Георгий КРЮЧКОВ

 

Независимость Украины и проблемы ее безопасности

        

На развитие событий в Европе и прежде всего на постсоветском пространстве значительное воздействие оказывает позиция Украины, провозгласившей в 1991 году свою независимость. Перед самой республикой встают непростые задачи, связанные с ее внешнеполитической ориентацией, обеспечением национальной безоспасности в нынешнем, неспокойном мире.

         Своим видением этих проблем делится автор – известный в Украине общественный деятель, в прошлом – партийный работник, избиравшийся народным депутатом СССР, депутатом Верховного Совета Украинской ССР ряда созывов, в 1998-2006 годах – член украинского парламента, председатель Комитета по вопросам национальной безопасности и обороны, непосредственный участник многих важных событий в общественно-политической жизни страны.

 

От автора

 

Предложение поделиться соображениями относительно проблем безопасности Украины, провозгласившей 15 лет тому назад свою независимость, поступило, когда автор завершал свою более чем полувековую общественно-политическую деятельность, в том числе восьмилетнюю работу в качестве депутата украинского парламента, в котором на протяжении двух созывов возглавлял – с двухлетним перерывом – Комитет по вопросам национальной безопасности и обороны.

 В марте 2006 года состоялись очередные выборы Верховной Рады Украины и органов местного самоуправления. В острой борьбе решался вопрос о создании парламентской коалиции, на которую, в соответствии с изменениями, внесенными в украинскую Конституцию, возлагаются  формирование Правительства и ответственность за его деятельность. На выборах решался коренной вопрос: смогут ли прозападные, проНАТОвские силы, пришедшие к власти в Украине в результате президентских выборов 2004 года, названных «оранжевой революцией», закрепить победу или им придется потесниться, что с новой силой выдвинуло в порядок дня проблемы внешнеполитического курса Украины, обеспечения ее национальной безопасности. В условиях усиливающегося геополитического противостояния великих держав, из которых одна – Россия рассматривает Украину в качестве сферы своих стратегических интересов, а другая – Соединенные Штаты Америки – «центральным вопросом своей национальной безопасности»*, верный выбор внешнеполитической ориентации приобретает для нашей страны поистине судьбоносное значение.

Данная работа является итогом раздумий о пройденном независимой  Украиной пути, о том, почему так непросто складываются отношения на постсоветском пространстве после развала Советского Союза, какие трудности приходится преодолевать в ходе реализации и отстаивания национальных интересов страны, создания эффективно действующей системы защиты ее безопасности от реальных и потенциальных внешних и внутренних угроз.

Автор выражает признательность Александре Григорьевне Тищенко за помощь в работе над книгой и подготовке ее к изданию.

Май    2006 года

 

  Георгий Крючков

 

СТАНОВЛЕНИЕ УКРАИНЫ КАК НЕЗАВИСИМОГО    ГОСУДАРСТВА

 

         Объективности ради, следует заметить, что начало «параду суверенитетов» союзных республик, то есть фактическому разрушению Советского Союза положило ельцинское руководство России, навязав Верховному Совету РСФСР в июне 1990 года принятие Декларации о государственном суверенитете Российской Федерации. Но в окончательном развале великого союзного государства особую роль сыграло тогдашнее руководство Украины в лице Л.Кравчука, И.Плюща и других бывших компартийных деятелей,  перешедших на сторону антисоциалистических, национал-экстремистских сил и действовавших под их все усиливавшимся  давлением. Оно фактически увело Украину от полноценного участия в разработке нового Союзного Договора. А подписав 8 декабря 1991 года в Беловежской пуще Соглашение о создании Содружества Независимых Государств и прекращении существования Союза ССР, сопроводило его при ратификации 10 декабря 1991 года Верховным Советом Украины такими оговорками,  которые фактически выхолостили содержание Соглашения и обрекли Содружество на медленное угасание.

         Сегодня официальная позиция Украины, изложенная, в частности, в распространяемых Министерством иностранных дел Украины ориентировках «Роль Украины в деятельности СНГ» и о «Статусе Украины в СНГ», формулируется так:  Украина, которая была одним из государств - учредителей СНГ, «не является государством – членом Содружества, поскольку не является стороной Устава СНГ». Ошибочным, по утверждению украинского МИДа, является и тезис об «ассоциированном членстве Украины в Содружестве». Участие ее представителей в мероприятиях Содружества, в том числе Межпарламентской Ассамблеи СНГ, носит, по существу, формальный характер.

 Общественность страны исподволь, но методично приучают к тому, что Содружество Независимых Государств, объявлявшееся первоначально «правопреемником Союза ССР», на самом деле создавалось лишь для «цивилизованного развода» бывших союзных республик, «закладывания правовой базы для развития принципиально новых полномасштабных двусторонних взаимоотношений с новыми независимыми государствами» и что «Содружество в политическом плане должно трансформироваться в межгосударственный механизм консультаций и переговоров» -  не более.

         В последующие годы руководство  Украины заявляя при каждом удобном случае, что считает отношения с Россией «краеугольным камнем украинской политики», поскольку «приоритетность такого курса определила сама история»*,  на самом деле стремилось увести Украину как можно скорее и как можно дальше от России, других бывших союзных республик, не допустить интеграции, восстановления союза между ними в какой бы то ни  было форме – будь-то обновленная федерация, конфедерация или иной формат содружества. Главенствующим стал тезис – «ввести Украину в семью европейских народов».

 Истинный смысл этого курса был определен  в принятой в 1996 году  Палатой представителей (4 сентября) и Сенатом США (18 сентября) Согласованной резолюции № 120 «В поддержку независимости Украины», среди 15 конкретных пунктов которой есть такие:

          « (3) Президенту и парламенту Украины надлежит сосредоточить свои усилия на принятии законов, необходимых для имплементации новой демократической Конституции...

         (5) Правительству Украины необходимо сделать своим первым приоритетом демонтаж еще остающихся социалистических секторов своей экономики, особенно путем ускоренной приватизации средних и крупных предприятий,  приватизации совхозов и колхозов, создания благоприятных условий для конкурентного энергетического сектора,  основанного на рыночных механизмах.

         (6) Правительству Украины следует осуществить  необходимые институциональные и правовые реформы в целях создания стабильного налогового режима, поощрения основанной на рыночных началах конкуренции, защиты права частной собственности, а также осуществить другие изменения, которые приведут к созданию позитивного климата для иностранных инвестиций...

(11) Правительству Украины необходимо продолжить действия в защиту своего суверенитета и суверенитетов других независимых государств бывшего Советского Союза путем противодействия появлению какой-либо политической или военной организации, которая могла бы содействовать реинтеграции государств бывшего Советского Союза  (подчеркнуто мною – Г.К.)...».

Документ, диктующий независимой Украине какую политику – внутреннюю и внешнюю -  следует ей проводить, поражающий откровенностью и циничным, бесцеремонным вмешательством в дела суверенного государства, «в поддержку независимости» которого он был принят, скрыт от народа Украины. Но именно этот документ, а также меморандумы, которые Правительство Украины подписывает с Международным валютным фондом,   «Планы действий» и «Целевые планы» с НАТО стали основой политики и повседневной деятельности украинских властей, которые послушно выполняли и выполняют требования Вашингтона.

К слову, в упомянутой Резолюции американского Конгресса особо отмечалась «важная геополитическая и экономическая роль Украины в пределах Центральной и Восточной Европы», а «сильная, устойчивая и безопасная Украина» объявлялась «важным элементом национальной безопасности Соединенных Штатов». Высоко оценивались такие акции украинского правительства, как удаление к 1 июня 1996 года ядерного оружия с территории Украины и ратификация Соглашения о его нераспространении, подписание 27 июля 1993 года Меморандума с Соединенными Штатами о взаимопонимании в вопросах сотрудничества в сфере обороны и военных отношений, предоставление украинских воинских подразделений в состав международных сил по поддержанию мира в государствах бывшей Югославии, проведение «в свободной и справедливой манере» президентских и парламентских выборов в 1994 году, которые закончились «первой мирной передачей исполнительной власти» на территории бывшего Советского Союза, а особенно то, что Украина «противопоставила появлению любой политической или военной организации, которая способствовала бы реинтеграции государств прежнего Советского Союза».

Развал Союза ССР, появление на его территории независимых  государств, провозгласивших курс на интеграцию в европейские и евроатлантические структуры, приход к власти послушных антисоциалистических режимов вполне соответствовали планам американской администрации. Принятием резолюций «в поддержку и защиту независимости», как это было в случае с Украиной, дело не ограничивалось. Новые государства не должны были представлять какой-либо опасности для Запада. Это касалось прежде всего Украины.

         Дело в том, что Украине после развала  Союза ССР досталась почти треть его оборонного потенциала, который предназначался для обеспечения надежной защиты западных рубежей нашей великой Родины. На ее территории находилась мощная военная группировка, насчитывавшая более 900 тысяч человек. В ее распоряжении было почти 6,5 тысячи танков, свыше 7 тысяч боевых бронемашин, более 3,8 тысячи единиц артиллерийских систем, около 1,5 тысячи боевых самолетов, 230 ударных вертолетов, а также легендарный Черноморский флот. Это была грозная сила.

         Особую опасность для себя Запад, прежде всего США усматривали в том, что в Украине был размещен третий по мощности в мире ядерный потенциал: свыше 1,5 тысячи ядерных боеголовок межконтинентальных баллистических ракет, 450 ядерных ракет воздушного базирования, более 2,5 тысячи единиц тактического и оперативно-тактического оружия.

         Для государства, которое провозгласило свою независимость, это создавало благоприятные предпосылки (военно-технические, кадровые, финансовые) для создания современной армии - отимальной по численности, мобильной, оснащенной новейшим вооружением и боевой техникой, всесторонне обеспеченной,  с высоким уровнем правовых и социальных гарантий для тех, кому доверено с оружием в руках защищать Родину, способной успешно справляться с возложенными на нее Конституцией страны обязанностями.

         Однако политическое руководство Украины оказалось неспособным  эффективно использовать эти возможности. К тому же создавались Вооруженные Силы Украины в очень непростых условиях: ни ельцинская Россия, ни Соединенные Штаты Америки, ни НАТО, чьи границы все ближе подходили к западным рубежам Украины, не были заинтересованы в том, чтобы она имела могучую, современную армию. Поэтому разрушение оборонного потенциала Украины, прежде всего ее ядерное разоружение было первой заботой заокеанских «радетелей» украинской независимости и остается ею сейчас, когда Украина стала «стратегическим партнером НАТО», а украинское руководство упорно добивается полноправного членства в альянсе. В этом интересы американцев совпадали с позицией руководства Российской Федерации. Под их мощным давлением Президент Украины  Л.Кравчук вынужден был подписать 3 сентября 1993 года соглашение о снятии с находившихся на территории Украины стратегических ракет ядерных боеголовок и передислокации их в Россию. В качестве компенсации Россия обязалась поставлять необогащенный уран для украинских атомных электростанций*.

         Свои обязательства по ядерному разоружению Украина выполнила за три года - на несколько лет раньше предусмотренных Соглашением сроков. Но, став неядерной державой, лишившись не только стратегического ядерного оружия (которое Украине с ее оборонной доктриной не было нужно), но и тактического, а также оперативно-тактического, как фактора сдерживания, реальных гарантий своей безопасности она не получила, несмотря на подписанное в декабре 1994 года президентами США и Российской Федерации, а также премьер-министром Великобритании Соглашение. Не лишне в связи с этим напомнить, что примеру Украины не последовало ни одно ядерное государство. Более того, количество таких государств увеличилось.    

         Под бдительным и требовательным присмотром американских «контролеров» разрушались шахтно-пусковые установки, где находились ракеты, уничтожались стратегические авиационные комплексы – суперсовременные самолеты ТУ-160 и ТУ-95 в Прилуках и Узине, ТУ-22МЗ в Полтаве (последние демонтированы в 2006 году). При этом обещанной американцами помощи в полном объеме Украина не получила. После того, как стратегические бомбардировщики были «разделаны», цветные металлы из них извлечены и увезены в США или выгодно реализованы, американская сторона свое участие в демонтаже самолетов прекратила. То же произошло и с уничтожением шахтных пусковых установок, рекультивацией земель, на которых эти установки были размещены. На мой вопрос: «Почему так ведет себя американская сторона?» сенатор Р.Лугар во время одной из многих  встреч с ним в Верховной Раде Украины ответил: «Наш Конгресс не выделяет на эти цели средства».

         Еще более тревожная ситуация сложилась на Павлоградском химическом заводе (Днепропетровская область), куда после снятия ядерных боеголовок были доставлены корпуса стратегических баллистических ракет SS-24. После извлечения твердого ракетного топлива ракеты также перестали представлять угрозу для американцев, и они в одностороннем порядке прекратили выполнение своих обязательств по заключенному с Украиной соглашению. Речь шла о строительстве стационарной установки для утилизации твердого ракетного топлива наиболее безопасным способом – путем гидроразмыва. Американцы же «советуют» уничтожать топливо сжиганием или подрывом, что, по мнению специалистов, чревато масштабной экологической катастрофой на Юге Украины, сопоставимой по тяжести последствий с аварией на Чернобыльской атомной электростанции. Все обращения украинского руководства к американским властям с просьбой выполнить взятые обязательства на протяжении нескольких лет не получали позитивного отклика. Это в стиле американцев: дело сделано, угроза их безопасности устранена, Украина остается в орбите влияния Запада, теперь со своими проблемами  украинцы пусть разбираются сами.

         На сайте Госдепартамента США 31 марта 2006 года со ссылкой на заявление заместителя госсекретаря США Джона Хиллена было собщено, что «США начинают на Украине работы по уничтожению переносных зенитных ракетных комплексов. Всего весной 2006 года на Украине будут уничтожены не менее тысячи ПЗРК».

         Тяжелейшие удары были нанесены по находившимся в Украине сегментам  единого оборонно-промышленного комплекса бывшего Советского Союза. Так  называемая «конверсия» оборонной промышленности осуществлялась без рассчитанной на перспективу программы, надлежащего финансового обеспечения и свелась к сокращению, а то и к прекращению разработки и выпуска современной боевой техники. Количество работающих на предприятиях, в конструкторских бюро, научно-исследовательских, проектно-конструкторских организациях оборонного значения уменьшилось почти на 70%. Страна лишилась многих прогрессивных технологий, высококлассных кадров  рабочих и специалистов, талантливых организаторов производства, а также важного источника валютных поступлений.

  К тому же, строительство Вооруженных Сил как одного из атрибутов независимого государства происходило в условиях затянувшегося всеохватывающего кризиса украинской экономики, обострения социальных проблем, в частности, связанных с трудоустройством и обеспечением жильем сотен тысяч военнослужащих, которые увольнялись из армии, - на фоне беспрецедентного обнищания подавляющего большинства народа.

  Строительство Вооруженных Сил сопровождалось их «реформированием»  по шаблонам НАТО. Проводить так называемый «оборонный смотр» - всесторонний анализ состояния украинской армии помогали НАТОвские чиновники. Они определяли основные направления «военной реформы», осуществляли требовательный контроль за ее проведением. Будучи летом 2000 года в Киеве, глава американского Госдепартамента М.Олбрайт публично и бесцеремонно – в присутствии руководителя украинского внешнеполитического ведомства – отчитала власти Украины за то, что «медленно осуществляется военная реформа» и  украинские Вооруженные Силы  медленно переходят на стандарты НАТО. Стоило министру обороны Украины А.Кузьмуку дать понять, что строительство Вооруженных Сил осуществляется не для того, чтобы угодить «какой-то мадам», а исходя из государственных интересов Украины, как против него в украинских средствах массовой информации была развернута  кампания шельмования...

         Формирование структур Вооруженных Сил Украины поручалось, особенно на первых порах, малокомпетентным, но амбициозным деятелям, «генерал-сержантам», для которых главным был не профессионализм, а «національна свідомість» («национальная сознательность») военнослужащих, прежде всего их антироссийская настроенность.

         Финансирование Вооруженных Сил все эти годы осуществлялось в размере 50-60% от минимально необходимых потребностей. Понятно, что в таких условиях ни о каком переоснащении их новейшей боевой техникой не могло быть и речи. Надо ли удивляться тому, что за все годы своего существования украинская армия не получила, по сути, ни одного нового вида, ни одной новой системы вооружений? Что же касается состояния техники, которой оснащена украинская армия, то к началу 2005 года свыше 60% вооружения и боевой техники находилось в эксплуатации более 15 лет,  в том числе 55% бронетанковой техники, 65% самолетов, 77% боевых кораблей и судов обеспечения – свыше 20 лет. При этом 55% боевых самолетов и зенитных ракетных комплексов  Воздушных Сил, 97% боевых кораблей Военно-Морских Сил, 84% ракетно-артиллерийского вооружения, 11% бронетанкового вооружения и  техники,  свыше 97% автомобильной техники, 53% автоматизированных систем управления и 45% радиоэлектронной техники требовали ремонта. 80% зенитных управляемых ракет комплексов средней дальности были небоеспособными*. Деградация  военно-технического потенциала приобрела такие масштабы и темпы, что возникла реальная угроза переступить черту, за которой Вооруженные Силы Украины могут утратить свою боеготовность. 

         К тому же по уровню социальных гарантий для защитников Родины Украина на порядок и даже больше отстает от стран – членов НАТО. Военнослужащие срочной службы в украинской армии получают в месяц примерно 10 долларов США (еще в прошлом году эти выплаты были в три раза меньше), в то время как в Бундесвере ФРГ солдат-срочник сразу после призыва получает в месяц 222 евро, а на девятом месяце службы – 270 евро (плюс питание, бесплатный проезд на транспорте, увольнение в выходные дни). Контрактникам в польской армии выплачивают в среднем 800 долларов США в месяц, а в украинской армии они еще недавно получали всего 80 долларов, сейчас менее 200 долларов.

Буквально на глазах происходит разрушение основы основ Вооруженных Сил – их кадрового потенциала. Неудовлетворительное материальное положение военнослужащих, десятки тысяч которых не обеспечены жильем, многочисленные реорганизации, связанные с массовыми  увольнениями и перемещениями личного состава, обусловливают текучесть офицерских кадров, отрицательно сказываются на морально-психологическом настрое в войсках, подрывают их авторитет и боеспособность.

Добавим к этому, что значительная часть вооружения и военной техники, доставшихся от Советской Армии и состоявших в основном из лучших на то время образцов, была разбазарена, хотя на средства от их реализации (это - миллиарды долларов)  можно было не только оснастить и перевооружить армию, но и обеспечить военнослужащих, военных пенсионеров жильем, решить другие острые социальные проблемы.

Казалось бы, такое состояние украинских Вооруженных Сил, ход их реформирования должны были вызывать озабоченность у руководства Организации Североатлантического договора, в которую так стремятся втянуть Украину ее правящие круги. Но этого не происходит. Более того. НАТОвские эмиссары теперь на все лады расхваливают ход военной реформы в Украине. Объяснить это можно одним: альянсу, Западу сильная, современная украинская армия не нужна. Достаточно того, что Украина располагает мощной военно-транспортной авиацией, так необходимой для доставки живой силы и боевой техники НАТО, готова предоставить в распоряжение альянса свою территорию и по первому зову направить своих миротворцев в любую точку земного шара.

Ситуация в сфере обороны, с обеспечением военной безопасности страны, конечно же, обусловлена состоянием украинской экономики, ее отставанием не только от европейских государств, но и от большинства бывших союзных республик. Если 27 постсоциалистических стран по объему валового внутреннего продукта достигли к началу 2005 года, по данным Европейского банка реконструкции и развития, 91% от уровня 1989 года, в том числе Россия – 82%, Казахстан – 103%, Белоруссия – 111%, то Украина – лишь 57%. Хуже показатели только в Молдове – 44%, Грузии – 45%, Сербии – 51%. Среди двухсот государств мира Украина по качеству жизни занимает, по данным ООН, 104-е место, тогда как Россия – 71-е, Белоруссия - 60-е.

Как не вспомнить в связи с этим, что при Советской власти, в составе Союза ССР Украина по большинству показателей развития индустрии, агропромышленного комплекса, социальной сферы, науки занимала передовые позиции в Европе, имела лучшие стартовые возможности для осуществления трансформаций, которых настоятельно требовало время. Однако власти Украины, в которой за годы независимости более десяти раз менялись составы Правительства, оказались неспособными реализовать эти возможности.

         Ситуация осложняется хроническим противостоянием политических сил, острой парламентской борьбой за власть, в которой центральное место занимали и занимают вопросы социально-политического выбора и внешнеполитической ориентации Украины.


 

МЕНЯЮЩИЙСЯ МИР И МЕСТО В НЕМ УКРАИНЫ

 

Вопреки расхожему мнению Украина (как, впрочем и другие бывшие союзные республики) обрела государственную самостоятельность вовсе не благодаря «мощному национально-освободительному движению». Хотя вышедшие на поверхность в годы так называемой «перестройки» антисоциалистические, националистические силы приложили немало усилий, чтобы оттеснить от руководства страной  ослабевшую Компартию, преданную ее лидерами – М.Горбачевым, А.Яковлевым и их сообщниками, реализовать вожделенную мечту – оторвать Украину от России, столкнуть ее на путь капиталистической реставрации, бросить в объятия Запада. Причины распада Советского Союза, Организации Варшавского Договора более глубокие. Советское партийное и государственное руководство оказалось неспособным адекватно ответить на вызовы времени, обеспечить трансформацию на социалистических началах общественной и государственной жизни, восстановить подлинно федеративный характер организации Советского союзного государства, по-новому выстроить отношения с другими социалистическими странами.

Получив, что называется, как «подарок с неба» государственную самостоятельность, украинские лидеры и дорвавшиеся до власти национал-экстремисты не знали, как ею распорядиться, как организовать в интересах своего народа систему отношений с бывшими союзными республиками, другими государствами Европы и мира. Лозунг украинских националистов 20-х-30-х годов прошлого столетия («Геть від Москви!» - «Долой от Москвы!») вновь был вытащен из нафталина и пущен в ход. Дополненный стремлением «как можно быстрее интегрироваться в Европу» он, по существу, определил общественно-политическую жизнь и политику украинского руководства после антисоциалистического переворота 90-х годов. Украинцев убеждали: «Станем «самостийными», независимыми от Москвы, которая «съела наше мясо, наше сало, нашу колбасу, выпила нашу горилку», - заживем как в Европе»,  благо промышленной и сельскохозяйственной продукции Украина производила на душу населения не меньше, а по многим видам и больше, чем передовые европейские государства. И люди поверили...

Во многом был прав заместитель руководителя Администрации Президента Российской Федерации В.Сурков, когда,  выступая 7 февраля 2006 года перед слушателями Центра партийной учебы “Единой России”,  объяснял мотивы такого образа мыслей и действий руководителей государств, образовавшихся на постсоветском пространстве: “Страны, которые объявляют своей национальной идеей вступление в Евросоюз, очень счастливые люди: им много думать не надо. У них все очень просто: “Москали плохие, они во всем виноваты, мы сейчас побежим в Брюссель, и там все будет хорошо”. Надо помнить, что все эти нации ни одного дня в своей истории не были суверенными, они не имеют  навыка государственного существования. Поэтому вполне понятно, что, когда в Москве не сложилось, или сложилось не так, как хотелось, они сразу же, не задумываясь, бегут к другому хозяину. Это нормально. Были провинцией одной страны, станут провинцией другой”.

Это происходит в условиях динамичной трансформации всей системы международных отношений, находящейся, по определению министра иностранных дел Российской Федерации С.Лаврова, в переходном состоянии.* Среди факторов, определяющих нынешнюю геополитическую ситуацию и непросредственно или опосредовано влияющих на положение Украины в мире, следует отметить, с одной стороны, глобализацию мировой экономики, углубление интеграционных процессов, усиление зависимости национальных экономических систем и информационного пространства от действий извне, влияния и давления межгосударственных образований, транснациональных корпораций и кампаний, а с другой – рост национального самосознания, стремление к утверждению и упрочению государственной независимости суверенных государств, их экономических и политических позиций, все более явственное неприятие системы международных отношений, которая основывается на концепции однополярного мира с доминированием в нем единственной сверхдержавы – Соединенных Штатов Америки, распространение идеи многополюсного мира, становление новых центров притяжения и влияния в лице стран, индустриальный и научный потенциал которых бурно развивается (Европейский Союз, Япония, Китайская Народная Республика, Россия, Индия, Юго-Восточная Азия, Латинская Америка, Южно-Африканская Республика).

Эти процессы сопровождаются углублением пропасти между развитыми государствами и странами так называемого “третьего мира” по уровню экономического развития и жизни населения. По данным, публиковавшимся в печати, соотношение доходов 20% самого богатого населения Земли (стран “золотого миллиарда”) и доходов 20% беднейшего населения планеты, составлявшее в 1960 году 30 : 1 и 60 : 1 в 1990-м, возросло до 90 : 1 в 2000 году. Ныне более чем в 70 странах уровень валового внутреннего дохода на одного человека остается более низким, чем в конце 1970-х годов.

 Обострение конкурентной борьбы, в том числе с применением военно-силовых методов, между ведущими державами за передел сфер влияния, за доступ к ключевым источникам сырьевых ресурсов (нефть, природный газ) и установление контроля над системами стратегических коммуникаций (транзитные нефте- и газопроводы, линии электропередачи, железные дороги, морские порты, аэропорты) создает реальную угрозу международному миру и национальной безопасности стран, которые находятся, как и Украина, в опасных зонах возможной конфронтации.

Уместно в связи с этим заметить, что реставрация капиталистических отношений на постсоциалистическом пространстве, в том числе в России, Украине, других бывших советских республиках, не устранила противоречий между государствами с однотипной социально-экономической системой. Это дает основания утверждать, что ленинский анализ капитализма в его империалистической стадии, природы межимпериалистических противоречий и сегодня сохраняет силу.

Последние годы ознаменованы появлением принципиально новых вызовов международной и национальной безопасности – опасной эскалацией международного терроризма, организованной преступности, распространением оружия массового уничтожения, торговлей людьми. возрождением пиратства. Трагические события 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке, а в последующие годы – в Мадриде, Лондоне, других местах засвидетельствовали, что от  преступных намерений террористов не застраховано ни одно государство мира, в том числе и самое могущественное из них – Соединенные Штаты Америки. Развязанная американцами и англичанами война против режима Саддама Хусейна в Ираке, образование антитеррорической коалиции, к которой присоединилась и Украина, акция НАТО против талибов в Афганистане не уменьшили этой угрозы, более того - они стимулировали новые опасные вылазки экстремистов и  совершаемые ими террористические акции.

Безуспешные попытки правящих кругов США и их союзников “навести порядок”, “утвердить демократию” в Ираке, других странах, действуя в духе идеологии панамериканизма и политики так называемого “евроцентризма”, спровоцировали новый, чрезвычайно опасный феномен – столкновение цивилизаций, противоположных духовных и религиозных ценностей.  В опубликованной в 1993 году в американском журнале «Foreign Affairs» статье профессора Гарвардского университета С.Хантингтона «Столкновение цивилизаций», представлявшей политическую стратегию США, отмечалось, что в рождающемся мире «наиболее значимые конфликты глобальной политики будут развертываться между нациями и группами, принадлежащими к различным цивилизациям. Столкновение цивилизаций станет доминирующим фактором мировой политики. Линия излома между цивилизациями – это и есть линия будущих фронтов».

Народы всех континентов, на какой ступени развития они бы ни находились, отвергают проявления неоимпериалистической, неоколониалистской политики, в том числе стремление западных держав унифицировать общественные процессы в мире, навязать стандартные для всех государств, независимо от их специфики, традиций, конкретных условий, “матрицы развития”, или, как принято их называть, “дорожные карты”, относительно принципов так называемой “догоняющей” модернизации, представить Европу в качестве единственного носителя цивилизационных ценностей, олицетворения “цивилизационного” развития.

Приняв на себя роль “верховного судьи”, взяв на вооружение “безотбойные” лозунги “демократии”, “прав человека”, “свободы слова”, “гражданского общества”, “честных, прозрачных выборов”, применяя к тому же двойные стандарты, западные державы и, к сожалению, Парламентская Ассамблея Совета Европы возомнили, что они вправе вмешиваться во внутренние дела суверенных государств, что они, и только они могут  оценивать, в какой стране выборы проведены честно, справедливо, а в какой – нет, какой режим является демократическим, а какой - диктаторским.

Агрессивная политика “силовой (ускоренной) демократизации”, тупо проводимая западными державами, прежде всего Соединенными Штатами Америки, ведет к обострению отношений не только с исламским миром. Наглядный пример тому – остракизм, которому Запад подвергает  Белоруссию, народ которой огромным большинством убедительно проявил свою волю при выборах президента своей страны. К сожалению, недальновидная прозападная правящая верхушка Украины присоединилась к проведению этой деструктивной, оскорбительной и несправедливой для соседней, дружественной страны политики.

Нельзя не согласиться с мнением известного американского аналитика Ф.Закарии, который отмечал в вышедшей в 2003 году книге  “Будущее свободы”: если в начале ХХ века основной целью было “сделать мир более безопасным для демократии”, то теперь главной задачей стало “сделать демократию менее опасной для мира”. Разумеется, здесь речь идет не о демократии вообще, а о том, что под видом демократити пытаются навязать другим странам современные  претенденты на мировое господство.

Неоднозначные процессы происходят в Европе. Распад Советского Союза и Организации Варшавского договора, утверждение независимости бывших союзных республик СССР, вхождение прибалтийских, центрально- и восточноевропейских стран в Европейский Союз и Организацию Североатлантического договора, глубокие общественно-политические трансформации, происшедшие в этих странах, радикально изменили карту Европы, ситуацию на постсоветском пространстве и на всем европейском континенте. Однако они не привели к полной реализации целей, ради которых создавалась Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, и прежде всего к сформированию общеевропейской системы коллективной безопасности.

Более того, на Западе разработаны планы строительства так называемой “Великой Европы”, которая, по замыслу их авторов, должна объединить все государства европейского континента, кроме России. Президент “Проекта переходной демократии” Брюс Джексон, непосредственно причастный к разработке этих планов, указывает:  “Существует два видения Европы: старое европейское ядро и расширенная Европа...Анкара, Белград и Киев определят создание Европы. Без них евроатлантическая общность будет меньше, уже, не такой прочной, менее процветающей и в конечном счете менее безопасной”. И далее: “Третья фаза европейской истории будет иметь дело с наиболее нестабильными регионами Европы: Балканами, Кавказом, Черным морем и пограничной зоной Украины. Прочный мир на Балканах, Кавказе и в пограничной зоне откроет Европе двери к России и станет новым этапом партнерских отношений России с Соединенными Штатами и Европейским Союзом. Без Великой Европы мы не можем надеяться на демократизацию Великого Среднего Востока... Все европейские силы усматривают в Восточной Европе ключ к европейской безопасности. Стратегические обстоятельства вынуждают Европу и НАТО приобщить к сотрудничеству Украину, Белоруссию и Молдову... Украина, Белоруссия и Молдова – неотъемлемая часть европейской истории. Эти земли соединяют Северную и Южную Европу и являются своеобразным мостом между Россией и Западной Европой”*.

Это означает, что с завершением строительства “Великой Европы” на нашем континенте появится новая разделительная линия, Европа будет снова раcколота. Украина в случае включения ее в “Великую Европу”, то есть вступления в НАТО окажется в пограничной зоне, которую авторы указанного плана относят к наиболее нестабильным регионам Европы.

  Функционирование Европейского Союза и НАТО, их дальнейшие перспективы наталкиваются на неоднозначность позиций старых и новых членов ЕС и альянса относительно расширения европейских и евроатлантических структур, интеграционных процессов в них, на различное отношение к американо-британской акции в Ираке и по другим вопросам. Об этом свидетельствуют, в частности, отказ Франции, Федеративной Республики Германии, Бельгии послать своих военнослужащих в Ирак, дистанцирование правительства Великобритании от возможностей вооруженной акции Соединенных Штатов против Ирана, неудачная попытка ратифицировать Европейскую Конституцию, намерения Европейского Союза воздержаться на какое-то время («пока не будет принята единая Конституция или иной документ, регулирующий структуру Союза») от рассмотрения вопросов о приеме в ЕС новых членов, в том числе Украины. Это делает практически нереальным ее вступление в Европейский Союз в ближайшие 10 и даже 20 лет. Ситуацию вряд ли существенно изменит вариант  «ассоциированного членства» Украины в ЕС.

На развитии геополитической ситуации, прежде всего обстановки на европейском континенте в контексте национальной безопасности Украины, все ощутимее сказывается наметившийся поворот в отношениях между Соединенными Штатами Америки и Российской Федерацией. О том, что такой поворот, по сути, уже начался и все больше углубляется по мере укрепления российской экономики и наращивания оборонного могущества, свидетельствуют, в частности,  содержание опубликованной в марте 2006 года новой «Стратегии США в области национальной безопасности»* и развитие событий в последнее время. Речь идет о все более явном отходе американских властей от отношений «стратегического партнерства» с Россией и возвращении к сотрудничеству с ней лишь на некоторых направлениях. В американской печати появляется все больше материалов, в которых говорится о переходе к конфронтационной политике, характерной для периода «холодной войны», к соревнованию в ядерной сфере*.

В этом противостоянии Украине отводится особая роль. Американский политолог Стивен Коэн в упоминавшейся выше статье «Мы возвращаемся к концепциям времен СССР», ссылаясь на доклад «Неверный путь России: что могут и должны сделать Соединенные Штаты», подготовленный группой экспертов Совета по международным отношениям, объединяющего внешнеполитическую элиту США, отмечает: «Главная идея доклада: никакого партнерства с Россией не существует, политика, направленная на его установление, провалилась. Подлинного партнерства между нашими странами действительно не было, но об этом в Америке не говорили открыто. Раньше использовали термин «стратегическое партнерство», а сейчас заявляют, что с Россией можно сотрудничать лишь там, где это необходимо. Это как раз суть отношений между Вашингтоном и Москвой во времена «холодной войны». Авторы доклада фактически призывают к проведению в отношении России политики сдерживания. Но это же концепция времен «холодной войны»!». В докладе говорится: «как ни печально, авторитарнапя Россия явно не рвется действовать в согласии с Западом... Становится понятно: московское руководство все больше уходящее в автократию, в международных делах обязательно будет стоять на пути Вашингтона».

В подтверждение того, что в указанном документе «применены все двойные стандарты времен «холодной войны», Стивен Коэн ссылается на ситуацию с Украиной. «Поразительно, но мы утверждаем, - подчеркивает автор, - что у России нет национальных интересов на Украине. А вот у нас (США – Г.К.) есть право делать все, чтобы присоединить Украину к НАТО. Авторы доклада ... придерживаются общей позиции: если оторвать Украину от России, то для вашей страны (Российской Федерации – Г.К.) это станет смертельным ударом». В этом суть происходящей на нашем континенте геополитической перегруппироваки, частью которой, по словам первого заместителя министра иностранных дел Украины А.Бутейко, является вступление Украины в НАТО*.

Угрозы национальной безопасности Украине усиливаются неурегулированностью ряда проблем в отношениях с некоторыми соседними государствами, в частности, незавершенностью процесса оформления государственных границ, и особенно наличием очагов продолжающихся и потенциальных конфликтов в близких к Украине регионах (Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах; Ирак, Сирия, Иран, Палестина),  а также перемещением на территорию соседних с Украиной государств (Румыния, Болгария, Польша) американских военных баз.

Похоже, однако, что появление таких баз вблизи западных границ нашей страны не беспокоит украинские власти. И объясняется это не тем, что сейчас и в обозримой перспективе непосредственной военной угрозы Украине со стороны иных государств  не усматривается. Дело в том, что нынешнее руководство Украины сделало выбор, однозначно встав на сторону США и НАТО, полагаясь на их защиту в случае возможного вооруженного конфликта. Насколько это согласуется с интересами Украины – другой вопрос.


 

ЕВРОПЕЙСКИЙ ВЫБОР В КОНТЕКСТЕ ОТНОШЕНИЙ   С РОССИЕЙ

 

 Победа в августе 1991 года национал-шовинистических, прозападных сил в Украине не сделала простым определение внешнеполитической ориентации. В широких слоях народа сохранялись приверженность разрушенному союзному государству, надежда на его восстановление в той или иной форме. Эти настроения преобладают, хотя и в меньшей степени, и сегодня. Об этом убедительно свидетельствуют приведенные ниже  результаты опросов общественного мнения, проводимых ежегодно Институтом социологии Национальной Академии наук Украины*.

                                                           /В процентах к числу опрошенных/

Какому варианту развития событий Вы отдаете предпочтение

 

 

1994 год

 

1997 год

 

2005 год

В первую очередь расширять связи Украины в рамках СНГ

40,5

23,7

10,9

Развивать ее отношения преимущественно с Россией

16,6

 4,5

 8,3

Укреплять прежде всего восточнославянский блок (Украина, Россия, Белоруссия)

____________________________________

х

24,3

29,3

Всего

 

57,1

52,5

48,5

Устанавливать связи прежде всего с развитыми странами Запада

12,6

13,8

17,9

Опираться прежде всего на собственные ресурсы, укрепляя независимость

12,9

16,1

20,3

Разные регионы Украины должны избирать свой путь

 4,1

 4,1

2,9

Дали иной ответ, не определились с ответом  или не ответили

13,4

13,5

10,6

 

К идее присоединения Украины к Союзу России и Белоруссии скорее положительно относились в 1997 году 53,6% опрошенных и столько же в 2005 году, скорее отрицательно – соответственно – 24,3% и 27,8%, не определились или не ответили – 22,1% и 18,5%.

Идея «восточнославянской» внешнеполитической ориентации Украины получает поддержку 77% населения в восточных регионах, 71% - в южных, 43% - в центральных и 18% - в западных.

Показательна и динамика настроений относительно вступления Украины в Европейский Союз. В сравнении с данными опросов, проведенных в 2000 году, удельный вес тех, кто скорее положительно относится к вступлению в ЕС, уменьшился с 56% до 42,7%, а тех, кто к этому относится скорее отрицательно, - возросло в два раза – с 9,6% до 19,9%, не определились - соответственно – 34,4% и 32,9%.

Еще более разительные изменения происходят в отношении населения страны к идее вступления в НАТО. Скорее негативно относились 33,5% в 2000 году, 50,4% - в 2005 году, скорее позитивно – соответственно -  24,9% и 14,9%, затруднились ответить – 41,5% и 34,4%. Исследования, проводившиеся в 2005-2006 годах, зафиксировали еще большее увеличение количества противников членства Украины в Североатлантическом альянсе.

Негативное отношение большинства населения нашей страны к вступлению в НАТО исследователи объясняют не «наследием советской антиНАТОвской пропаганды», о чем толкуют официальные власти, в особенности прозападно настроенные руководители МИДа и Минобороны, а прежде всего «опасениями втягивания Украины в геополитические конфликты, связанные с противостоянием России и НАТО»*.

Руководство страны не могло игнорировать эти настроения. И Л.Кравчук, и сменивший его на посту Президента Украины Л.Кучма лавировали: заявляя о приоритетном значении украинско-российских отношений, о «дружбе с великим северным соседом», они в то же время стремились задобрить Запад, снискать его расположение. Эта политика называлась «многовекторной». Она всячески высмеивалась теми, кто тянул Украину на Запад – подальше от России.

В связи с этим хотел бы сказать, что, по моему мнению, политика такой державы, как Украина, находящейся в центре Европы, не может не проводиться по различным векторам. Ее интересы имеются и на Западе, и на Востоке, на американском континенте и в Азии, в Африке. Их реализация требует активного взаимовыгодного сотрудничества на всех направлениях.

Что касается интеграции Украины в европейские структуры, то этот курс  продиктован  реалиями современной геополитической обстановки, ситуацией в самой стране. Но такой курс, как и любой другой,  оправдан лишь при условиях:

если при его проведении на первый план ставятся не идеологические соображения, а национальные интересы страны, прежде всего быстрейшее достижение передовых рубежей в социально-экономическом развитии, значительное повышение жизненного уровня народа, утверждение присущих демократическим государствам основ общественной и государственной жизни (что является делом самой Украины)

и если при этом динамично развиваются равноправные партнерские отношения и взаимовыгодное сотрудничество во всех сферах с Соединенными Штатами Америки, европейскими державами, Российской Федерацией, Белоруссией, другими бывшими союзными республиками, странами всех континентов.

Противопоставление одного направления во внешней политике  другому чаще всего  оборачивается потерями для государства, ослаблением его международных позиций и безопасности.

На примере отношений с Россией это особенно наглядно видно. Проведение курса на интеграцию в европейские и евроатлантические структуры, сопровождающееся ухудшением отношений с Российской Федерацией, чем бы это ни оправдывалось, угрожает, как становится все более очевидным:

потерей Украиной емкого российского рынка многих видов промышленной и сельскохозяйственной продукции, которые в условиях жесткой конкуренции не находят и вряд ли найдут сбыт на европейских рынках;

возможностью утраты ею уже в ближайшие годы (после введения Россией новых магистральных газопроводов в Европу по дну Балтийского и Черного морей) роли транзитной державы, а также гарантированного источника снабжения энергоресурсов;

сворачиванием (что уже и происходит) сотрудничества в военно-технической сфере, утратой высоких технологий, квалифицированных кадров, закрытием части оборонных предприятий, ростом безработицы.

«Развод» бывших союзных республик, тем более таких, как Российская Федерация и Украина, каким бы «цивилизованным» он ни был, не мог быть простым и легким. Встало множество крупных и мелких вопросов, требовавших решения. За ними стояли национальные интересы, судьбы миллионов людей, многие годы являвшихся гражданами единого великого государства, которое они совместно строили, вместе защищали, возрождали, поднимали к высотам социального и научного прогресса, и вдруг оказавшихся по разные стороны государственных границ, с чем не могли психологически, чисто по-человечески смириться. При решении каждого вопроса надо было найти такой баланс интересов, который устраивал бы обе страны, не отдалял их друг от друга. Выстраивать новую парадигму отношений между нашими странами приходилось в условиях, когда на ситуацию влияли  шовинистически настроенные политики и государственные деятели в России и воинствующие русофобы в Украине, а также зарубежные государства, прежде всего Соединенные Штаты Америки.

В ходе работы над этой книгой автор ознакомился с интересным изданием – хроникой взаимоотношений между Украиной и Россией в 1991-2003 годах*, подготовленным авторским коллективом исследователей из учебных заведений и научных учреждений Одессы и Киева. В нем перечислены в хронологическом порядке со ссылкой на официальные документы и сообщения печати основные события, отражающие динамику украинско-российских отношений на рубеже, когда Украина и Российская Федерация стали независимыми друг от друга суверенными государствами.

Читая книгу, пришлось как бы заново пережить драматические события тех лет, прочувствовать, какие трудности довелось преодолевать в процессе выстраивания отношений между нашими государствами. Достаточно назвать  лишь некоторые, наиболее важные проблемы, которые надлежало решить:

взаимное признание прав и урегулирование отношений собственности между Украиной и Россией;

урегулирование долговых обязательств и кредитных требований;

раздел золотого запаса и решение судьбы Алмазного фонда СССР;

раздел имущества дипломатических представительств бывшего Союза ССР за рубежом;

проблемы, возникшие в связи  с выходом Украины из рублевого пространства;

торгово-экономические и финансовые отношения;

таможенная политика;

поставки Украине энергоресурсов (нефть, природный газ) и транзит их через территорию Украины, вопросы ценообразования на указанные ресурсы (с учетом необходимости перехода на мировые цены);

о поставках ТВЭЛов (ядерного топлива) для украинских атомных электростанций;

сотрудничество в разработке шельфов Азовского и Черного морей;

сотрудничество в пограничных вопросах, делимитация, демаркация и обустройство границы между нашими странами;

ликвидация последствий Чернобыльской катастрофы;

правовое регулирование трудовой деятельности и социальной защиты граждан Украины и России, работающих за пределами своих государств;

обеспечение прав украинской диаспоры в Российской Федерации;

сотрудничество в оборонной и военно-технической сферах, в том числе вопросы, связанные с использованием дислоцированных на территории Украины станций предупреждения о ракетном нападении;

присоединение Украины к Протоколу к Соглашению между государствами – участницами Содружества Независимых Государств от 14 февраля 1992 года о социальных и правовых гарантиях военнослужащих, лиц, уволенных с воинской службы, и членов их семей (Верховная Рада Украины ратифицировала указанный Протокол только 7 июня 2001 года)       и многие другие.

За присоединение Украины к Межпарламентской Ассамблее Содружества Независимых Государств Верховная Рада Украины проголосовала лишь 3 марта 1999 года.

Некоторые из перечисленных выше вопросов не решены до конца и сейчас или даже после принятия решений остаются предметом острых дискуссий как внутри Украины и России, так и между государственными органами наших стран. Многое еще остается «за кадром». Но острота ситуаций, возникающих в межгосударственных отношениях, нет-нет, да и прорывается наружу, в частности, проявляется в раздраженных высказываниях государственных деятелей  Украины и России.

Так, выступая в январе 1993 года с докладом на  сессии Верховного Совета Украины Л.Кучма, который тогда был   премьер-министром, говорил: «Тот, кто кричит о высоких ценах нового Правительства, забывает: то, что мы получили за год повышение цен на нефтепродукты в 300 раз, не результат случайностей. Мы не удержали связей с Россией хотя бы на минимуме необходимого и много мечтали в этом зале об интеграции в богатую Европу. Но за мечты нужно теперь платить»*. А спустя некоторое время во время встречи с представителями деловых кругов Украины, отмечая, что для экономики и вообще для существования Украины одна из главных проблем – экономические отношения с Россией, Л.Кучма подчеркнул: «Россия держит курс на мировые цены, а часть высших должностных лиц и влиятельных политиков (России – Г.К.) никак не может отказаться от политики «нефтяной плети» по отношению к Украине»**.

Что изменилось с тех пор? Проблемы, связанные с поставками энерогоресурсов, ценами на них, еще  больше обострились. И объясняется это как позицией должностных лиц в России, так и особенно противопоставлением украинским руководством европейских устремлений добрососедским, дружественным отношениям с Россией.

К слову, Л.Кучма и после избрания Президентом Украины неоднократно возвращался к этой проблеме. В интервью российской «Независимой газете», отрывки из которого были опубликованы в украинской печати, давая оценку отношениям между нашими странами за 1996 год, когда министром иностранных дел Российской Федерации стал Е.Примаков, он говорил: «Тогда я с особым энтузиазмом воспринял слова Евгения Примакова о том, что приоритетными направлениями внешней политики России станут страны СНГ и, прежде всего, Украина. На смену Андрею Козыреву пришел новый министр, прагматик, более глубоко знающий содержание украинско-российских проблем, и мы имели основания ожидать изменений и в российской политике, и в российской дипломатии относительно нас. К большому сожалению, на протяжении последнего года ничего не изменилось. Мне даже кажется, что небеспристрастное, предубежденное отношение к Украине усугубилось. Абсолютно никто в России не хочет понять нашу позицию, выслушать наши аргументы. Иначе говоря, в России делают вид, что Украины как суверенного независимого государства не существует»*.

Это особенно проявилось при решении основополагающих вопросов – о границах между нашими государствами, разделе Черноморского флота, подготовке, заключении и ратификации так называемого «Большого договора» - о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Российской Федерацией. Собственно, речь шла о юридическом и фактическом признании Россией Украины как независимого государства. Это был рубеж, преодоление которого российскому руководству давалось нелегко. Влиятельные силы в российском руководстве, политикуме никак не решались пойти на этот шаг, который должен был подвести черту под целой эпохой в украинско-российских отношениях. Они не могли смириться с тем, что Крым, Севастополь являются неотъемлемой составной частью Украины, а Черноморской Флот находится на ее территории временно. Не воспринимали этого и многие рядовые россияне.

 Все перечисленные выше вопросы взаимосвязаны, и «затор» в разрешении одного из них сдерживал достижение соглашения по другим. Неосторожное высказывание того или иного государственного деятеля в одной стране незамедлительно вызывало острую реакцию в другой, что также сказывалось на переговорном процессе.

Только в феврале 2002 года, после четырехлетних изнурительных переговоров, была завершена делимитация сухопутного участка российско-украинской границы, а договор об украинско-российской границе Президенты Л.Кучма и В.Путин подписали почти год спустя – 28 января 2003 года*, подтвердив тем самым, что оба государства не имеют друг к другу территориальных претензий. Но процесс делимитации морской границы в Азовском море и Керченском проливе не завершен до сих пор.

Об обстановке, в которой решались эти вопросы, можно судить по эмоциональному высказыванию Л.Кучмы о причинах трудностей в развитии украинско-российских отношений в уже упоминавшемся интервью «Независимой газете»: «Политической воли Президента Российской Федерации было бы достаточно, чтобы сегодня Договор (о дружбе, сотрудничестве и партнерстве – Г.К.) был подписан. Кто остановил Бориса Николаевича, кто «тянул его за пиджак», я также прекрасно знаю. Это все предвыборная президентская кампания, политические интриги, которые вынуждают больше думать о собственном политическом будущем, а не о будущем России. Мне не очень удобно это делать, но я не могу отнести Президента России Бориса Ельцина к последовательным российским политикам, которые хотели бы нормализации наших отношений. Я понимаю, что под влиянием тех или иных групп он вынужден лавировать. Но если бы на Президента не было такого серьезного давления (а я это очень хорошо знаю и понимаю), то не было бы и расхождений между нами, в частности и по Черноморскому флоту. Мы неоднократно договаривались с Борисом Николаевичем. Я был вынужден здесь, в Киеве, озвучивать и те договоренности, которые мы приняли во время его предвыборной кампании. Прежде всего, там нет ничего тайного. Мы четко договорились: главная база Российского флота находится в Севастополе, а мы делаем все возможное для нормального существования и боеготовности ЧФ. Одновременно следует осознать то, что каким бы прекрасным ни был документ, который определяет нормативную базу российско-украинских отношений, он подвергается жесточайшей критике с обеих сторон. Оставшись на второй срок, Борис Николаевич, конечно, мог бы подписать политический договор»*.

Соглашения по Черноморскому флоту Российской Федерации (их три – о статусе и условиях пребывания флота на территории Украины, о параметрах раздела флота и о взаимных расчетах, связанных с разделом флота и пребыванием его на территории Украины) были подписаны 28 мая 1997 года, а базовый Договор – о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Российской Федерацией – 3 июня 1997 года. Ратифицирован же Большой договор Верховной Радой Украины только в декабре 1998 года, а Советом Федерации Федеративного Собрания Российской Федерации – 17 февраля 1999 года, да и то с оговоркой: Договор «вступит в силу только после ратификации парламентом Украины трех межгосударственных соглашений относительно Черноморского флота». Это произошло 24 марта 1999 года. Президенты Л.Кучма и Б.Ельцин поздравили друг друга с вступлением Большого договора в силу, подчеркнув, что это событие «откроет новую страницу в развитии взаимоотношений между двумя государствами и отношений стратегического партнерства, направленных в ХХІ столетие»*. Прежде всего, отмечал Л.Кучма, «стало больше доверия друг другу, а это самое главное»**.

К сожалению, это оказалось больше благим пожеланием, чем действительностью. Несмотря на подписание указанных основополагающих документов, несмотря на многочисленные встречи глав государств – официальные и неофициальные («без галстуков»), доверия между ними больше не стало и проблем в межгосударственных отношениях не убавилось. Они возникали одна за другой: то по поводу недвижимости бывшего Советского Союза за рубежом или порядка пересечения границы между нашими странами по заграничным паспортам, то относительно создания газотранспортного консорциума или поставок в Россию украинских труб, о синхронизации действий при вступлении во Всемирную Организацию Торговли (ВТО), то по многим другим поводам. Например, межправительственное соглашение о «нулевом» варианте относительно активов и пассивов бывшего СССР, подписанное еще 30 ноября 1994 года, до сих пор так и не ратифицировано.

Лавирование с обеих сторон усиливало недоверие, а непродуманные заявления некоторых высокопоставленных чиновников и политиков или лиц из ближайшего окружения лидеров государств только усугубляли ситуацию. В самом деле. Как могла реагировать российская сторона, скажем, на такое «откровение» советника Президента Украины, директора Национального института стратегических исследований о Л.Кучме – «одном из самых больших патриотов и державников (государственников)» независимой Украины: «В свое время Хмельницкий, Мазепа, Скоропадский шли на компромисс с Москвой, чтобы спасти украинскую казацкую державу. Мазепа даже дружил с Петром, чтобы, как пишет В.Липницкий, «под прикрытием этой приязни гетманскую власть и старшинство, а с ними и украинскую государственность укрепить». И далее: «Наши нынешние самолюбцы никак не могут понять политику Л.Кучмы, направленную на достижение той же цели – «обезопасить Украину союзом с Москвой от московского вмешательства во внутренние украинские дела»*.

Именно  к этому времени все ощутимее стало сказываться влияние внешних факторов на украинско-российские отношения. Россия, постепенно выходя из состояния хаоса, в которое она была ввергнута сумбурной политикой Б.Ельцина, начала набирать вес, стремясь возродить статус великой державы, восстановить влияние в «ближнем зарубежье», прежде всего на Украину.

 Реакция «дальнего зарубежья» не замедлила последовать, хотя Л.Кучма, реалистически в целом оценивая ситуацию, стремился – насколько позволяли обстоятельства – не допускать подчеркнутого крена ни в сторону Запада, ни в сторону Востока. Свою позицию он изложил, выступая на пресс-конференции в связи с очередными выборами в Российской Федерации, так: «Украина последовательно проводит линию на упрочение своих отношений с Россией на четкой основе международного права. Россия и Украина признали друг друга независимыми государствами, теперь встает вопрос об их равноправном экономическом сотрудничестве... Развитие отношений с Россией является определяющим для любой страны мира, не говоря уже о соседях. Установление с ней равноправных добрососедских отношений является большим достижением не только для двусторонних отношений. Это также серьезный вклад в упрочение стабильности в регионе, в Европе и в мире в целом. Однако при всей важности отношений с Россией, они являются только одним из векторов нашей внешней политики»*.

Представляя 3 октября 2000 года А.Зленко в качестве министра иностранных дел и обозначая позицию Украины во внешнеполитической сфере, Л.Кучма указал на необходимость углубления отношений с Россией и недопустимость рассмотрения этого направления как “второстепенного”. Он призвал “наконец найти позитивный алгоритм в отношениях с северными соседом, который будет направлен не на конфронтацию, а на взаимовыгодное сотрудничество; “не надеяться” на европейские рынки, уже занятые, и не терять “то, что имеем”, внимательно присматриваться к Российской Федерации, Казахстану, Узбекистану, Ближнему Востоку и другим регионам мира”. Одновременно он подчеркнул, что курс на евроинтеграцию остается приоритетом украинской внешней политики. Однако “курс этот состоит не в том, чтобы “выбивать” у ЕС очередной комплимент в адрес Украины, а в том, чтобы обеспечить жизненные интересы в контексте приближения к Европе”. О необходимости выравнивания отношений с соседями и особенно с Россией говорил тогда и министр А.Зленко: “Это не какая-то новая политика, это нормальная политика, которая была заложена с самого начала в основные направления развития внешнеполитической деятельности независимой Украины”**.

Тем не менее на Западе линия Л.Кучмы в сфере международной политики воспринималась больше как односторонне пророссийская. Последовавшее затем развитие событий дает основания полагать, что где-то к концу 90-х годов прошлого века устранение Л.Кучмы с поста Президента Украины с целью не допустить дальнейшего сближения Украины с Россией, вхождения ее в Единое Экономическое Пространство (ЕЭП) совместно с Российской Федерацией, Белоруссией и Казахстаном, а, следовательно, упрочения позиций России в этом важном регионе стало предметом особой заботы американских правящих кругов и их союзников по НАТО.

К этому времени все больше обострялась ситуация в самой Украине, в обществе нарастало возмущение результатами правления Л.Кучмы, действиями его коррумпированного окружения, ширилось протестное движение против “преступного кучмовского режима”. Возглавили его рвавшиеся к власти, поддерживаемые Западом деятели, сгруппировавшиеся вокруг бывшего в январе 2000 г. – июне 2001 г. Премьер-министром Украины В.Ющенко. Большинство из них в свое время также занимали крупные посты в государстве, были непосредственно причастны к неблаговидным делам, за которые затем стали обвинять Л.Кучму, выдавая себя за “оппозиционеров”. Им удалось навязать обществу образ В.Ющенко как “борца за справедливость”, чуть ли не как “мессии”, организовать, главным образом в столице – Киеве, массовые акции протеста под лозунгами “Восстань, Украина!”, “Кучму – геть!” (“Кучму – долой!”), “Украина без Кучмы”, в которых участвовало все больше людей. Возмущение Л.Кучмой и его окружением особенно усилилось после исчезновения журналиста Г.Гонгадзе (в убийстве которого оппозиционеры обвинили Президента и некоторых лиц из его окружения) и “кассетного скандала” – обнародования магнитофонных записей со скандальными разоблачениями, якобы сделанными бывшим охранником Н.Мельниченко в президентском кабинете.

Наряду с обвинениями Л.Кучмы в различного рода преступных действиях (вина его в этом так и не была доказана) в средствах массовой информации, в парламенте прозападными силами была развернута яростная кампания против реализации планов вступления Украины в Единое Экономическое Пространство. Ее обоснование была дано, в частности, на страницах газеты “День”. В одном из номеров в  разгар антиЕЭПовской кампании она писала: ”Сейчас решается важный для Украины вопрос образования ЕЭП. Этот факт не вызвал ни одной положительной оценки со стороны представителей Запада. Ведь вступление в ЕЭП будет означать не что иное, как утрату суверенитета безх каких-либо положительных последствий. Украина в таком случае потеряет возможности вести переговоры с ЕС и ВТО (Всемирная организация торговли – Г.К.) – все вопросы будут решаться в Москве. Непонятно, в чем заключаются национальные интересы Украины”* . Правда, та же газета на следующий день опубликовала заявление тогдашнего министра обороны Украины Е.Марчука о том, что “вступление Украины в ЕЭП не скажется на ее стремлении стать членом НАТО... Процесс евроатлантической интеграции не является альтернативно-ультимативным для наших отношений с Россией”**. Верховная Рада Украины 17 сентября 2003 года большинством в 291 голос против 13-ти приняла Заявление, в котором отмечала, что поддерживает вариант Договора о создании ЕЭП, отвечающий Конституции Украины, действующим законам и международным соглашениям. Это мотивировалось “необходимостью углубления взаимовыгодного экономического сотрудничества с традиционными партнерами Украины и, в первую очередь,  с Россией”***.

Одновременно, можно даже сказать – синхронно усилилась критика Л.Кучмы из-за рубежа. Это было прямой поддержкой оппозиционным силам в Украине. Эксплуатируя на все лады темы “убийства Г.Гонгадзе”, “гонения на журналистов”, “подавления свободы”, американцы обвинили Украину, лично Л.Кучму в продаже Ираку супер-современных комплексов слежения “Кольчуга”. Хотя эти обвинения подтверждения не нашли, вокруг Л.Кучмы была создана настоящая блокада. Он стал для Соединенных Штатов Америки, стран – членов НАТО фактически “невыездным”. Дошло до того, что на одном из саммитов НАТО в Праге (май 2004 года) при размещении  за столом глав государств (правительств) членов альянса было решено перейти с английского алфавита на французский – чтобы Л.Кучма не сидел рядом с американским президентом Дж.Бушем.

Бесцеремонно вмешиваясь во внутренние дела Украины, Запад настоятельно “советовал” ей не вступать в ЕЭП. 24 сентября 2003 года та же газета “День” под заголовком “Москва делает замечание Гербсту” опубликовала материал, в котором говорилось: “В Москве обратили внимание на заявление Посла США в Киеве Дж.Гербста о том, что создание ЕЭП не в полной мере отвечает национальным интересам Украины... Дипломату третьей страны негоже делать замечание двум президентам”.

19 сентября 2003 года в Ялте во время саммита лидеров стран – членов СНГ Соглашение о Едином Экономическом Пространстве было подписано президентами Белоруссии, Казахстана, Российской Федерации и Украины. Президент Л.Кучма, выступая на пресс-конференции, заявил: “Я ни на минуту не сомневался, подписывая документ, что это в национальных интересах Украины... Многие политики, которые так рьяно выступали против этого документа, его и не читали”. Причина в том, что Украина является “самой заполитизированной республикой на территории бывшего СССР”*.

Судорожно пытаясь прорвать созданную вокруг него блокаду, Л.Кучма пошел на ряд крупных шагов навстречу Западу. Прежде всего Указом Президента от 8 июля 2002 года была введена в действие разработанная Советом национальной безопасности и обороны Украины “Стратегия Украины относительно Организации Североатлантического Договора (НАТО)”**. Тем самым было игнорировано требование Верховной Рады Украины, сформулированное в Постановлении от 23 апреля 1999 года о необходимости пересмотра всего комплекса взаимоотношений Украины с  НАТО ввиду агрессивного характера новой доктрины и практики действий Организации Североатлантического Договора. В этом Постановлении, принятом в связи с агрессивными действиями НАТО против Союзной Республики Югославии, которые мировая общественность квалифицировала как преступные, неоправданные и антигуманные, указывалось: “Организация Североатлантического Договора является агрессивным военным блоком, руководство которого присвоило себе право чинить суд и расправу над любым суверенным государством, не считаясь ни с Уставом Организации Объединеных Наций, ни с нормами международного права и человеческой морали”.

19 июня 2003 года Верховная Рада Украины по представлению Президента Л.Кучмы приняла Закон “Об основах национальной безопасности Украины”, в котором в числе основных направлений государственной политики по вопросам национальной безопасности Украины на одно из первых мест было поставлено “обеспечение полноправного участия Украины в общеевропейской и региональных системах коллективной безопасности, приобретение членства в Европейском Союзе и Организации Североатлантического Договора при сохранении добрососедских отношений и стратегического партнерства с Российской Федерацией, другими странами Содружества Независимых Государств, а также с другими государствами мира (подчеркнуто мною – Г.К.)*. В утвержденной Указом Президента Украины от 15 июля 2004 года “Военной доктрине Украины”, разработанной в соответствии с Законом “Об основах национальной безопасности Украины” при определении условий обеспечения военной безопасности Украины была дословно воспроизведена формула из “Стратегии Украины относительно Организации Североатлантического Договора (НАТО)”: “проведение политики евроатлантической интеграции, конечной целью которой является вступление в НАТО как основы общеевропейской системы безопасности”. В числе конкретных задач по укреплению внешних гарантий национальной безопасности Украины, противодействию возникновению новых угроз стабильности в Центральной и Восточной Европе было поставлено “существенное углубление отношений с НАТО и ЕС”. Далее подчеркивалолсь: “Исходя из того, что НАТО и ЕС являются гарантами безопасности и стабильности в Европе, Украина готовится к полноправному членству в этих организациях”. Активизация “европейской интеграции Украины с ориентацией на вступление в НАТО как основы общеевропейской системы безопасности и связанное с этим глубокое реформирование оборонной сферы государства в соответствии с европейскими стандартами” было отнесено к “важнейшим приоритетам как внешней, так и внутренней политики”*.

Явно с расчетом на то, что американцы изменят отношение к нему, Л.Кучма и поддерживавший его на том этапе Е.Марчук (в то время секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины) вынудили Верховную Раду Украины одобрить решение о направлении батальона химической защиты в Республику Кувейт, а затем крупного подразделения украинских Вооруженных Сил в Ирак, против которого США и поддержавшая их Великобритания развязали войну под надуманным, как потом оказалось, предлогом, будто Ирак располагает оружием массового уничтожения. Это была прямая поддержка американо-британской агрессии, в которой отказались участвовать даже такие члены НАТО, как Франция, Германия, Бельгия. Решение направить военных в Ирак было принято вопреки воле подавляющего большинства народа Украины, несмотря на массовые протесты общественности. Американцы “явочным порядком”, не спрашивая согласия украинских властей, зачислили Украину в состав сколоченной ими так называемой “антитеррористической коалиции”.

“Продавил” Л.Кучма и ратификацию Верховной Радой Украины так называемого “Меморандума о взаимопонимании” между Кабинетом Министров Украины и штабами верховных главнокомандований вооруженных сил НАТО “относительно обеспечения поддержки операций со стороны Украины”. Основан этот документ, как сказано в нем, на “Концепции развертывания сил НАТО и объединенных сил под командованием и управлением НАТО на территории Украины (или при пересечении территории Украины) в мирное время, во время проведения операций по урегулированию кризисных, чрезвычайных ситуаций и конфликтов и во время проведения учений под руководством НАТО”. К слову, эта “Концепция” членам украинского парламента представлена не была.

В “Меморандуме” речь идет о допуске на территорию Украины “всех составных сил под руководством НАТО, включая весь личный состав, животных, материально-техническое и продовольственное обеспечение, вместе с любыми гражданскими составляющими таких сил”, “все суда, самолеты, транспортные средства, склады, оборудование, боеприпасы, а также все воздушные, наземные и морские средства передвижения вместе со средствами их обеспечения, включая подразделения, осуществляющие развертывание или поддержку таких сил”. Подчиняться эти силы будут командованию НАТО, а не Украине.

В “Меморандуме”, который, как сказано в нем, “должен отвечать доктрине и политике НАТО и обеспечивать рамочную договоренность и процедуру для быстрого допуска сил НАТО на территорию Украины и предоставление Украиной разрешения относительно допуска сил на  ее территорию”, указывается, что “операции НАТО, которые поддерживаются в соответствии с “Меморандумом”, могут потребовать проведения многонациональных воздушных операций по поддержке с участием определенного количества самолетов и вертолетов, а в случаях портов – военных и гражданских судов поддержки”.

Украина в связи с этим признает, что передвижение до и по ее территории таких самолетов, вертолетов, судов и их экипажей (команд)” “будет проходить на основе общего разрешения на протяжении всей операции” (то есть без принятия в каждом конкретном случае, как того требуют Конституция и законы нашей страны, специального решения о допуске на территорию Украины подразделений вооруженных сил других государств). И хотя в “Меморандуме” указывается, что этот документ “не имеет целью противоречить законодательству и ее договорным обязательствам или ограничивать ее государственный суверенитет, все его содержание свидетельствует об ином. Указанная фраза в “Меморандуме” – не более чем  фиговый лист, призванный прикрыть его истинную цель и истинное содержание -  беспрецедентное подчинение Украины диктату НАТО, превращение ее по сути в подмандатную альянсу территорию. “Меморандум” фактически создает правовую основу для попрания государственного суверенитета Украины и, по существу, является актом предательства ее национальных интересов.

Столь крупные акции, осуществленные Л.Кучмой в интересах НАТО, руководителей западных стран, прежде всего США, не изменили отношения к нему. Они лишь продлили агонию кучмовского режима. Завершающий этап своего правления Л.Кучма провел в обстановке травли, в метаниях и безуспешном поиске какого-то варианта продления пребывания на президентском посту. В такой обстановке после Пражского саммима НАТО, на котором Л.Кучма был подвергнут унижению, он своим Указом от 15 июля 2004 года внес изменения в “Военную доктрину Украины”, изъяв из нее указание на то, что “конечной целью политики  евроатлантической интеграции является вступление в НАТО”. И хотя  это не означало отказа от курса на интеграцию в евроатлантические структуры (то есть в НАТО), эмоциональное решение Л.Кучмы вызвало истеричную реакцию апологетов Альянса в структурах исполнительной власти, депутатском корпусе, средствах массовой информации и еще больше настроило лидеров западных стран, НАТО против Л.Кучмы. Он был обречен...

Тем более, что и в отношениях с Россией далеко не все было благополучно. Именно на заключительном этапе президентства Л.Кучмы возник конфликт вокруг острова Тузла в Керченском проливе, который едва не поставил наши страны на грань вооруженного конфликта. Трудно найти разумное объяснение, тем более оправдание этому бессмысленному конфликту, как и высадке – без ведома и согласования с украинскими властями – десанта моряков Черноморского флота Российской Федерации в районе Феодосии. Те, кто спровоцировал конфликтные ситуации, сделали это или сознательно, или по недомыслию. Во всяком случае российские шовинисты преподнесли бесценный подарок противникам нормальных, добрососедских отношений между нашими странами - национал-экстремистам, которые использовали ситуацию вокруг острова Тузлы и высадку десанта для еще большего нагнетания антироссийской истерии.


 

ПОСЛЕ “ОРАНЖЕВОЙ РЕВОЛЮЦИИ”

 

Победа В.Ющенко на президентских выборах 2004 года была истолкована его “оранжевым” окружением, а также на Западе как “одобрение народом Украины курса на ускоренное вступление Украины в ЕС и НАТО”. Но были ли для этого основания? В предвыборной программе В.Ющенко, озаглавленной “Десять шагов навстречу людям”, о НАТО, ЕС вообще не упоминалось. В.Ющенко, заверял, что “внешняя политика Украины будет честной, прозрачной и последовательной, экономически выгодной”, что “отношения с Россией будут взаимовыгодными, дружественными и стабильными”, что “наши партнеры, как на Востоке, так и на Западе, увидят другую Украину – крепкую, надежную, соблюдающую обязательства и одновременно способную защитить свои национальные интересы”. Он обещал также подписать немедленно после победы на выборах и вступления на пост Президента уже “подготовленные” проекты указов – “об отзыве миротворческого контингента Украины из Республики Ирак” и об упрощении режима пересечения границ с Россией и  Белоруссией “для обеспечения благоприятных условий для взаимных поездок граждан Украины, Российской Федерации и Республики Беларусь”.

Фактически Указ от отзыве из Ирака украинских миротворцев был подписан лишь через полгода после выборов, а вывод миротворцев завершен только в последние дни декабря 2005 года. Американцы против вывода не возражали...  О “народной поддержке” вступления Украины в НАТО говорить, как уже отмечалось, не приходится.

Внешне после прихода В.Ющенко на президентский пост особых изменений во внешней политике вроде бы и не произошло. Первый свой визит в качестве Президента Украины и В.Ющенко совершил в Москву. Там он заявил, что Россия для Украины является вечным стратегическим партнером (так до него никто из украинских президентов украинско-российские отношения не оценивал). А во время одного из последующих визитов в Москву В.Ющенко даже говорил о двух векторах внешней политики Украины. Как о намерении поднять отношения между нашими странами на качественно новый уровень было объявлено о создании “Комиссии Путин – Ющенко”. Правда, за полтора года Комиссия ни разу не собралась, а ее деятельность не вышла из фазы выработки регламента. Президенты Украины и России практически не встречаются для обсуждения острых вопросов межгосударственных отношений, решение которых под силу только главам государств. Но у руководителей украинского МИДа на замечание о трудностях в выстраивании украинско-российских отношений всегда готов ответ: “Почему вы не замечаете знаковых событий – первого президентского визита именно в Россию и создания “Комиссии Путин – Ющенко”?”

Время после президентских выборов 2004 года отмечено крутым поворотом украинской правящей верхушки в сторону Запада при одновременном провоцировании кризисных ситуаций в отношениях с “вечным стратегическим партнером” – Россией, нагнетанием русофобии в Украине, а также проявлениями шовинистических настроений в определенных российских кругах.

Для понимания причин и механизма такого развития событий, принципиально нового характера взаимоотношений между Украиной и Россией важно уяснить, по крайней мере, два обстоятельства.

Во-первых, то, как непросто происходило – и в Украине, и в России – осознание того, что наши страны – это уже не составные части единого союзного государства, а независимые, суверенные государства, остающиеся  в то же время во многом сильно зависимыми друг от друга. Поэтому борьба двух взаимоисключающих тенденций: с одной стороны – к сохранению и развитию экономических, политических, научных и других связей – вплоть до интеграции в какой-то форме (Единое Экономическое Пространство – одна из них), с другой – к максимальному отдалению друг от друга - определяла и, пожалуй, еще долго будет определять украинско-российские отношения. Сегодня есть все основания утверждать, что возможность интеграции Украины и России становится все более проблематичной даже в перспективе.

Второе обстоятельство связано с геополитическим противостоянием России и Запада и теми расчетами, которые Соединенные Штаты Америки возлагают в этом противостоянии на Украину, стремясь закрепить ее на прозападных, антироссийских позициях. Так называемая “оранжевая революция” была одним из важных этапов в реализации этих планов. В результате ее внешнеполитический курс Украины стали определять поддерживаемые Президентом В.Ющенко воинствующие русофобы, стремящиеся как можно больше испортить отношения с Россией, отравить их ядом недоверия и вражды, создать в лице России образ внешнего врага и на этой основе заручиться поддержкой большинства населения, чтобы втянуть   Украину в НАТО. Обращает на себя внимание то, что нагнетание антироссийских настроений происходит в то время, как уровень поддержки идеи членства Украины в Альянс еще больше снизился.

Не является случайностью то, что ухудшение украинско-российских отношений идет про нарастающей:

газовый конфликт;

обострение ситуации вокруг Черноморского флота;

проблемы, возникшие вокруг поставок в Россию украинской мясо-молочной продукции и так далее. Вся логика действий нынешней прозападной власти в Украине, какими бы велеречными заявлениями о “вечном стратегическом партнерстве” с Россией они не сопровождались, ведет к тому, что наши страны все больше отдаляются друг от друга. Возникает реальная опасность превращения их если не во враждебные, то, во всяком случае, в недружественные государства.

Для того, чтобы  осложнить отношения между нашими странами, используется любой повод. Явно с этой целью украинской делегацией на апрельской (2006 г.) встрече министров иностранных дел стран СНГ было внесено предложение о признании голода 30-х годов прошлого века в Украине “актом геноцида коммунистического руководства СССР в отношении украинского народа”. Когда же это явно провокационное предложение не было поддержано, министр иностранных дел Украины Б.Тарасюк в очередной раз заявил, что Содружество Независимых Государств не выполняет своих функций и не имеет перспективы.

Существенно изменилась и позиция российского руководства: к Украине оно стало относиться как к любому другому государству Европы.

Логику россиян можно понять. Не Россия была инициатором перехода на так называемые прагматичные, рыночные отношения между нашими странами в сфере экономического сотрудничества, в частности при поставке природного газа, определении цены на него, что должно быть предметом переговоров между странами. Но характер действий некоторых представителей российской стороны вызывает недоумение. Возникает, к примеру, вопрос: на кого и на что был рассчитан демонстративный многоразовый показ по каналам российского телевидения того, как может перекрываться поставка газа в Украину, если ее власти не согласятся на установленную Россией цену на поставляемый ею газ?

Такие непродуманные (или, напротив, хорошо продуманные, только непонятно в чьих интересах) действия оборачиваются ослаблением позиций и уменьшением количества тех, кто в Украине выступает за укрепление дружбы с Россией. В печати приводились данные опроса, проведенного 15 января 2006 года, в разгар газового кризиса, Национальным институтом стратегических исследований при Президенте Украины. Они свидетельствуют о том, что количество сторонников России в Украине после конфликта уменьшилось вдвое, а доброе отношение к России сохранили не более 30% украинцев. В то же время в России, по данным “Левады-Центра”, удельный вес тех, кто благоприятно относится к Украине, уменьшился с 79%  1998 году до 54% - в январе 2006 года. А количество негативно относящихся к соседней стране, увеличилось с 14% до 34%*.

Все свидетельствует о том, что “оранжевое”  руководство Украины сознательно использует любой повод для обострения отношений с Россией, а не для разрешения возникающих проблем в духе стратегического партнерства и добрососедства.

Пример тому – ситуация, сложившаяся вокруг Черноморского флота Российской Федерации. Проблему, доставшуюся нашим странам после развала Советского Союза, в принципиальном плане  удалось решить, как отмечалось выше, после длительных, непростых переговоров заключением трех соглашений о статусе и условиях пребывания флота на территории Украины, параметрах раздела флота и связанных  с этим взаимными расчетами. Но их реализация требовала подписания еще, как минимум, 14 дополнительных соглашений об обеспечении безопасности полетов летательных аппаратов, порядке использования систем навигационно-гидрографического обеспечения безопасности судоходства в Черном и Азовском морях, других объектов инфраструктуры, юрисдикцией, соблюдением военнослужащими, членами их семей действующего законодательства и по другим вопросам. Однако за 7 лет после ратификации базовых соглашений большинство дополнительных соглашений не было  разработано, и ни  одна сторона беспокойства по этому поводу не проявляла.

 Понятно, что за это время накопилось немало конкретных вопросов, требовавших решения. При доброй воле сторон их можно было спокойно урегулировать. Однако после повышения российской стороной цены на поставляемый в Украину природный газ украинские власти не только подняли вопрос о повышении арендной платы за находящиеся в пользовании Черноморского флота земельные площади и объекты инфраструктуры, но и обвинили российскую сторону в “захвате маяков”. В конфликтную ситуацию были втянуты молодчики из так называемого “Студенческого братства”. Несколько недель эта тема не сходила с  телеэкрана, передач украинского радио, газет, все громче звучали требования “немедленно вывести Черноморский  флот из Крыма”. Украинский Министр обороны заявил, что российский флот будет находиться на территории Украины только до 2017 года, хотя базовым Соглашением допускается автоматическое продление его действия на пять лет, если ни одна из сторон не заявит  о прекращении действия Соглашения. Правительство Украины российскую сторону о таком решении не уведомляло. Страсти искусственно накалялись, пока на высоком уровне не было решено начать, наконец, работу одной из подкомиссий “Комиссии Путин – Ющенко”, которая занялась неурегулированными проблемами пребывания Черноморского флота на территории Украины.

Внесла коррективы российская сторона и в свою позицию по вопросу о создании Единого Экономического Пространства, что также вызвало болезненную реакцию в украинских политических верхах. Поскольку украинские власти выразили готовность подписать лишь 11 учредительных документов и участвовать в Едином Экономическом Пространстве только в рамках зоны свободной торговли, Президент Российской Федерации заявил: “Наши украинские партнеры хорошо знают и на экспертном уровне, и на уровне политического руководства страны о том, что присоединением к ЕЭП мы будем считать не подисание части документов, а всего пакета из 38 документов”*. При таких позициях сторон участие Украины в ЕЭП при нынешнем ее руководстве представляется проблематичным.

Показательна и позиция политических партий в Украине относительно ЕС и НАТО, занятая ими во время избирательной кампании. Партия регионов выступила за “проведение политики добрососедства со всеми государствами, имеющими общие границы с Украиной. Практическими делами, а не лозунгами планомерно вести Украину к европейской интеграции, при условии защиты ее национальных интересов”. Поддерживая внеблоковый статус Украины, партия считает необходимым “проведение референдума по вопросу вступления в НАТО”. Блок Юлии Тимошенко намечает “определить четкие национальные приоритеты Украины и защитить их на всех уровнях. Внешняя политика будет осуществляться во имя своей нации, на основе мирных, равноправных, взаимовыгодных  экономических отношений со всеми государствами, с которыми Украина имеет общие интересы”. Отношение к членству в ЕС, НАТО, ЕЭП в программе блока вообще не обозначено. Блок “Наша Украина” также обещает придать внешней политике национальный интерес. Для блока основным направлением внешней политики Украины остается “интеграция в европейские структуры”. Его приоритеты – “обеспечение политических, экономических интересов государства,  защита граждан Украины за границей, продвижение отечественных товаров на европейские рынки, привлечение инвестиций, утверждение достижений Украины за границей”. Избирателям обещают “в 2006 году завершить вступление Украины в ВТО, гарантируя  интересы государства и отечественного производителя”, и обеспечить получение Украиной статуса ассоциированного члена ЕС “в максимально сжатые сроки”. О членстве в НАТО – ни слова. Позиция социалистов заключается в том, что “отношение к НАТО должно определяться народом только на Всеукраинском референдуме”. Коммунисты четко заявили, что “не допустят втягивания Украины в агрессивный блок НАТО, укрепят дружественные связи с Российской Федерацией, Республикой Беларусь и другими странами СНГ, добьются вступления Украины в Единое Экономическое Пространство”.

Как видим, политические партии и блоки, представленные в украинском парламенте, или высказались против вступления нашей страны в НАТО, или заявили о необходимости вынести этот вопрос на Всеукраинский референдум, или обошли молчанием эту проблему. Такую же позицию заняли и большинство других партий и блоков, выступавших на выборах. Из них однозначно за членство Украины высказался только Украинский народный блок Костенко-Плюща, который получил поддержку всего 1,87% избирателей (менее 500 тыс.человек).

Что касается Единого Экономического Пространства и вхождения в него Украины, то за завершение создания ЕЭП с участием в нем нашей страны однозначно высказались только Партия регионов и коммунисты. Социалисты заявили, что выступают “за добрососедские отношения с Россией и другими государствами”, а Блок Ю.Тимошенко и Блок “Наша Украина” вообще обошли эту тему.

На парламентских выборах 2006 года решался, как уже отмечалось, коренной вопрос: удастся ли “оранжевым” закрепить победу, одержанную на президентских выборах, укрепить свою власть и еще решительнее, не считаясь с национальными интересами Украины, повести страну в НАТО или противостоящие им оппозиционные силы нанесут поражение и в осуществление внешнеполитического курса, проводимого В.Ющенко и его прозападным, проНАТОвским окружением, будут внесены соответствующие коррективы.

Запад, прежде всего США, формально, внешне не вмешиваясь в ход подготовки к выборам, активно влияли на избирательный процесс в поддержку “оранжевой” власти. Соединенные Штаты официально выделили 13,3 млн. долларов на “содействие в проведении честных, справедливых выборов в Украине” и еще 2 млн. долларов – на “поддержку независимых средств массовой информации”. При этом каналы, по которым осуществляются “ содействие” и “поддержка”, кому и как они оказываются,   остаются неизвестными не только для широкой общественности, но и для членов украинского парламента. Иначе как открытую поддержку власти В.Ющенко вряд ли можно рассматривать и принятие американской администрацией непосредственно преред выборами решений о признании Украины страной с рыночной экономикой, об отмене злополучной “поправки Джексона – Вэника”, о форсировании приема Украины в ВТО (Всемирную организацию торговли) – при одновременном ужесточении требований к России.

“Оранжевым” удалось сохранить в основном свои позиции в Верховной Раде. Но достигнуто это главным образом потому, что пропрезидентский блок “Наша Украина” и Блок Юлии Тимошенко выступили на выборах отдельными потоками. Причем Ю.Тимошенко предстала перед избирателями чуть ли не в качестве оппозиционера к команде Президента, в образе единственной хранительницы “ценностей Майдана”, преданных “Нашей Украиной”. В условиях, когда “оранжевая” власть оказалась неспособной реализовать обещания, которые щедро раздавались во время президентской избирательной кампании, что вызвало глубокое разочарование населения Украины этой властью, такой прием “сработал”: Юлок Юлии Тимошенко получил на парламентских выборах 22,27% голосов избирателей, уступив только Партии регионов (32,12% голосов), тогда как Блок “Наша Украина” поддержали всего 13,94% избирателей, принявших участие в голосовании. Но по сути граждане Украины “наступили на те же грабли”. Только на президентских ввыборах они поверили “мессии Ющенко”, а на парламентских доверились другой претендентке на эту же роль.

Хотя парламентские выборы и принесли победу “оранжевым” (Блок Юлии Тимошенко, Блок “Наша Украина” и социалисты), их победа не обеспечила существенного укрепления их позиций. К тому же “оранжевые” раздираются внутренними противоречиями, что делает обстановку в стране нестабильной и непредсказуемой.

Очевидно, что вопросы внешнеполитической ориентации, отношений с Россией, Европейским Союзом, вхождения в ЕЭС, вступления в НАТО будут оставаться предметом острых дискуссий, какой бы ни была парламентская коалиция. Важнейшее значение имеет, во-первых, будет ли твердо придерживаться заявленной позиции в этих вопросах Партия регионов, обещавшая “нормализовать отношения со стратегическим партнером Украины – Россией, завершить работу по созданию Единого Экономического Пространства”, а, во-вторых, какой на самом деле будет позиция социалистов, поскольку в предвыборной программе она сформулирована в слишком общей форме.


 

УКРЕПИТ ЛИ ЧЛЕНСТВО УКРАИНЫ В НАТО ЕЕ НАЦИОНАЛЬНУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ?

 

Провозгласив вступление Украины в НАТО одним из важнейших своих приоритетов, “оранжевая” власть, не считаясь с волей большинства народа, но не решаясь открыто провозгласить свои намерения в предвыборных программах, с упорством, достойным лучшего применения, прилагает усилия к тому, чтобы как можно скорее втянуть страну в альянс. Одним из первых своих Указов (от 21 апреля 2005 года) В.Ющенко восстановил в Военной доктрине Украины изъятые Л.Кучмой положения о том, что конечной целью евроатлантических устремлений Украины является ее полноправное членство в Организации Североатлантического договора.

Тем не менее власть не может полностью игнорировать господствующие в обществе  настроения, понимая, что в случае вынесения вопроса о вступления в НАТО на Всеукраинский референдум ответ большинства граждан Украины в настоящее время был бы, скорее всего, отрицательным. Поэтому главное внимание на данном этапе уделяется массированной  обработке общественного мнения, пропаганде “примуществ”  пребывания Украины в НАТО при одновременном форсировании процесса формализации членства в альянс. 27 декабря 2005 года В.Ющенко своим Указом ввел в действие Решение Совета национальной безопасности и обороны Украины от 25 ноября 2005 года “О неотложных мерах относительно дальнейшего развития отношений Украины с Организацией Североатлантического договора (НАТО)”, а 16 февраля 2006 года обратился к государствам – членам НАТО с просьбой “поддержать евроатлантические устремления” Украины. Широкая программа работы в этом направлении предусмотрена в утвержденном Указом Президента Украины В.Ющенко от 7 апреля 2006 года “Целевом плане Украина – НАТО на 2006 год в рамках Плана действий Украина – НАТО”. Официально разъясняется, что осуществление этого Плана является основой для принятия принципиального решения о приеме Украины в члены Альянса.

В соответствии с Решением СНБОУ Кабинету Министров Украины поручено создать “постоянно действующий орган по вопросам подготовки Украины к вступлению в НАТО”, а функционировавший ранее Национальный центр по вопросам евроатлантической интеграции превращен в совещательный орган при Президенте Украины. На него возлагается “подготовка предложений относительно развития сотрудничества с НАТО и обеспечения приобретения Украиной членства в НАТО”. В каждом министерстве, других центральных органах исполнительной власти, Совете  Министров Автономной Республики Крым, областных, Киевской и Севастопольской городских государственных администрациях ответственность за обеспечение осуществления мероприятий, предусмотренных Решением СНБОУ, возложена на их руководителей, а также предложено выделить одного из заместителей, который должен конкретно и повседневно заниматься этими вопросами.

Начиная с 2006/2007 учебного года, во всех звеньях системы общей средней и высшей школы в учебные программы должны быть включены  вопросы, связанные с проблемами международной безопасности, деятельностью  НАТО и Европейского Союза, сотрудничеством Украины с этими международными институциями.

Намечено провести с помощью НАТО и государств – членов Альянса “Комплексный смотр военно-промышленного комплекса Украины” и разработать  “Государственную программу интеграции украинского ВПК в евроатлантическое пространство”. Уместно в связи с этим заметить, что “оборонный смотр” (смотр Вооруженных Сил Украины) с участием НАТОвских надсмотрщиков уже проведен, а смотр структур безопасности проводится сейчас. В соответствии со специальным соглашением при Министерстве обороны Украины находится постоянный представитель – “советник” британского оборонного ведомства.

Центральное место в мероприятиях, предусмотренных Решением СНБОУ, отведено “информированию общественности по вопросам евроатлантической интеграции Украины” (соответствующая Государственная программа, рассчитанная на 2004-2007 годы, была утверждена раньше), привлечению к этой работе средств массовой информации. На украинском радио введены соответствующие программы. Проводится множество “круглых столов”, конферений, симпозиумов, других мероприятий с целью пропаганды “благ”, которые якобы принесет Украине вступление в НАТО. Украинским МИДом подготовлены  специальные тезисы, которые так и озаглавлены “Преимущества членства Украины в НАТО”, - документ, отражающий официальную точку зрения “оранжевой” власти.

К слову, обширный план агитационно-пропагандистских мероприятий, цель которых – изменить преобладающее и в России отрицательное отношение к НАТО и сотрудничеству с этой организацией, составлен также Информационным бюро НАТО в Москве. Для его осуществления выделяются, как и в Украине, значительные средства.

Обработка населения проводится по таким направлениям.

Прежде всего граждан убеждают в том, что “с вступлением Украины в НАТО произойдет сокращение общих расходов на оборону. Членство Украины в НАТО избавит наше государство от возможности быть втянутым в ситуацию, когда Украина будет вынуждена поддерживать свою обороноспособность за собственный счет с учетом своих реальных финансовых возможностей и уровня экономического развития”.

Трудно сказать, чего в этих утверждения больше – недостаточной осведомленности, наивной веры в то, что кто-то другой будет обеспечивать обороноспособность нашей страны, или лукавства. Ведь заявил же первый заместитель министра иностранных дел Украины А.Бутейко, один из самых рьяных поборников членства Украины в НАТО, что “по законодательству Украины на армию из бюджета должно выделяться до 3% от ВВП (точнее – не менее 3% - Г.К.), хотя реально обеспечивается чуть больше половины от этой цифры. НАТОвские требования предусматривают 2% от ВВП, и  недофинансирование не позволяется (подчеркнуто мною. – Г.К.)”*.

Уместно в связи с этим сопоставить уровень бюджетных финансовых расходов на нужды обороны в Украине и странах – членах НАТО, а также в нейтральных государствах Европы (данные приводятся по состоянию на конец 2005-го – начало 2006 года)**.

 

Страна

Численность населения – млн.чел.

Численность вооруженных сил – тыс.чел.

Военный бюджет - млрд. долларов США

 

Франция

60,7

254,9

41,6

Германия

82,3

284,5

30,2

Италия

58,1

292,9

17,2

Испания

41,3

147,25

 8,8

 

Польша

38,6

141,5

  5,16

Румыния

22,3

 97,2

          2,1

Чехия

10,2

40,1

2,19

Болгария

7,45

51

630 млн.

Словакия

3,4

20,2

828 млн.

 

Литва

3,6

13,5

333 млн.

Латвия

2,29

5,2

278 млн.

Эстония

1,43

4,9

207 млдн.

 

Австрия

8,2

39,9

2,29

Швеция

около 9

27,6

5,6

Швейцария

7,45

4,3 (рядовой состав)

3,82

Финляндия

5,2

28,3

2,7

 

В Украине к началу нынешнего года население сократилось до 47,9 млн.человек, Вооруженные Силы составляли 245 тыс.человек, оборонный бюджет 2005 года – 1,36 млрд.долларов США, или около 1,6% от внутреннего валового продукта.

К сказанному можно добавить и то, что в соседней Польше военные  расходы после вступления в НАТО увеличились более чем в 1,7 раза – с 3 млрд. долларов в 2000 году до 5,16 млрд. – в прошлом.

По оценке Президента Украины В.Ющенко, наши Вооруженные Силы, “несмотря на подвиги украинских миротворцев в Ираке еще не готовы к новым вызовам, локальным конфликтам, терроризму (надо полагать, к борьбе с терроризмом – Г.К.)., высокотехнологичной войне”. Невольно возникает вопрос: что собирается делать украинская власть – держать и дальше в таком бедственном состоянии армию, рассчитывая, что крепить оборону Украины будут за нас другие - страны–члены НАТО, или государство повернется, наконец, к нуждам обороны и всерьез займется переоснащением армии новейшей боевой техникой, вооружениями, средствами управления, социальными проблемами защитников Родины? Но ведь на это нужны огромные средства и время. И при таких условиях уверять, что “с вступлением в НАТО произойдет сокращение общих расходов на оборону”, значит сознательно обманывать свой народ.

Общественности твердят, далее, что “положительным результатом присоединения Украины к НАТО станет перевод ОПК (оборонно-промышленного комплекса) на стандарты, принятые не только в НАТО, но и в Европейском Союзе, а вступление в “своеобразный закрытый клуб НАТО” позволит “существенно расширить возможности и рынки сбыта украинской военной техники и вооружений”. “приобщиться к наисовременнейшим технологиям”, которыми обладают страны Североатлантического альянса, и “выйти на рынок этих государств”, “увеличить и диверсифицировать закупки вооружений и военной техники, что, в свою очередь, должно содействовать развитию украинского оборонно-промышленного комплекса”. Приводятся впечатляющие цифры роста фактических расходов на закупку военной техники в странах – новых членах НАТО, в частности в Польше, Венгрии, Чехии.

Но ведь эти утверждения не согласуются с тезисом о сокращении расходов на оборону. И переход на стандарты НАТО, и увеличение закупок вооружений, боевой техники, их диверсификация требуют огромных средств, которых у нашего государства нет и в ближайшие годы их существенное увеличение не предвидится. Если та же Польша в 2006 году израсходовала на закупки новой техники (в основном американских самолетов) 833 млн. долларов США, то Украина – только 28 млн. долларов – почти в 40 раз меньше.

Парламентский Комитет по вопросам национальной безопасности  и обороны неоднократно выражал политическому руководству страны обеспокоенность тем, что за годы независимости многие отечественные предприятия, конструкторские бюро, известные своими выдающимися достижениями в разработке и выпуске оборонной техники на уровне и выше лучших мировых образцов, утратили или теряют свои позиции. Некоторые из них находятся на грани выживания. Безвозвратно теряются мощный производственный и интеллектуальный потенциал, богатейший опыт, новейшие технологии, возможности наращивания объемов экспортной  продукции и валютных поступлений. Более того, обществу навязывается мнение, высказанное заместителем директора Национального института стратегических исследований при Президенте Украины, о том, что “украинское правительство само придет к выводу, что нет смысла развивать военную промышленность, если она (Украина – Г.К.) будет членом альянса”. Обосновывается это так: “Альянс (НАТО) интересуют стандарты наших Вооруженных Сил. А как вы будете их достигать – строить сами или покупать технику на стороне – неважно. Новичкам для покупки вооружения страны альянса предоставляют выгодные условия. Может ли  такие условия предоставить Украине Россия? – Не может”*.

В нынешнем украинском правительстве нет ни вице-премьер-министра, ни организационной структуры (кроме Министерства промышленной политики), которые непосредственно занимались бы проблемами научно-технического прогресса, внедрения высоких, наукоемких технологий, укрепления обороноспособности страны.

Мы дважды обращались к Президенту В.Ющенко с предложением рассмотреть сложившуюся ситуацию, встретиться с руководителями ведущих оборонных предприятий и КБ, посоветоваться с ними, как сберечь достижения отечественного оборонно-промыленного комплекса, сполна использовать его возможности для осуществления прорыва в преодолении технологического отставания от ведущих стран мира.

Это необходимо еще и потому, что сотрудничество с Россией в военно-технической сфере все больше сворачивается, а на расширение сотрудничества с НАТО рассчитывать, вопреки оптимизму приверженцев членства в альянсе, не приходится. Достаточно напомнить, чем закончились попытки продвинуть на западные рынки современный военно-транспортный самолет Ан-140. В “темнике” МИДа в качестве “весьма успешных примеров сотрудничества на этом направлении” с НАТО приводится продажа двух судов на воздушной подушке Греции и артиллерийских систем Чехии. И все. Как говорится, не густо. Между прочим, ни в Минобороны, ни в “Укрспецэкспорте” не удалось выяснить, какие артиллерийские системы проданы соседней Чехии. В феврале 2006 года были обнародованы данные о 125 открытых контрактах на экспорт оружия оборонным комплексом Украины. Из них 15 – старым членам НАТО (США – 2, Великобритания – 2, Германия – 3, Франция, Канада, Турция – по одному) и 15 – новым. При ознакомлении с перечнем проданной продукции бросилось в глаза, что старые члены НАТО ограничились в основном закупкой демилитизированных учебно-боевых самолетов П-39 и стрелкового оружия – револьверов и пистолетов, винтовок и карабинов, автоматов и пистолетов-пулеметов, легких пулеметов. Это мизер для нашей страны, которая пока еще располагает довольно мощной современной авиационной, ракетно-космической, судостроительной промыленностью, бронетанковой отраслью, предприятиями, производящими новейшие системы навигации и управления. Резонно ставить вопрос: если за 10 лет партнерства Украины с НАТО, в том числе 7 лет “стратегического” партнерства практически ничего не сделано для установления реального сотрудничества в военно-технической сфере, то какие есть основания полагать, что ситуация изменится с приемом Украины в члены НАТО?

Опыт соседних с Украиной стран, которые недавно стали членами альянса, свидетельствует о том, что США охотно предоставляют новым членам НАТО кредиты на приобретение военной техники и вооружений. Тем самым они загружают свои заводы, дают работу десяткам тысяч своих людей и в то же время сажают целые государства на наркотическую иглу – ставят их в зависимость от поставки запасных частей, обслуживания американской техники. А собственные оборонные предприятия этим государствам приходится закрывать. Не такую ли перспективу уготовили Украине  апологеты НАТО?

Наивными представляются и упования на то, что именно “с приобретением членства в НАТО можно ожидать прорыва во вхождении Украины в европейские и мировые экономические финансовые структуры, в частности в Европейский Союз”, “улучшения инвестиционной привлекательности страны в глазах международного инвестора”, а, следовательно, “существенного укрепления экономической безопасности”. В документе, подготовленном МИДовскими чиновниками, приводятся цифры роста объемов иностранных инвестиций в Польше, Чехии, Венгрии, других странах, ставших членами НАТО. Но пример этих стран свидетельствует о другом: именно подъем их экономики создал основу для интеграции в европейские структуры, в том числе для приема в Европейский Союз. Украине же, занимающей по объему внутреннего валового продукта 23-е место среди 27 государств Восточной и Центральной Европы, СНГ, “прорыв с вхождением” в европейские структуры не “грозит”. Поднимать ее экономику ни ЕС, ни НАТО не будут. Нельзя согласиться с тем же А.Бутейко, когда он говорит, что “ЕС не нужна слабая, неконкурентноспособная Украина. Они не хотят видеть нас с нашей “лежащей” промышленностью. Если мы приходим туда со своими проблемами, то они становятся проблемами уже не Киева, а Брюсселя”*. А в Брюсселе, на Западе, как известно, филантропов нет.

Катастрофой , начисто перечеркивающей будущее многих коллективов украинской оборонной промышленности, считают вхождение нашей страны в ЕС и НАТО опытнейшие руководители этой отрасли. Сошлюсь на мнение Генерального директора открытого акционерного общества “Мотор-Сич” Вячеслава Богуслаева – Героя Украины, удостоенного высоких государственных наград СССР, Украины, России. Он справедливо замечает, что наш труд, наши технологии, наши мозги не нужны сегодняшней Европе. Там давно уже все занято. Мы должны меньше говорить об интеграции туда, где все есть, а больше защищать свои традиционные рынки и активно осваивать новые – на Ближнем и Среднем Востоке, в Юго-Восточной Азии. “Что, наши двигатели возьмут туда, в объединенную Европу? Отвечаю: ни одного, - говорит Вячеслав Александрович. – Потому что все программы у них на 20 лет вперед просчитаны. Европейский авиастроительный концерн “Air Bus Industries» четко сказал, что Италия будет делать 11% единой авиационной тематики, Дания – 6%, Франция – 28%, Германия – 18%. Где же наши, украинские квоты? Такова политика внутри ЕС. Теперь всем, кто туда вступил, - Венгрия, прибалтийские республики и прочие – им уже говорят: вы должны получить квоты на свой внешний рынок. То есть, если мы и вступим, нам тут же предпишут: в Китай, допустим, уменьшить поставки самолетов, вертолетов и двигателей в два раза, потому что этот сегмент займет Air Bus или  Aerospecial. Они  говорят: подождите, вы - член Союза? Мы с вами поделились в Европе, мы вам дали полпроцента? Отдайте 50% вашего внешнего рынка! Только так. Там единые правила и единый устав. Поэтому я хочу услышать от евроозабоченных украинских политиков членораздельный и честный ответ на единственный вопрос: что нам дает это вступление? Конкретно: в промышленности, в сельском хозяйстве и т.д...».

Ничего хорошего не сулит легендарному коллективу авиамоторостроителей, как и многим другим предприятиям украинской «оборонки», и вхождение Украины в НАТО, технические стандарты которой несовместимы с ГОСТами стран СНГ, прежде всего Украины и Рссии. И если нашу страну не мытьем, так катаньем все же втянут в Североатлантический альянс, то такие высокотехнологичные предприятия, как «Мотор-Сич», Запорожское машиностроительное конструкторское бюро «Прогресс» и другие, будут неминуемо обречены на угасание.  А ведь они были созданы ценой колоссального труда нескольких поколений советского народа!

Таковы реалии, на которые обращают внимание властей подлинные патриоты страны, знающие истинную цену еврооатлантическим потугам нынешней украинской политэлиты, тех, кто определяет и проводит курс Украины в области внешней политики и обороны, толкая ее на гибельный путь. Угробить высокосовременные отечественные  оборонные заводы и КБ  во имя членства в НАТО – это преступление против прошлого, настоящего и будущего украинского народа, всего восточнославянского мира*. В понимании этой очевидной истины, а не в живучести стереотопов советской пропаганды – напомним еще раз -  одна из причин  негативного отношения большинства нашего народа к идее членства Украины в НАТО.

Отдельного рассмотрения требует тезис МИДовцев о том, что Украина, став членом НАТО, «получит беспрецедентные гарантии военной безопасности в соответствии с Вашингтонским договором, надежные гарантии государственного суверенитета, политической независимости, территориальной целостности и нерушимости государственных границ», что она «будет непосредственно участвовать в процессах принятия решений при обсуждении вопросов развития европейской и евроатлантической безопасности, которые не только оказывают прямое влияние на интересы национальной безопасности и НАТО, но и формируют современную среду евроатлантической безопасности, включая безопасность Украины». А.Бутейко даже утверждает: «Если бы Украина была членом НАТО, когда принималось решение по Сербии (наверное, имеется в виду НАТОвская агрессия против Югославии – Г.К.), мы могли бы заблокировать его одним голосом (решения в НАТО принимаются консенсумом, то есть единогласно – Г.К.). Еще – операция в Ираке была не НАТОвской – она была многонациональной под американским лидерством. Американцы хотели, чтобы она была под зонтиком НАТО, но Франция и Германия не захотели, поэтому ее проводили сами США» *.

Трудно сказать, на кого рассчитаны такие заявления. Для справедливости прежде всего отметим, что агрессию в Ираке совершили не «сами США», а вместе с Великобританией, обманув свою и мировую общественность лживыми утверждениями о наличии у хуссейновского Ирака оружия массового уничтожения. А кучмовская Украина – напомним – не будучи членом НАТО, поспешила на помощь американским ястребам. Вряд ли было бы иначе, если бы уже тогда  украинским Президентом был В.Ющенко, который, будучи в то время народным депутатом Украины, голосовал, так же, как и нынешний глава МИДа, за одобрение принятого  Л.Кучмой решения о направлении украинского вооруженного контингента в Ирак. А что касается Югославии, то разве исполнительная власть Украины, ее внешнеполитическое ведомство, которое тогда возглавлял нынешний Министр иностранных дел Б.Тарасюк, хоть одно слово произнесли в осуждение действий НАТО? Только Верховная Рада в принятой по предложению председателей парламентских комитетов Г.Крючкова и Б.Олийныка резолюции квалифицировали указанную акцию как агрессию, а НАТО – как агрессивный блок. Насчет заблокирования Украиной принятия решений в НАТО, если бы она была членом Альянса, то теоретически такая возможность имеется. Но в действительности это больше напоминает ситуацию из известного анекдота, в котором на вопрос: «Сможет ли слон съесть 20 килограммов бананов?» следует ответ: «Съесть-то он съест, да кто ему даст?».

Стоит в связи с этим привлечь внимание к характеристике, которую дал современным отношениям внутри Североатлантического блока известный дипломат, депутат Государственной думы Российской Федерации Ю.Квицинский: «... Между политикой США и политикой НАТО с момента учреждения этого альянса в 1949 году можно было без особых колебаний поставить знак равенства. В Западной Европе считали и по сей день считают, что «НАТО – это инструмент США». Если применительно к ЕС еще можно говорить о каких-то отличиях от американской политики,  то в отношении НАТО все без лишних слов всегда было ясно.

Конечно, в связи с иракской войной и Афганистаном между американской и европейской частью НАТО стали проявляться определенные расхождения, но они закончились тем, что Вашингтон просто объявил НАТО своим «ящиком для инструментов». Американцы для достижения своих национальных целей вовсе не нуждаются больше в одобрении всей НАТО в целом, а берут себе в компанию, по своему выбору, тех членов альянса, которые согласны действовать с ними заодно. А на остальных можно и не обращать внимания. Вот и вся «самостоятельность» НАТО!*

Авторитет НАТО как международной организации от этого, мягко говоря, не выигрывает. К тому же политика США стала настолько самонадеянной и непредсказуемой, что вызывает растущее неприятие в мире. Мы имеем дело с плохо замаскированной заявкой на мировое господство, отказом соблюдать нормы и принципы международного права, коль они не устраивают Вашингтон, использованием войны как средства достижения политических целей и т.п. В таком контексте НАТО как «инструментальный ящик» ни доверия, ни симпатии вызывать не может»*.

Действия Соединенных Штатов в последние годы дают многочисленные свидетельства, подтверждающие эти оценки. К сожалению, Украина еще не будучи членом альянса, позволяет использовать себя в качестве «инструмента» гегемонистской политики США. Сошлось только на один пример, красноречиво характеризующий отношение американцев к Украине как «стратегическому партнеру» по НАТО. За период с 1 октября 2001 года по   1 ноября 2005 года воздушное пространство Украины пересекали под контролем дежурных смен Воздушных Сил Вооруженных Сил Украины в рамках выполнения заданий Международными силами содействия безопасности в Афганистане боевые самолеты США 3686 раз, Федеративной Республики Германии – 442 раза. За предоставленное аэронавигационное обслуживание были выставлены счета Соединенным Штатам на сумму 5.752.347 долларов США, ФРГ – на сумму 433.980,89 долларов США. Немцы уже уплатили 392.501,12 долларов США, от американцев же не поступило ни цента.

Проблема гарантий военной безопасности в контексте евроатлантических устремлений Украины связана прежде всего с вопросом о военных угрозах, от кого они исходят или могут исходить, кого считать реальным или потенциальным противником, от кого собирается обороняться страна.

Втягивая Украину в НАТО, руководство украинского МИДа, по сути, не скрывает того, что членство в альянсе оно рассматривает в качестве гарантии от угрозы со стороны России. Мол, была бы Украина членом НАТО, не было конфликта вокруг острова Тузла. Говоря о том, какие преимущества принесет членство Украины в альянсе, министр иностранных дел Б.Тарасюк объяснил это так. Сегодня Украине приходится выстраивать свою оборону по всему периметру своих границ. Если же она вступит в НАТО, неоходимости в укреплении границы с государствами – членами альянса (а это западная граница Украины) не будет. Так против кого будет выстраиваться линия обороны? – Очевидно, что против России, Белоруссии (если ее не поглотит НАТО). Надо ли удивляться тому, что Россия негативно относится к членству Украины в Североатлантическом альянсе и в случае вступления ее в этот блок может, при определенных условиях, рассматривать нашу страну если не как враждебную, то, по крайней мере, как недружественную? Россия вряд ли может спокойно реагировать на то,  что НАТОвские танки (а именно таковыми будут танки Вооруженных Сил Украины в случае ее вступления в альянс) окажутся на расстоянии одного перехода до Воронежа? Как это скажется на безопасности нашей страны?

А какой была бы реакция российской стороны в случае размещения на территории Украины НАТОвских (американских) баз? Между тем такие предложения высказываются на страницах украинской печати. В парламентской газете «Голос Украины» об этом говорил советник Председателя Верховной Рады Украины, бывший посол Украины в Израиле и Соединенных Штатах Америки. А заместитель начальника штаба Военно-Морских Сил Украины по вопросам евролатлантической интеграции (есть, оказывается, и такие должности в украинских штабах!) капитан 2-го ранга А.Рыженко среди «10 аргументов в поддержку вступления Украины в НАТО» привел такой: «создание баз НАТО – это увеличение иностранных инвестиций и новые престижные рабочие места». В журнале «Камуфляж» он писал: «Вступление Украины в НАТО инициирует создание на ее территории баз дислокации экспедиционных сил НАТО. Их наличие станет позитивным индикатором для иностранных бизнесменов относительно целесообразности инвестирования отечественной экономики, показателем политической стабильности и последовательности страны». И далее расписываются «достоинства» пребывания таких баз на иностранной территории: «Военная база НАТО, как правило, занимает площадь до 100 км2, ее строительство стоит несколько миллиардов долларов, что равно стоимости создания атомной электростанции. Арендная плата за использование земли, на которой расположена база, составляет примерно 25 тыс.долларов в год за один гектар. Ее обслуживают несколько тысяч местных жителей, которые получают достойную зарплату. Затраты на содержание базы (вода, электроэнергия, продукты питания и т.п.) и заработную плату иностранным военным составляют от нескольких сот миллионов до миллиарда долларов в год. Эти средства можно будет направить на поддержку национального товаропроизводителя в виде приобретения услуг или товаров. За 14 лет независимости в экономику Украины было инвестировано 7-8 млрд.долларов, что меньше, чем годовой бюджет базы ВМС США Норфолк»*. Вот вам и решение всех проблем... Как легко и просто!

Поражает, что на такие высказывания действующих и отставных дипломатов, амбициозных военных, явно не согласующиеся с положениями статьи 17 украинской Конституции, согласно которой «на территории Украины не допускается размещение иностранных военных баз», не реагируют украинские власти, руководители внешнеполитического и оборонного ведомств. Надо ли после этого удивляться тому, что в Украине обходятся молчанием сообщения о предстоящем размещении пяти американских военных баз в соседней Румынии, таких же баз в Болгарии, базы противоракетной обороны США на территории Польщи – в пяти километрах от границы с нашей страной, о стремлении правительств Чехии и Венгрии заполучить такие же базы? Разве не ясно, против кого они нацелены?

В России с понятной озабоченностью восприняты сообщения, преданные гласности исследовательским институтом Министерства обороны Норвегии, о том, что в НАТО обсуждаются вопросы применения войск альянса на территории России в порядке «оказания помощи» в борьбе с бунтами, экологическими катастрофами, попытками захвата ядерных вооружений террористами и т.п.

Одним из самых негативных последствий вступления Украины в НАТО в условиях, когда Россия останется вне альянса, будет свертывание сотрудничества с этой страной в военно-технической сфере, прежде всего, как заявили российский президент В.Путин и министр обороны С.Иванов, в наиболее чувствительных секторах оборонно-промышленногол комплекса, что, к слову, уже и происходит. Чем это грозит нашей «оборонке», - очевидно.

Касаясь этого аспекта российско-украинского сотрудничества, Генеральный директор ОАО «Мотор-Сич» В.Богуслаев отмечает: «Мотор-Сич» участвует в выполнении российских программ по вертолетам, беспилотным средствам, транспортному самолету Ан-70, учебно-боевому самолету Як-130... Все это -  военные программы, в которых хватает и ноу-хау, и прочих тайн из разряда «не для чужого глаза», и потому вряд ли партнеры-россияне будут продолжать с нами сотрудничество, если  нас  примут в НАТОвские объятия...». И еще: «Интеграции (с российской экономикой – Г.К.) альтернативы нет. Тот, кто этого не понимает, будет выбит с рынка. Пока в замкнутой национальной экономике мы будем пытаться создать продукт мирового класса, весь мир уйдет вперед. Например, сегодня Air Bus Industries ежегодно выпускает один самолет. В его производстве участвуют 11 стран, которые 25 лет назад договорились о производстве конкретных частей этих самолетов – кто делает крыло, кто капот, кто носок и т.д. То есть они пришли к тому, что всегда существовало в СССР, - глубокой специализации предприятий. У нас же после того, как наши «замечательные» политики разрезали страну на лоскуты, осколки, стали пытаться создать пещерную экономику, наподобие того, как в маоистском Китае плавили чугун в каждом дворе. Вот и вновь созданные государства пытаются создать замкнутые экономики. Это полная чушь, которая ведет к появлению неконкурентноспособной продукции... Угроза сворачивания тесных экономических связей с РФ (это при том, что сейчас 390 российских предприятий поставляют ОАО «Мотор-Сич» комплектующие и потребляют его продукцию. Более тесных кооперационных связей с восточным соседом не имеет ни одно отечественное предпрриятие...) – вполне реальна для этого уникального машиностроительного гиганта – единственного в Украине, чей годовой оборот превысил 1 млрд.грн.*  И не только для него.

Каким же надо быть слепым и безразличным к судьбам своей страны, чтобы в маниакальном стремлении втянуть Украину в НАТО, увести ее подальше от России, чтобы игнорировать очевидные вещи и под лозунгами укрепления национальной безопасности, подрывать ее под корень!

Еще один излюбленный довод, особенно активно эксплуатируемый украинскими «атлантистами», заключается в том, что «НАТО – это структура, в которой сотрудничают демократические государства, объединившиеся вокруг ценностей демократии, свободы прессы, защиты прав человека, верховенства права», и что «эти государства готовы защищать свои ценности, если нужно, то и с помощью применения милитарного потенциала»*. Довод далеко не бесспорный. Но даже если согласиться с ним, возникает вопрос: неужели Украина сама не в состоянии утвердить демократические ценности, обеспечить  и  защитить права человека? Неужели только с вступлением в НАТО могут быть решены острые социальные проблемы, в том числе касающиеся военнослужащих?

Руководители МИДа утверждают также, что «членство в НАТО окончательно уменьшит потенциал известных (?) экстремистских политических сил в отдельных соседних странах относительно решения этнических проблем за счет интересов Украины». Хотелось бы знать, какие конкретно соседние страны и какие политические силы имеются в виду.

Итак, рассмотрение доводов, с помощью которых украинские власти пытаются убедить народ Украины в необходимости вступления в НАТО, приводит к выводу, что такое решение ни в коей мере не укрепило бы нашу национальную безопасность и потому не соответствовало бы национальным интересам нашей страны. И это хорошо понимают граждане Украины, большинство которых отвергают идею членства в альянсе.

Конечно, такие важнейшие вопросы политики государства должны решаться с учетом мнения народа, являющегося согласно Конституции Украины (статья 5) носителем суверенитета и единственным источником власти в стране. Однако власти, наращивая усилия по вовлечению Украины в НАТО, не рискуют вынести этот вопрос на Всеукраинский референдум. О какой демократии при таком отношении к мнению, к воле народа можно говорить? Все свидетельствует о том, что проамериканские, проНАТОвские силы в правящих кругах Украины, в ее внешнеполитических и оборонных структурах, поддерживаемые Президентом В.Ющенко, выполняя наказ заокеанских хозяев, стремятся навязать свою волю народу, поставить его народ перед свершившимся фактом – приемом нашей страны в НАТО. Последствия этого шага их не интересуют.

Следует подчеркнуть и еще один важный момент. Если для народов Прибалтийских, Восточно- и Центральноевропейских государств идея членства в НАТО была в значительной мере объединяющей, то  в условиях Украины эта идея, проНАТОвская политика правящего режима – и Л.Кучмы, и В.Ющенко – раскалывает общество, является предметом острой политической борьбы. И с этим власти не имеют права не считаться.

Оборонная политика Украины, ее политика в сфере безопасности основана на том, что наша страна в настоящее время и в ближайшей перспективе не усматривает военной угрозы со стороны других государств и не считает своим противником ни одно из них. Важно, чтобы ее внешняя политика и впредь была открытой, неконфронтационной, не направленной против территориальной целостности или суверенитета любой другой страны. Вместе с тем нельзя иcключить возможность эскалации существующих и возникновения новых конфликтов в непосредственной близости от границ Украины. В этих условиях первостепенное значение приобретают обеспечение благоприятных внешнеполитических условий для предотвращения и нейтрализации возможных угроз, сохранения глобальной и региональной стабильности, укрепления собственной безопасности, позиций и авторитета в мировом сообществе, сформирования пояса безопасности по всему периметру государственной границы, активные действия по реализации национальных интересов Украины как на Востоке, так и на Западе, во всех регионах мира.

Решение этих задач будет успешным при условии, что курс на интеграцию Украины в европейские структуры будет осуществляться с целью как можно более быстрого достижения передовых рубежей в социально-экономическом развитии, повышении жизненного уровня народа, демократизации жизни страны. При этом крайне важно, чтобы динамично развивались равноправные партнерские отношения и взаимовыгодное сотрудничество во всех сферах как с европейскими государствами, Соединенными Штатами Америки, так и с Российской Федерацией, Республикой Беларусь, другими бывшими союзными республиками, странами всех континентов.

Для Украины серьезную угрозу представляют новый раскол Европы, разделение европейских государства на «демократические» и «недемократические», появление на нашем континенте новых разделительных линий, любые намерения или попытки рассматривать нашу страну как «прифронтовую зону», а тем более как плацдарм в противостоянии великих держав.

Важнейшими задачами во внешнеполитической сфере в контексте обеспечения национальной безопасности Украины являются:

дальнейшее активное участие Украины в деятельности Организации Объединенных Наций, Организации по вопросам безопасности и сотрудничества в Европе, других региональных институций, в миротворческих и гуманитарных акциях, осуществляемых по решениям Совета Безопасности ООН, при соблюдении норм международного права и национального законодательства;

содействие урегулированию конфликтов, прежде всего в государствах, находящихся в непросредственной близости от границ Украины;

активная позиция в вопросах, связанных с выполнением международно-правовых актов относительно нераспространения и контроля над ядерными вооружениями, сокращения и ликвидации оружия массового уничтожения, обычных вооружений, обеспечения международного контроля за экспортом товаров и технологий, а также за оказанием услуг военного характера и двойного назначения;

активное участие в рамках международного сотрудничества в борьбе с терроризмом, транснациональной преступностью, другими угрозами международному миру и безопасности.

Отдавая преимущество политическим, дипломатическим, экономическим и другим невоенным средствам предотвращения войн и вооруженных конфликтов, сохранения своего суверенитета и внеблокового статуса, Украина, конечно же, должна всемерно укреплять отечественные Вооруженные Силы, Государственную Пограничную службу, переоснащать их новейшей боевой техникой и вооружениями, прежде всего высокоточным оружием и средствами его доставки, средствами противовоздушной обороны, современными системами слежения, коммуникаций и управления, разведки, поддерживать их в состоянии постоянной готовности адекватно реагировать на угрозы, которые могут возникнуть, надежно защитить  границы Украины, дать надлежащий отпор возможному агрессору. Необходимо также надежно перекрыть пути нелегальной миграции, контрабанде, наркотрафику.

А это  требует всемерно укреплять материальные основы решения оборонных задач, четко определять основные направления развития оборонно-промышленного комплекса и совершенствования управления им в целях максимального обеспечения потребностей обороны современной  отечественной техникой и вооружениями, а также радикально повысить  социальный статус защитников Отечества, совершенствовать систему их социальной защиты.


 

СОВМЕСТИМ ЛИ КУРС УКРАИНЫ НА ЕВРОПЕЙСКУЮ ИНТЕГРАЦИЮ С ВНЕБЛОКОВЫМ СТАТУСОМ?

          

Непредвзятый анализ геополитической обстановки в Европе и во всем мире, реальных и потенциальных угроз безопасности, состояние отечественной экономики, состояния общества приводит к выводу: самым оптимальным вариантом обеспечения безопасности Украины, ее независимости является реализация внеблокового, нейтрального статуса, о намерении утвердить который было торжественно провозглашено в Декларации о государственном суверенитете Украины, принятой Верховным Советом Украинской ССР 16 июля 1990 года. Разумеется, речь идет о статусе, официально признанном и гарантированном Организацией Объединенных Наций, Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе, другими международными организациями и объединениями.

Что даст Украине реализация внеблокового статуса?

Во-первых, отказ от участия в каких бы то ни было военных и военно-политических блоках и межгосударственных конфликтах, поддержке воюющих государств, - что не исключает возможности участия военнослужащих Вооруженных Сил Украины в международных миротворческих мероприятиях по мандату Совета Безопасности Организации Объединенных Наций и антитеррористических операциях - при соблюдении законов Украины;

во-вторых, выведение Украины из сферы геостратегического противостояния Запада, прежде всего США, с одной стороны, и России  - с другой, укрепление гарантий ее безопасности, невмешательства в ее внутренние дела, территориальной целостности нерушимости государственных границ;

в-третьих, уникальную возможность сосредоточение ресурсов государства и усилий всех ее институтов на решении неотложных задач, связанных с подъемом экономики, жизненного уровня народа, укреплением демократических начал общественной и государственной жизни;

в-четвертых, поддержание равноправного, взаимовыгодного сотрудничества со всеми  членами международного сообщества.

Понятно, что втягивание Украины в НАТО несовместимо с внеблоковым статусом. И потому идея реализации этого статуса встречает все большее сопротивление со стороны приверженцев альянса в Украине и за ее пределами. В последнее время предпринимаются попытки дискредитировать саму идею внеблоковости, концепцию неприсоединения, неучастия в военно-политических блоках, объявить понятие нейтралитета утратившим практическое значение, несовместимым с членством в ООН. Мол, идея внеблоковости – это “политический товар второй свежести”,  “устаревший товар, упакованный в условно привлекательную обертку, в которой нелепо смешиваются местный популистский пацифизм с мнимым “европейским опытом” (опытом таких держав, провозгласивших нейтралитет, как Австрия, Швеция, Финляндия, Ирландия)*. Утверждается также, что внеблоковый статус несовместим с курсом на интеграцию в европейские структуры, что реализация этого статуса потребует значительного увеличения расходов на оборону, чем если бы Украина была членом НАТО.

В связи с этим следует подчеркнуть, что нейтральность, внеблоковость вовсе не означают самоизоляции, отстраненности государств с таким статусом от внешнего мира, в том числе в вопросах безопасности. Эти государства не могут оставаться в стороне, когда речь идет об угрозе терроризма, рспространении оружия массового уничтожения, нелегальной миграции, наркотрафике. Как правило, они активно участвуют в противодействии этим угрозам и вызовам международному миру и безопасности, в миротворческой деятельности. Но для этого вовсе не нужно входить в тот или иной военный или военно-политический блок, тем более если это, как в случае с Украиной, может создать угрозу национальной безопаности.

Внеблоковый статус не есть препятствие и для сотрудничества, а также  вхождения в союзы и объединения невоенного характера, скажем, в Европейский Союз, Единое Экономическое Пространство и др. Если европейский выбор Украины означает достижение рубежей передовых стран континента в развитии экономики, социальной сферы, функционировании демократических институтов, обретение членства в Европейском Союзе или ЕЭП, то реализация внеблокового, нейтрального статуса не будет тому помехой.

Расходы  на поддержание на должном уровне обороны страны, несомненно, возрастут. Но не потому, что Украина не вступит в НАТО, а потому что бездарной политикой украинских властей ее Воруженные Силы доведены до такого состояния, что без серьезных финансовых вливаний они уже в ближайшие три-четыре года могут оказаться без большей части боеспособной техники и вооружений, современных систем управления. Внеблоковый статус, политика активного нейтралитета, дружественные отношения со всеми соседними и другими государствами создадут благоприятные условия для того, чтобы обороноспособность страны обеспечивалась надежно и не в ущерб решению злободневных экономических и социальных проблем. Прав В.Горбулин – советник Президента Украины по вопросам безопасности, говоря, что для реализации оборонной стратегии Украины требуется активная государственная поддержка оборонно-промышленного комплекса. Необходимо иметь, начиная с 2007 года, оборонный бюджет в объеме 10-12 млрд.гривен (против 6,6 млрд.гривен в 2005-м и 8,9 млрд.гривен в 2006 году). “А главное – иметь твердую политическую волю и не поддаваться соблазну “спрятаться под общий зонтик НАТО”, освободив себя от ответственности и бремени перевооружения”*.

Идея внеблоковости получает все более широкое распространение в нашем обществе. По инициативе социал-демократов (объединенных) собрано более четырех миллионов подписей в поддержку проведения Всеукраинского референдума о внеблоковом, нейтральном статусе Украины. На рассмотрение Верховной Рады Украины четвертого созыва были внесены четыре законопроекта о реализации внеблокового, нейтрального статуса. Они не были рссмотрены. Можно не сомневаться, что соответствующие законопроекты будут представлены на рассмотрение парламента нового созыва.

Вопрос о реализации внеблокового, нейтрального статуса Украины имеет и правовую сторону. Дело в том, что принимая 24 августа 1991 года Акт о провозглашении независимости Украины, Верховный Совет сослался на осуществление Декларации о государственном суверенитете Украины от 16 июля 1990 года, в которой было торжественно провозглашено намерение Украины “стать в будущем постоянно нейтральным государством, которое не принимает участия ни в каких блоках и придерживается трех неядерных принципов: не принимать, не производить и не приобретать ядерного оружия”. Этот Акт был поддержан огромным большинством нашего народа на Всеукраинском референдуме 1 декабря 1991 года. И принимая 28 июня 1996 года Конституцию Украины, Верховная Рада Украины сослалась в Преамбуле Основного Закона именно на то, что она руководствовалась Актом провозглашения независимости Украины от 24 августа 1991 года, одобренным 1 декабря 1991 года всенародным голосованием.

Следовательно, воля подавляющего большинства народа Украины по этому судьбоносному вопросу выражена со всем определенностью. И не считаться с этой волей непозволительно никому, как бы ни пытались ретивые украинские НАТОвцы убедить общественность в том, что проводить Всеукраинский референдум по такому вопросу не обязательно.

Сказанное вовсе не означает, что с НАТО не следует сотрудничать. Прекращение существования Организации Варшавского договора не привело к ликвидации Североатлантического блока. Не была создана, как отмечалось выше, и эффективно действующая общеевропейская система коллективной безопасности. С тех пор ситуация в мире изменилась. НАТО не только сохранилась, но значительно расширила свой состав, укрепила военную  мощь, внесла радикальные изменения в свою доктрину, взяв на себя миссию действовать за пределами стран – членов альянса и применять вооруженную силу без мандата Совета Безопасности Организации Объединенных Наций. По сути, это означало отказ от первоначальных целей, ради которых декларировалось создание Организации Североатлантического договора. Так случилось. Это можно осуждать, этим можно возмущаться, но игнорировать самую мощную, самую эффективную военно-политическую группировку с огромными амбициями было бы серьезной ошибкой. С НАТО необходимо сотрудничать в вопросах противодействия новым вызовам и угрозам международному миру и безопасности. Но содержание и  масштабы сотрудничества должны определяться всецело национальными интересами Украины и во всяком случае не вести к ухудшению отношений с нашими соседями, особенно с важнейшим стратегическим партнером – Российской Федерацией, а также с другими государствами.

 


 

ВНУТРЕННИЕ УГРОЗЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ УКРАИНЫ

 

Оособенностью нынешнего этапа в жизни Украинского государства является возрастание внутренних угроз ее безопасности, которые в условиях, когда непосредственная военная угроза отсутствует и при разумной, взвешенной реалистичной внешней политике может быть предотвращена и даже вообще исключена,  выходят на первый план.

Это обусловлено многими факторами и прежде всего утратой динамизма общественного развития, отсутствием продуманной, расчитанной на перспективу социально-экономической программы, что привело к значительному отставанию экономики Украины от передовых стран Европы и мира, особенно в технологическом отношении, к деградации наукоемких производств, опасному возрастанию зависимости внутреннего рынка от импорта. Ситуация усугубляется:

катастрофическим состоянием производственного и научно-технического потенциала во многих отраслях промышленности, аграрном секторе, системах жизнеобеспечения, что угрожает выходом из строя в ближайшие годы многих мощностей и предприятий с разрушительными последствиями для отечественной экономики;

критической зависимостью украинской экономики и систем жизнеобеспечения от зарубежных поставок энергоресурсов;

нарастающей остротой экологических проблем, а также проблемы обеспечения потребностей в питьевой воде;

опасной концентрацией запасов ненужных Вооруженным Силам боеприпасов, значительная часть которых составляют взрывоопасные материалы, неудовлетворительной организацией их хранения и чрезвычайно низкими темпами утилизации;

тяжелым состоянием отечественной науки, падением ее престижа, свертыванием исследований на стратегически важных направлениях научно-технического развития, продолжающимся оттоком научных кадров, специалистов высокой квалификаций в коммерческие структуры и за рубеж, что угрожает закреплением статуса Украины как второразрядной державы на периферии мирового прогресса;

чрезмерной концентрацией иностранного капитала в стратегически важных для национальной безопасности секторах украинской экономики, не всегда оправданной приватизацией отдельных отраслей и объектов.

Вторая группа внутренних угроз национальной безопасности связана с углублением имущественного расслоения в обществе, наличием большого слоя бедных и нищих, отброшенных за черту выживания, при сосредоточении основной массы национальных богатств в руках небольшой группы людей;

высоким уровнем безработицы, невозможностью для миллионов людей найти работу в Украине, что вынуждает их искать применение своим способностям, знаниям и талантам за ее пределами, где они нередко подвергаются жестокой эксплуатации и унижению, нарушениям их человеческих прав и достоинства;

неудовлетворительным состоянием систем здравоохранения и социальной защиты населения, продолжающимся демографическим кризисом, уменьшением за годы независимости - в условиях, когда не было войн, вооруженных конфликтов, неурожаев, эпидемий, - населения Украины более чем на 5 миллионов человек, прежде всего из-за превышеня смертности над рождаемостью;

утратой престижности труда педагогов, профессии учителя.

Серьезную угрозу стабильности в обществе, динамичному развитию страны представляют снижение доверия населения к органам власти, подрыв веры в декларируемые демократические ценности, что во многом обусловлено:

опасным снижением профессионализма в управленческой деятельности на всех уровнях и во всех сферах, в том числе из-за несовершенной кадровой политики и массовой, не всегда обоснованной замены кадров (особенно после так называемой «оранжевой революции»), несогласованностью в действиях и перманентными конфликтами между ветвями власти;

криминализацией общественных отношений, поражением многих звеньев государственного аппарата метастазами коррупции и организованной преступности, неспособностью власти справиться с этим злом;

социально-политической поляризацией общества, опасными колебаниями массовых настроений, проявлениями радикализма, безответственным использованием политическими силами протестных настроений, популизма и демагогии.

Отдельно следует сказать об опасном падении, особенно в молодежной среде, общественной морали, культивированием и засильем примитивной масс-культуры, пренебрежительным отношением к отечественным духовным ценностям, девальвацией ценностей семьи как фундаментальной ячейки общества, что привело к ухудшению морально-психологической атмосферы в обществе.

Негативно сказывается на обстановке в стране и несовершенство региональной политики, углубление дифференциации между регионами Украины по уровню социально-экономического и общественно-политического развития, что питает сепаратистские настроения. А недостаточное внимание к имеющимся проблемам в сфере межнациональных, межэтнических и межконфесиональных отношений, проблемам языка, стремление решать их силовыми методами в интересах определенных частей населения страны в ущерб другим привело к противостоянию юго-восточных и западных регионов страны, обострению общественно-политической ситуации в Автомной Республике Крым, что угрожает расколом Украины.

Сказывается и разное отношение в обществе к главным ориентирам общественного развития Украины, ее внешнеполитической ориентации, к событиям и личностям исторического прошлого, что в значительной мере обусловлено неудачами при осуществлении общественно-политических трансформаций, извращениями исторического прошлого нашего народа, разрушением исторических и культурных традиций, обычаев и морали, девальвацией национальных культурных ценностей, агрессивным навязыванием национал-шовинистической идеологии.

Серьезную угрозу национальной безопасности Украины представляет деятельность иностранных спецслужб, которые, сочетая традиционные и нетрадиционные методы разведывательной деятельности, используя новейшие технологии для получения информации, похищения государственных секретов, подкупа неустойчивых людей, в том числе в управленческих структурах, оказывают деструктивное влияние на политические, экономические и социальные процессы в стране.

Все это требует от государственных органов системного подхода к обеспечению национальной безопасности, предотвращению реальных и потенциальных угроз национальным интересам. Основные направления деятельности на этом направлении:

проведение взвешенной, реалистической, инициативной внешней политики, направленной на защиту и продвижение национальных интересов Украины, упрочение ее международных позиций;

создание современной постиндустриальной экономики, базирующейся на новейших технологиях, инновационном развитии и обеспечивающей решение неотложных социальных проблем, надежную оборону страны от внешних угроз;

превращение отечественной армии  в процессе ее реформирования в оптимальные по численности, оснащенные современной боевой техникой и вооружениями, всесторонне обеспеченные Вооруженные Силы с уровнем социальной защищенности военнослужащих, который был бы не ниже, чем обеспечиваются военные в армиях стран – членов НАТО;

реформирование системы органов безопасности, разведки и контрразведки, повышение эффективности их деятельности;

утверждение демократических начал общественной и государственной жизни, обеспечение верховенства права и укрепление законности, неукоснительное соблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина;

стабилизация ситуации в обществе, его консолидация, преодоление угрозы раскола страны;

обеспечение согласованных действий всех ветвей власти, четкого функционирования механизма управления;

совершенствование кадровой политики.

Учитывая, что основой надежной безопасности государства, ее обороноспособности является современная высокоэффективная социально ориентированная экономика, усилия всех государственных органов должны быть сосредоточены прежде всего на преодолении технологического отставания Украины от развитых государств Европы и мира, устранении диспропорций в структуре отечественной экономики с тем, чтобы обеспечить опережающее развитие отраслей, которые производят высокотехнологичную, наукоемкую продукцию. Это требует концентрации финансовых и материальных ресурсов на приоритетных направлениях научно-технической и инновационной деятельности, разработки и осуществления расчитанной на 10-15 лет программы радикального обновления прроизводственного и научно-технического потенциала, прежде всего в отраслях, определяющих инновационное развитие отечественной экономики, выработки эффективно действующего механизма стимулирования внедрения прогрессивных технологий, передачи высоких технологий из отраслей оборонно-промышленного комплекса в гражданские производства.

Острейшей проблемой для Украины является реализация программы радикального уменьшения зависимости от внешних поставок энергоресурсов (нефть, природный газ), диферсификация источников обеспечения потребностей в указанных ресурсах, сохранение государством стратегического контроля над транзитными нефте- и газопроводами, линиями электропередачи, железными дорогами и портами, их модернизация.

Это же касается и аграрно-промышленного комплекса, быстрейшего выведения его из глубокого кризиса, развития крупнотоварного высокоэффективного сельскохозяйственного производства, что является непременным условием обеспечения продовольственной безопасности.

Важнейшими задачами остаются предотвращение технических и технологичных катастроф, осуществление комплексной программы обеспечения ядерной, радиационной и экологической безопасности, решение на протяжении пяти лет проблемы утилизации боеприпасов, непригодных для использования и сохранения в Вооруженных Силах Украины.

Решение всех этих задач требует:

укрепления связей с центрами технологического прогресса и научно-технической мысли в мире, интенсификации процесса адаптации национальной экономики к функционированию в условиях жесткой конкуренции с экономичными системами других стран;

выведения на качественно новый уровень, с учетом опыта передовых стран Европы и мира, системы образования, подготовки высококвалифицированных кадров для всех отраслей народного хозяйства и  всех сфер государственного управления;

формирования новой интеллигенции, способной осуществлять функцию стабилизирующего фактора в обществе, носителя передовых идей и моральных ценностей, проводника реализации программ экономического, научного и духовного прогресса.

Непременными условиями обеспечения национальной безопасности, стабилизации политической обстановки является решение накопившихся в украинском обществе острых социальных и гуманитарных проблем:

преодоление бедности, радикальное повышение уровня материальной обеспеченности и качества жизни населения на основе приоритета экономических факторов – ускоренного развития экономики и повышения ее эффективности, проведения социально справедливой политики в сфере распределения доходов;

осуществление широкомасштабной, расчитанной на 5-7 лет программы радикального улучшения положения с охраной здоровья, которая должна предусматривать развитие всех форм медицинской помощи, государственный протекционизм в отношении отечественной медицинской и фармацевтической промышленности, реализацию комплекса мероприятий в области санитарии и эпидемиологии, охраны здоровья детей, оказания неотложной и скорой помощи, помощи потерпевшим от катастроф;

решительное искоренение экономических и социально-политических корней коррупции, взяточничества, организованной преступности, других социально опасных явлений, а также бюрократизма, проявлений хамства и пренебрежения к нуждам граждан со стороны должностных лиц, обеспечение личной безопасности и уважения к человеку, его достоинству, неукоснительное соблюдение конституционных прав и свобод граждан;

формирование и проведение активной государственной политики в гуманитарной сфере, направленной на защиту отечественного культурного и духовно-нравственного наследия, утверждение присущих нашему народу лучших традиций и человеческих качеств – любви к Родине, к родному краю, доброты, уважительности, готовности помочь ближнему в трудную годину;

недопущение использования средств массовой информации, учреждений культуры для пропаганды насилия, морального разврата, кощунствования и цинизма;

недопущение перекосов и извращений в языковой политике и практике, спекуляций на языковых проблемах, неуклонное соблюдение положений Конституции Украины, законодательных актов, Европейской хартии региональных и местных языков;

усиление внимания к проблемам межэкономических, межнациональных и межконфессиональных отношений с тем, чтобы они решались в правовом поле и не приводили к нарушениям стабильности в обществе;

активное противодействие негативному влиянию иностранных религиозных организаций и сект, миссионеров.

Важное значение для решения перечисленных задач имеют совершенствование управления процессами в экономике, социальной и духовной сферах, обеспечением надежной обороноспособности страны и ее национальной безопасности, укрепление конституционного строя, развитие демократических начал общественной жизни, приведение действующего законодательства в соответствие с Конституцией Украины и европейскими стандартами, осуществление реформы регионального и местного самоуправления и особенно выработка и осуществление региональной политики, которая обеспечивает государственню целостность, оптимальный баланс общегосударственных и региональных интересов, преодоление диспропорций в социально-экономическом развитии между регионами Украины, исключает возможность появления сепаратистских настроений.

В Украине создана необходимая правовая база для обеспечения национальной безопасности, защиты национальных интересов. Базовым является принятый Верховной Радой Украины Закон «Об основах национальной безопасности Украины». На его основе разработана и утверждена Указом Президента Украины Военная доктрина Украины, разрабатываются Стратегия национальной безопасности Украины, другие политико-правовые документы.

Для Украины, как активного члена Организации Объединенных Наций, обеспечение национальной безопасности является важным условием динамичного развития страны, утверждения ее позиций и авторитета в Европе и в мире, выполнения своих обязанностей перед мировым сообществом, конкретным вкладом в укрепление международного мира и безопасности на европейском континенте и во всем мире.


 

КАКИМ КУРСОМ ПОЙДЕТ УКРАИНА?            

 

(Вместо Заключения)

 

Итак, спустя 15 лет после провозглашения независимости Украина оказалась перед необходимостью принять судьбоносное решение, от которого зависят исторические судьбы нашего народа, безопасность страны. Что бы ни говорили ее нынешние лидеры, взятый ими курс на вовлечение Украины в НАТО, особенно в том формате, в котором он проводится, ведет ко все большему отдалению от России, других государств, с народами которых украинский народ был связан многолетней общей судьбой.

В начале 2006 года в Интернете появился интересный документ – «Конфиденциальный Меморандум об обязательствах Украины по ускоренному вступлению в НАТО – «Начальный дискуссионный документ в рамках интенсифицированного диалога между Украиной и НАТО в отношении желания Украины получить членство и необходимых для этого реформ». МИДовские чиновники не отрицают наличие такого документа, хотя и говорят, что «он не совсем идентичный».

При ознакомлении с ним возникают вопросы: почему такой документ, в котором до мельчайших деталей расписано, что обязуются делать украинские власти в области внутренней и внешней политики, политики в области обороны и безопасности, является «конфиденциальным»? Как он мог появиться в Интернете? Почему с ним не были ознакомлены не только общественность Украины, но даже члены украинского парламента (хотя определение основ внутренней и внешней политики, согласно украинской Конституции, отнесено к исключительной компетенции Верховной Рады Украины)? Практические действия властей в этой сфере полностью отвечают положениям «Меморандума».

Конкретные задачи государственных органов по обеспечению ускоренного вступления в НАТО изложены в «Целевом плане Украина – НАТО на 2006 год в рамках Плана действий Украина – НАТО», подписанном главой Секретариата Президента Украины О.Рыбачуком. Президент Украины В.Ющенко, формально не утвердив «План», своим Указом от          7 апреля 2006 года предложил Кабинету Министров Украины обеспечить выполнение мероприятий Целевого плана, а центральным органам исполнительной власти и другим государственным органам, ответственным за выполнение мероприятий Целевого плана, - ежеквартально представлять отчеты о состоянии выполнения.

Министры иностранных дел и обороны Украины проявляют особую активность в этом направлении, принимая участие в многочисленных встречах и других мероприятиях по линии альянса, добиваясь скорейшего принятия официального решенияо приеме Украины в НАТО.

Это вызывает явное удовлетворение в Вашингтоне.  Президент США Дж.Буш в начале мая 2006 года выразил пожелание, чтобы Украина стала членом альянса еще до завершения его полномочий - не позже 2009 года. И за океаном, и в штаб-квартире НАТО, и в кабинетах высокопоставленных чиновников в Киеве, конечно же, знают, что большинство наших соотечественников не поддерживают идею членства. Но что им до мнения народа – «единственного источника власти в Украине»?

Заявление Дж.Буша – это неприкрытое давление и на союзников США по НАТО. Ведь еще недвно в альянсе считали, что Украина и Грузия не могут претендовать на членство в НАТО, пока не преодолеют внутренние кризисы. По словам помощника главы альянса Жана Фурне, «преодоление внутренних кризисов в Украине и Грузии требует времени, а значит, не дает этим странам возможность начать подготовку к вступлению в НАТО. Кризисы в какой-то степени отдаляют государства от скорейшего присоединения к альянсу». Вместе с тем, продолжиал он, прием новых членов в организацию не основан на географическом  принципе или только на желании какого-то государства стать членом альянса. Это долгосрочный процесс, в ходе которого кандидат берет на себя обязательства соответствовать принципам и правилам альянса. На это уходят годы. Когда Украина и Грузия смогут отвечать всем стандартам и требованиям НАТО, тогда можно будет говорить о конкретных сроках их вступления*.

На народных депутатов оказывается давление, чтобы они ратифицировали отвергнутый Верховной Радой Украины Меморандум об использовании украинской военно-транспортной авиации в интересах НАТО, одобрили решение Президента о допуске подразделений вооруженных сил США, Великобритании, других государств, в основном членов НАТО, для участия в военных учениях на территории Украины, также не поддержанное Верховной Радой ІУ созыва. Впрочем, в нарушение действующего в стране законодательства в феврале 2006 года по соглашению между украинским Минобороны и командованием американскими вооруженными силами в Европе без согласия Верховной Рады в Севастополь был допущен многоцелевой корабль – эсминец “Портер” ВМС США с экипажем в 338 человек.

Явно в угоду заокеанским хозяевам министр Б.Тарасюк заявил о готовности Украины направить миротворцев в Афганистан, что вызвало волну возмущения в стране. Для нашего народа Афганистан – незаживающая рана, бередить которую – безнравственно и недопустимо. Впрочем, тот же Тарасюк “набивался” с украинскими миротворцами и для посылки в Нагорный Карабах, на что спикер азербайджанского парламента вежливо, но твердо сказал: “С нашими проблемами мы справимся сами”.

Не прекращаются попытки, направленные на то, чтобы вдохнуть жизнь в ГУАМ, объединяющий Грузию, Украину, Армению, Молдову, сколотить еще один “блок демократических государств” Балтийско-Каспийского региона. Деятельность этих структур, которая фактически ограничивается проведением периодических встреч лидеров государств, всевозможными громкими декларациями, объективно направлена на дистанционирование от России, ее изоляцию, разрушение Содружества Независимых Государств. Свои действия в этом направлении украинские лидеры координируют с Польшей, Прибалтийскими государствами и особенно с Грузией, а в последнее время и с Молдовой.

Понятно беспокойство, которое в этих условиях выражает  Россия в связи с расширением НАТО на Восток, перемещением в страны Восточной Европы американских военных баз. Вступление Украины в НАТО еще больше изменит геополитическую ситуацию, приведет к нарушению баланса сил в этом регионе, что создаст прямую угрозу национальным интересам нашей страны, ее безопасности.

Похоже, что нынешнее украинское руководство под давлением национал-шовинистских сил в “оранжевом” лагере, всецело стало на сторону США и проамериканской части НАТО. Закрепление и продолжение этой линии во внешней политике Украины, проведение которой поручено прозападным, русофобским силам в украинском МИДе, будет иметь далекоидущие последствия. Ключевой вопрос здесь – как будут дальше развиваться отношения с Россией.

Ситуация больше  прояснится после образования в новоизбранной Верховной Раде Украины парламентской коалиции, сформирования нового Правительства. Радикальные изменения во внешнеполитическом курсе вряд ли произойдут, но определенные нюансы возможны. Это касается более реалистичного подхода к проблемам интеграции в европейские структуры (прежде всего в ЕС). Будет продолжаться острая борьба относительно вхождения Украины в НАТО, Единое Экономическое Пространство. Сумеют ли патриотические силы противостоять потугам “атлантистов” втянуть Украину, вопреки воле большинства ее народа, в НАТО, окончательно рассорить с Россией, - покажет время.

 Многое будет зависеть от того, удастся ли унять воинствующих шовинистов в России и распоясавшихся русофобов в Украине. Складывается впечатление, что действуют они согласованно, чуть ли не синхронно и что кто-то умело направляет их, преследуя одну цель – оторвать навсегда Украину от Росии. Иначе трудно истолковать, скажем, заявление одного из заместителей руководителя украинского МИДа (А.Бутейко) о “возможном распаде Российской Федерации” и ответный пассаж российского эпатажного политика В.Жириновского о том, что в случае, “если Януковичу удастся провести федеральную реформу, то произойдет распад Украины и вхождение ее южных и восточных регионов в Российскую Федерацию. Тогда в России появятся Одесский, Харьковский, Днепропетровский и Луганский округа”*.

В 2007 году истекает срок действия “Большого договороа” между Украиной и Россией. Будет ли он продлен? Возобладает ли здравый смысл в политических верхах наших стран? Будет ли предотвращен роковой шаг и удастся ли вернуть Украину и Россию на путь искреннего, активного, взаимовыгодного сотрудничества, чего так желают наши братские народы?

 

5 мая 2006 года


 

* См. Стивен Коэн. «Мы возвращаемся к концепциям времен СССР», «Известия», 10 марта 2006 года

* См. Заявление Л.Кравчука (тогда еще Председателя Верховного Совета Украины) на пресс-конференции. – «Правда Украины», 12 ноября 1991 года

* См.  «Урядовий кур’єр», 7 сентября 1993 года

*  Біла книга 2005. Оборонна політика України (Белая книга 2005. Оборонная политика Украины). Ежегодник, изданный Министерством обороны Украины, с.69

* См. Сергей Лавров. Россия в глобальной политике. – «Московские новости», 3 марта 2006 года

* Bruce P.Jackson. Frontiers of Freedom. Project on Transitional Democracies   (Брюс П.Джексон. Границы свободы. Проект переходной демократии), Москва – Киев, 10-13 сентября 2003 года

* См. Георгий Степанов. Белый дом попросил Кремль «не мешать развитию демократии» - «Известия». 17 марта 2006 года

* См. Евгений Умеренков. США навязывают России новую «холодную войну»? «Известия», 10-12 марта 2006 года

* См. Инвестгазета, 28 марта 2006 года

* Данные взяты из книги Н.Паниной «Українське суспільство (1994-2005) соціологічний моніторинг» («Украинское общество (1994-2005): социологический мониторинг»),  изданной Институтом социологии НАН Украины и фондом «Демократические инициативы», Киев, 2005

* Там же, с.8

* Україна і Росія: Хроніка взаємин 1991-2003 рр. (Украина и Россия: Хроника взаимоотношений 1991-2003 гг.).Одесса. Издательство «Астропринт», 2004, 520 с.

*  «Голос Украины». 22 января 1993 года

** См. «Голос Украины», 12 февраля 1993 года

** См. «Урядовий кур’єр» («Правительственный курьер»),, 4 марта 1997 года

* См. «Голос Украины, 30 января 2003 года

* См. «Урядовий кур’єр», 4 марта 1997 года

* См. «Урядовий кур’єр», 2 апреля 1999 года

** См. «Урядовий кур’єр», 29 декабря 1998 года

* «День», 15 апреля 2004 года

* «Урядовий кур’є р», 5 марта 1998 года

** См. «Урядовий кур’є р», 4 октября 2000 года

* «День» , 16 сентября 12003 года

** «День», 17 сентября 2003 года

*** «День», 18 сентября 2003 года

* «Одесский весник», 29 сентября 2003 года

* * Опубликована (в изложении) в газете «Урядовий кур’єр» за текстом, представленным  почему-то не Советом национальной безопасности и обороны Украины, а Министерством иностранных дел Украины

*Правовые основы военного строительства и военно-гражданских отношений. Сборник законодательных актов по вопросам национальной безопасности и обороны. Киев, Парламентское издательство, 2005 год, с.76

* См. там же, сс.96, 98

* Вечерние вести, 19 апреля 2004 года

* Ежедневная газета «Дело», 6 декабря 2005 года

** См. Зарубежное военное обозрение, № 2 за 2006 год. Раздел «Справочные данные. Вооруженные силы зарубежных стран».

*  Журнал «Эксперт», № 23 за 2005 год

* «Дело», 6 декабря 2005 год

* См. Александр Тимофеев. Fadonтbass. org., 8 декабря 2005 года

* «Дело», 6 декабря 2005 года

* К слову, и в связи с обострением ситуации  вокруг ядерной программы Ирана Дж.Буш заявил, что даже если Совет безопасности не примет резолюцию, устраивающую США, карательную операцию против этой страны американцы могут осуществить самостоятельно. В общем, ООН для США не указ... – Г.К.

* «Советская Россия», 22 апреля 2006 года

* «Камуфляж», № 11 за 2005 год, с.13

* Zadonbass.ord.,  8  октября 2005 года

* «Путь в ЕС и НАТО не страшен».  Ежедневная газета «Дело», 6 декабря 2005 года

* См. «Зеркало недели», 22 апреля 2006 года

* Defens express, № 12 за 2005 год, с.11

* См. Вечерние вести, 22 февраля 2006 года

* Рабочая газета, 18 апреля 2006 года

 

                                                                                                                                           


      Отправить сообщение admin@intellectual.org.ua с вопросами и замечаниями об этом веб-узле.  По вопросам размещения материалов: - направляйте Ваши   материалы и письма по адресу: redaktor@intellectual.org.ua  

 БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ ФОНДА ВЕТЕРАНОВ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ: тел. 8 (067) 404-07-24  e-mail:  rass@intellectual.org.ua