно подозрительным и двусмысленным, так как создают иллюзию некой связи между Кремлем и преступлениями).
Во-вторых, криминальное «сопровождение» стратегических и экономических начинаний кремлевского руководства вторгается в повестку дня, вынуждает к объяснениям (которые, как в случае с А.Политковской, не всегда бывают удачными).
Кроме того, на волю свободно вырываются подозрения в «двойной игре», что особенно пагубно сказывается на ауре финансово-экономических взаимодействий Запада и России, для которой первой необходимостью является рост доверия.
В третьих, подобные резонансные криминальные драмы независимо от здравого смысла и действительных результатов расследования дают толчок самым широким, огульным и агрессивным антироссийским пропагандистским кампаниям.
Наконец, в четвертых, (опять же, независимо от виновности – невиновности каких-то сил с российской стороны) случаи подобного рода создают особо устойчивый феномен «культурного отторжения» России от Запада.

Как это видно, кем-то сформирована новая «кампания-стратегия», далеко обогнавшая по уровню, замыслу, ресурсам и целям «старую музыку» о всепроникновении и всесилии на Западе «русской мафии». У новой кампании, кроме общей дискредитации России, есть вполне очевидная цель – первое лицо российской политики.

«Сопутствующая» последним знаковым поездкам В.Путина «пропаганда» такого рода не оставляет сомнения в том, что деятельность президента России «встала поперек» силам
а) чей ресурс действительно сравним с государственным;
б) чьи намерения совпали с интересами недружественных Кремлю иностранных (держав, кругов, региональных групп);
в) чьи интересы (политические) укладываются в логику и методы транснационального криминалитета.

Подобные «выстрелы» могут доноситься как из «прошлого» - разных времен «первоначального накопления» в нашей российской «революции-реформации», так и из «будущего» - не секрет, что некоторые транснациональные финансово-политические группы, имеющие серьезные активы и интересы в России, находятся на данном этапе в весьма «пограничных» отношениях с кремлевской командой.

Самая простая теория о причастности к событиям «сильных в математике» политэмигрантов, естественно, тоже со счета не сбрасывается: у всех еще свежо в памяти загадочное исчезновение экс-кандидата в президенты РФ странного политика И.Рыбкина, с которым, по мнению некоторых источников, аналогичных неприятностей в разгар предвыборной кампании В.Путина не случилось по чистой случайности (и в силу «хозяйственного» присмотра).

Возможно, именно поэтому в следующие жертвы попали менее защищенные люди.

Между тем, именно выбор жертв (если таковой действительно имел место) только и может разрушать тщательно подобранные декорации для подрыва российского и президентского престижа.

Как уже говорилось, при всей неприемлемости для некоторых российских «политико-силовых» кругов действий А.Литвиненко и А.Политковской – реальной угрозы для Кремля ни тот, ни другая не представляли. Во всяком случае, такой, ради которой следовало приурочить их смерть к какой-нибудь высокой встрече или зарубежной поездке первого лица. Эта нарочитость (плюс введение в контекст истории с Литвиненко некоего письма об убийстве Политковской), конечно, связывает «авторов сценария» одной веревочкой. В то же время эти «авторы» отлично знают особенности западной аудитории и психологию среднестатистического евро-американского «журналюги», который, всегда имеет классический «заказ» на «дикую Россию», и в 99 случаях из 100 не будет отходить от лежащей на поверхности, понятной для западного обывателя черно-белой схемы: «путинский режим расправляется с оппонентами» (да еще с какими! Одна – гражданка США, другой – гражданин Великобритании). Главное – оба русские (а то, что, ну, совсем не конкуренты г-ну Путину, это неважно). Важно соблюсти «символику».

Межу тем, исходя из методов, средств, почерка, ресурсов и уровня исполнений – как из мозаики – нетрудно составить примерный портрет «авторского коллектива», который, без всякого сомнения, носит дружный интернациональный характер (поскольку эта часть расследования не входит в нашу компетенцию, оставим ее соответствующим органам). 

С каким эффектом?  Любопытно (хотя здесь было бы уместнее другое слово), что обе поездки В.Путина на Запад, во время которых случились московская и лондонская драмы – по большому счету, не задались. Германия заключила энергоальянс с Францией, а не с Россией. Саммит в Хельсинки загодя был обречен наверняка подготовленной не только в Варшаве брутальной позицией Польши.

Между тем, погнавшись за пропагандистским эффектом («убрать» людей в нужное время в нужном месте), авторы провокации утвердили многих в том, что это была именно провокация: любая часть декорации свидетельствует о том, что так могли поступить только противники В.Путина, а никак не его «сторонники» или «усердные коллеги» по старой работе.

Расчет, что образованная публика не обратит внимания на такие «мелочи», в наше время оправдывается редко.
Посему – трагедии с Политковской и Литвиненко никак не скажутся ни на российской политике, ни на формулах российско-западных экономических взаимодействий. Но именно это всего омерзительней – проливать кровь во имя краткосрочной двусмысленной пропаганды, возлагая на алтарь «борьбы за свободу», по сути, одного статиста и одну журналистку. 

Р.S. Приведенные соображения являются одной из авторских гипотез убийств А.Политковской и А.Литвиненко. Не исключаются и иные версии, имеющие опосредованное отношение к политике, где некие персоны сочли уместным сыграть на чужих трагедиях.  

  

DUMAEM.RU 

 

 

                                                                                                                                                                    


      Отправить сообщение admin@intellectual.org.ua с вопросами и замечаниями об этом веб-узле.  По вопросам размещения материалов: - направляйте Ваши   материалы и письма по адресу: redaktor@intellectual.org.ua  

 БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ ФОНДА ВЕТЕРАНОВ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ: тел. 8 (067) 404-07-54  e-mail:  rass@intellectual.org.ua