АКАДЕМИК П.ТОЛОЧКО: НА ПЕРЕПУТЬЕ

 Доктор исторических наук, профессор, академик НАН Украины, почетный доктор Российской академии наук, член Европейской академии, член-корреспондент Центрального Немецкого института археологии. Директор Института археологии НАН Украины.

 

 

После обретения Украиной государственного суверенитета мы стали буквально бредить Европой. Речь идет о месте Украины в современном мире. Кто мы такие? Европейцы, азиаты или евразийцы? Само собой, речь идет не о географической дефиниции, а об этнокультурной самоидентификации народа, а может, и подсознательной его природе.

Как чеховские сестры стремились в Москву, так мы сегодня любой ценой стремимся попасть в Европу. Согласны быть там на правах бедной родственницы. Нас как-будто даже не волнует то обстоятельство, что в европейских структурах нас не признают равноправными партнерами, постоянно унижают, угрожают исключить из Совета Европы за невыполнение даже тех норм, которые не отвечают нашим национальным интересам и которые не выполняются многими западноевропейскими странами. 

Для меня не существует альтернативного решения вопроса, где быть Украине, ей надлежит быть там, где этого требуют ее стратегические интересы. По существу, этот сакраментальный вопрос решен самой историей. Украина, как этнокультурное явление принадлежит одновременно  и к Европе, и к Азии. Со времен далекой неолитической эпохи и до позднего средневековья включительно территория Украины была тем регионом, где встречались разноэтничные племена и народы, которые, к тому же, принадлежали к разным системам хозяйствования. Лесостепную зону занимали оседлые земледельцы, степную – кочевые скотоводы, которые постоянно вливались сюда с бескрайних степных просторов Азии. В сущности, цивилизационная граница между Европой и Азией проходила не по Уралу, а по линии размежевания Степи и Лесостепи.

На протяжении тысячелетий два этих этнокультурных мира пребывали в постоянном взаимодействии: воевали, мирились, торговали, вступали в брачные узы, обменивались культурными достижениями. Столкновение разноэтничных массивов сопровождалось ассимиляционными процессами, когда более сильный этнос побеждал более слабого, или на базе нескольких этносов и их культур образовывался единый новый этнос, часто не похожий на своих предшественников.

Даже если мы проанализируем историческое развитие народов территории Украины в эпоху средневековья, то и здесь увидим разноэтничную и разнокультурную картину. В лесостепной зоне жили восточные славяне-русичи, в степной – тюркоязычные народы: гунны, авары, печенеги, торки, половцы, монголо-татары. Сегодня большинства этих народов  нет на исторической карте, но они не исчезли бесследно с лица земли. Растворились в восточнославянском, а позже в украинском этносах. Это заметно в антропологическом облике населения Украины, языке, культуре, мировосприятии пр.

Следовательно, генетически мы –евразийцы. Это, как говорят медицинский факт. И как бы мы не провозглашали себя чистыми европейцами, наша природа от этого не изменится. Хорошо это или плохо? Не думаю, что мы должны именно так формулировать наше отношение к своим истокам. Родителей, как известно, не выбирают. К тому же, азийская составляющая не должна вызывать комплекса нашей неполноценности. Восточная цивилизация имеет свои фундаментальные достижения, ничем не уступающие европейским. И не нужно нам отрекаться от этого наследия.

Сказанное не означает невозможности интеграции Украины в европейское содружество наций. Не нужно только, чтобы эти процессы происходили во вред нашим историческим традициям и интересам. Как в азийстве не все плохо, так и в европействе не все хорошо. Некритическое отношение к так называемому «цивилизованному Западу» приводит к потере нами чувства реальности, а иногда и достоинства.

Разве  в интересах Украины сворачивание ее культурных и экономических связей с Россией, Белоруссией, другими станами СНД, когда не имеем соответствующей компенсации на другом направлении взаимодействия. Политические амбиции части нашей элиты, не отягощенной знанием истории, могут дорого обойтись украинскому народу.

 Чрезмерное преклонение перед «цивилизованной Европой» приводит к тому, что мы готовы оправдать все, что исходит от нее: и варварские бомбардировки суверенной (и европейской, к тому же) Югославии, и наличие двойных стандартов – одних для себя, других для своих бедных родственников. Очередным подтверждением этому может служить то, как при молчаливом попустительстве натовских «миротворцев» были сожжены албанскими сепаратистами практически все православные храмы в Косово.

Скажите, пожалуйста, почему НАТО не бомбардирует Великобританию за то, что она на протяжении десятилетий не предоставляет независимости Северной Ирландии? Почему не применяются меры военного принуждения к Турции, которая попирает права многомиллионного курдского народа? Подобных вопросов можно было бы задавать много, но и этих достаточно, чтобы убедиться в том, что так называемая «цивилизованная Европа» (а в это понятие, фактически входят и США), не есть воплощением абсолютного добра, к которому необходимо слепо стремиться.

 

Не слишком ли много «национально несознательных»?

 

Одной из наиболее разрушительных тенденций последнего времени является тенденция отречения от своего прошлого, а также разделение украинцев на «национально сознательных» и «национально несознательных». Последнее определение чаще всего, относится к населению тех регионов Украины, которые длительное время находились в составе Российской империи, а затем и Советского Союза. Но не слишком ли много «национально несознательных»?

Исторически так сложилось, что Украина почти всегда была разделена на две части. Восточная пребывала в сфере российских интересов, западная, в разное время входила в состав Польши, Австро-Венгерской империи и других государств. Фактически, украинцы жили не только в разных государственно-политических образованиях, но и в различных цивилизационных системах: в восточно-православной и римо-католической. Естественно, это не могло не отразиться на характере украинцев обоих регионов. Он во многом различен. Жители центральной, восточной и южной Украины имеют больше общего с население сопредельных регионов России и Беларуси, жители западных регионов ближе к своим приграничным соседям. Такова историческая реальность. По существу, имеем две ментальности в рамках единого украинского этноса.

Изменить в прошлом ничего нельзя. И не нужно пытаться это делать. В настоящем и будущем можно и даже необходим, но дело это очень деликатное, требующее длительного времени, терпимости и уважительного отношения к истории. И уж никак не на условиях реванша – социального, идеологического, культурно-исторического. При этом обязательно с проклятиями и осуждением прошлого, совершенно не считаясь с тем, что это прошлое может быть кому-то дорого, а проклятия оскорбительны.

Очень показательным в этом отношении является пример войны с фашистской Германий. Для одних это Великая Отечественная война, для других – просто Вторая мировая. Одни отдавали миллионы жизней за избавление Советского Союза и Украины от фашистской чумы, другие пытались воспользоваться трагическими событиями, чтобы свести счеты с ненавистными советами. Сейчас, когда на карте мира появилась суверенная Украина, действия ОУН-УПА многим кажутся исторически оправданными. Все громче слышны  требования признать националистическое движение Западной Украины воюющей стороной и уравнять его вояков в правах с участниками Великой Отечественной войны. С одной стороны заявляется о непризнании освободительной миссии Советской Армии, утверждается, что Советский Союз в такой же мере агрессор, как и гитлеровская Германия, с другой – звучат требования приравнять повстанцев к воинам этого самого «агрессора».

Большинство вояков УПА, наверное, искренне верили, что воевали за независимую Украину, и теперь, когда их мечта сбылась, они не получили даже то немногое, что имеют ветераны Великой Отечественной. Справедливо ли это? Наверное, нет. Вот только непонятно, как устранить такую несправедливость, если инициаторы реабилитации коллаборационистов  будут по-прежнему считать Советский Союз агрессором. Ведь не уважая ценности других, трудно рассчитывать на уважение другими ценностей своих.

 

Достаточно нагрешили и мы, украинцы

 

Украина прошла через социалистический эксперимент. Он оказался драматическим опытом заблудившегося общества.  Его следует изучать, чтобы уберечься самим и уберечь других от повторения подобных ошибок. У нас же, к сожалению,  преобладает примитивное поругание социалистического прошлого. При этом источник зла видится исключительно в России, которая и навязала бедным украинцам ненавистный ими социализм. О том, что за советскую власть воевали десятки тысяч украинцев под предводительством украинских же полководцев – Щорса, Боженко, Пархоменко, Коцюбинского, а всласть советов поддержало большинство населения Украины, почему-то умалчивают. Очень  уж хочется представить Украину жертвой чуждого ей социального эксперимента.

В действительности, Украина была не только жертвой (как и Россия), но и соавтором  социалистической идеи. Свой посильный вклад в ее приближение внесли многие выдающиеся деятели украинской культуры. Конечно, они мечтали не о таком социализме, который получился в Советском Союзе. Но ведь то же самое можно сказать и о российских интеллектуалах. Никто не предполагал, что мечта человечества о социальной справедливости обернется такими чудовищными уродствами – репрессиями и гулагами. Однако в этих трагических событиях повинны не только «москали». Достаточно нагрешили и мы, украинцы. Можно сказать, лучше многих других народов воспользовались «благоприятной ситуацией», чтобы свести счеты друг с другом.

 

О чем молчат «патриоты»

 

То же можно сказать и о голодоморе 1932-1933 годов, который унес миллионы украинских жизней. Такая же беда постигла и другие зерносеющие регионы Советского Союза: Кубань, Поволжье, Северный Казахстан. Признавая это, некоторые украинские историки утверждают, что больше всего жертв было все же в Украине. А поэтому мы имеем дело с геноцидом именно против украинского народа. Требуем, чтобы это признало мировое сообщество. Особую активность в этом проявляют диаспорные украинцы, а также те из наших соотечественников, которые происходят преимущественно из западных регионов Украины, где этого самого голода не было. Правда, были другие, вытолкнувшие миллионы украинцев западных земель Украины в Канаду, США, другие страны, но об этом национал-патриоты предпочитают молчать.

Им известен и палач: это, конечно же, Москва. Нам бы задуматься над тем, почему это с Украины выгребли хлеба больше, чем с других регионов. Не наши ли соотечественники повинны в этом? В архивах имеются документы, свидетельствующие о массовых приписках в рапортах о количестве выращенного зерна. Этим занимались все, начиная от председателей колхозов и заканчивая руководством республики. Из Москвы ведь не было видно крестьянских чуланов или ям с зерном. Но «москали» заведомо виноваты во всем.

Наша национальная особенность и беда заключается в том, что мы не желаем брать на себя ответственность за деяния наших предков. Нам проще отречься от нашего прошлого, объявить его не нашим. Так как это происходит с Переяславской Радой.

 

Переяславская Рада и Брестская уния

 

В январе 2004 года исполнилось 350 лет этому событию. Как бы кто ни относился к казацкой раде 1654 года, она была в нашей истории и предопределила нашу судьбы на несколько веков вперед.

Идея объединения не навязана нам Россией, но изначально была украинской. Она исходила от казацкой старшины и являлась злободневной для Украины в продолжение конца XVI – первой половины XVII веков. Реализовать ее удалось Богдану Хмельницкому. Он и казаки провозгласили в Переяславе: «Навеки вместе с Россией».

«Навеки» не получилось. Истории было угодно, чтобы Украина стала суверенным государством. И, слава Богу. Но это не может быть моральным оправданием нашего беспамятства, предательского отношения к «славным прадедам великим», а, в конечном счете, и к той же Россиb, подавшей нам руку помощи в трудную годину истории.

Разумеется, каждый имеет право на свое мнение. Важно только чтобы при его реализации люди не теряли элементарной порядочности, а главное – сознавали, что такое же неоднозначное отношение может быть и событиям, милым их сердцу.

Например, к Брестской унии 1596 года. Известно ведь, что она не была встречена столь единодушно, как Переяславская рада. Наоборот, вызвала раскол в украинском обществе. Параллельно с униатским собором, проходившим под покровительством Рима и Варшавы, в Бресте происходил другой собор – православный. Он был более представительным, в его работе принимали участие не только высшие православные священнослужители, но и низшее духовенство, объединенное вокруг князя Острожского, братчики, миряне. На этом соборе присутствовали также экзарх цареградского патриарха, посланник александрийского патриарха, митрополит белградский. Православный собор отверг унийные притязания Рима и Варшавы, провозгласил верность вере предков. Об этом как-то не принято говорить, да и прочитать можно только в специальной научной литературе. Но это же исторический факт. И если встать на позицию нынешних национал-радикалов, то можно раздуть такой пожар, какой просто немыслим в случае с Переяславской Радой.

Объективно, Брестский униатский собор 1596 года не может быть причислен к событиям, которыми следует гордиться украинцам. Хотя победа католической церкви над православием  была локальной, ее последствия для Украины оказались весьма драматическими. Фактически Брестская уния положила начало формированию на западноукраинских землях отдельного народа со своей духовностью и культурно-исторической традицией. Ничего, кроме сожаления, этот факт вызывать не может. Мы еще долго будем вкушать его горькие плоды. Но он имел место в нашей истории и с ним необходимо считаться. Не проклинать Рим или Варшаву, а задуматься над тем, почему немалая часть наших соотечественников так легко отринула православие, в котором они и их предки жили более шести веков, и приняла католичество.

 

О новом «прочтении» прошлого

 

После обретения Украиной независимости обозначилась тенденция нового «прочтения» прошлого. Ее носителями, как ни странно, оказались преимущественно люди, которые еще вчера прославляли «ум, честь и совесть эпохи». Теперь они же называют те времена черными в нашей    истории. Утверждают, что Украина в составе Российской империи и Советского Союза была на колониальном положении и ничего кроме горя и страданий не знала. Настойчиво внедряют в общественное сознание мысль, что это была не наша история. Постепенно это проникает в образовательную сферу. То, что совсем недавно было общим, теперь объявляется чужим.

Стоит ли доказывать, что отречение от своего прошлого, пусть и в единстве с прошлым других народов, не только безнравственно, но и оскорбительно для украинского народа. Он ведь был не только объектом истории, но и ее субъектом. Российскую империю созидали не одни «москали», но и украинцы тоже. Идеологами преобразований Петра I были выдающиеся украинцы Феофан Прокопович, Стефан Яворский, Арсений Сатановский и др. Более двух десятилетий ближайшим соратников Петра являлся Иван Мазепа. В 50-е годы XVIII века из десяти членов Священного Синода – девять были выходцами с Украины. Правой рукой императрицы Елизаветы Петровны был украинец Алексей Разумовский. Его брат Кирилл почти два десятилетия возглавлял Петербургскую академию наук. Сын Кирилла Разумовского Алексей стал сенатором и министром образования России. Князь Безбородько занимал должность канцлера в правительстве Александра I. Князь Кочубей был председателем Государственного совета и комитета министров при Николае I.

Полный перечень представителей Украины в высших властных коридорах Российской империи занял бы слишком много места. И, конечно же, сказанное никак не вяжется с колониальным статусом Украины. Разумеется, участие просвещенных украинцев в созидании Российской империи не обязывает нас к ее идеализации. В ней было много темного и уродливого, но если будем честны, должны разделить с русскими ответственность за ее несовершенство.

Еще более существенным представляется вклад украинцев в формирование русской культуры. Уже упоминавшийся Феофан Прокопович был одним из инициаторов основания Императорской академии наук в Петербурге. В Славяно-греко-латинской академии в Москве в течение XVIII века преподавало около 100 профессоров из Могилянской академии. Ее воспитанники Епифаний Славенецкий и Симеон Полоцкий считались основателями русской поэзии. Многие выходцы с Украины стали выдающимися русскими музыкантами (Березовский, Бортнянский, Гулак-Артемовский), художниками (Левицкий, Боровиковский, Репин, Ярошенко), историками Бантыш-Каменский, Венелин, Бодянский), литераторами (гоголь, Короленко)… А как относиться к русскоязычному творчеству Тараса Шевченко?

Имеем все основания утверждать, что украинцы являются полноправными сотворцами великой русской культуры. Для них она нисколько не чужая, не иностранная, но вторая родная.

Из сказанного выше видно, что деление украинской истории на свою – хорошую и чужую – плохую, является драматическим заблуждением, в котором мы пребываем уже четырнадцать лет.

 

                                                                                                                                           


      Отправить сообщение admin@intellectual.org.ua с вопросами и замечаниями об этом веб-узле.  По вопросам размещения материалов: - направляйте Ваши   материалы и письма по адресу: redaktor@intellectual.org.ua  

 БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ ФОНДА ВЕТЕРАНОВ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ: тел. 8 (067) 404-07-24  e-mail:  rass@intellectual.org.ua