Александр ВОЙЦЕХОВСКИЙ, кандидат философских наук, член Фонда ветеранов внешней разведки

 

К ОЦЕНКЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОУН И УПА (Продолжение)

 

Все старшины (командиры) УПА, начиная с Дмитрия Клячкивского и его преемника Романа Шухевича и подавляющее большинство старшин входивших в УПА подразделений были офицерами абвера. Основной контингент боевиков составили члены расформированных батальонов "Нахтигаль", "Роланд" и шуцманшафтбатальона-201, украинские полицаи, предатели из числа бывших советских военнослужащих, сынки зажиточных крестьян, униатского духовенства. Вербовку в УПА вели бандеровские пропагандисты, которые внушали населению мысль о необходимости борьбы с оккупантами. Заодно с ними действовали сотрудники бандеровской службы безопасности - эсбисты. Они не уговаривали, а требовали от людей добровольно вступать в ряды УПА, угрожали расправой в случае уклонения или дезертирства. Архивные бандеровские документы свидетельствуют о том, что за уклонение от призыва в УПА или дезертирство из ее рядов бандеровцы жестоко расправлялись с "виновными" и их родственниками. Малейшее неповиновение боевиков каралось смертной казнью - расстрелом или отрубание головы. Об этом говорят бандеровские документы, приведенные нами в только что изданной монографии "Украинский фашизм". О какой добровольной службе в УПА подавляющего большинства людей могла идти речь, если это большинство было обмануто бандеровскими пропагандистами, поверило в их разглагольствование о том, что УПА якобы "ведет борьбу с оккупантами", в то время как на деле она вела борьбу на стороне оккупантов - против защитников своего Отечества. При первой же возможности такие прозревшие "добровольцы" покидали УПА и переходили на сторону законной власти. На призыв руководства Украинской ССР к националистам прекратив войну против собственного народа, сложить оружие и выйти с повинной уже в первой половине 1944 года более 17 тысяч украинских националистов покинули УПА и явились с повинной в органы Советской власти. После окончании войны до конца 1945 года с повинной вышли еще 38 тысяч участников УПА и оуновского подполья. В том же 1945 году УПА прекратила свое существование. Ее уцелевшие остатки перешли в подчинение низовых звеньев ОУН и продолжали терроризировать народ, выполняя директиву командующего УПА Романа Шухевича: "...Домагатися, щоб ні одне село не визнало радянської влади. ОУН має діяти так, щоб усі, хто визнає радянську владу, були знищені. Не залякувати, а фізично знищувати! Не потрібно боятися, що люди проклянуть нас за жорстокість. Хай із 40 мільйонів українського населення залишиться половина - нічого страшного в тому немає" (Чайковський А.С. Невідома війна. К., 1994. С.242).

К тем 5,3 млн. мирных советских граждан, которых оуновцы вместе с гитлеровцами уничтожили в Украине за годы фашистской оккупации, уже в послевоенные годы присовокупились еще десятки тысяч жертв бандеровского бандитизма. В их числе не только партийные и советские работники, военнослужащие Советской Армии, МВД и МТБ, а и специалисты народного хозяйства, прибывшие в Западную Украину из восточных областей республики для восстановления разрушенного войной народного хозяйства - педагоги, врачи, библиотекари. Но самое значительное количество жертв - это простые труженики села, старики, женщины и дети. Бандеровцы не просто убивали людей, а глумились над ними, истязали их перед тем как лишить жизни. Один из таких фактов описал Ярослав Галан. На глазах у маленькой девочки бандиты истязали, а затем убили ее родителей. Из тел приготовили мясной фарш и предложили оцепеневшей от ужаса девочке съесть его.

Французский историк и публицист Ален Герэн, автор известного бестселлера "Серый генерал" приводит свидетельства очевидцев расправы бандеровцев со своими же людьми, которые утратили для них ценность и могли изобличить их в совершении тяжких преступлений. "При анализе тактики политической линии Бандеры и его окружения, - пишет Герэн, - нельзя пройти мимо действий, предпринятых руководством ОУН-УПА зимой 1946-1947 годов с целью, как бандеровцы называли, "демократизации" их рядов... Западные политические круги, заинтересованные в сохранении беспокойного положения в Польше, СССР и Чехословакии, потребовали от своих агентов, чтобы они приобрели более демократическое "прикрытие".

В УПА было много бывших немецких эсэсовцев, бывших словацких фашистов из гвардии Глинки, бывших сторонников Салаши из венгерского союза "Скрещенные стрелы", бывших румынских "железногвардейцев" Хориа Сима и членов западноевропейских фашистских организаций, примкнувших к бандеровцам в период разгрома гитлеровских войск. Уже в зиму 1946-1947 годов оставалось не так уж много словаков, венгров и румын. Многие не выдержали болезней и очень тяжелых условий жизни. Только немцы держались стойко. УПА таким образом должна была избавиться от них. Но если их просто отчислить, то эти гитлеровцы могли раскрыть действительное лицо УПА. Руководство ОУН и УПА не поколебалось. Во имя "демократизации" все немцы были отосланы в мир иной. Эта операция проводилась весьма скрытно, без какой-либо письменной инструкции. Она была осуществлена наиболее надежными людьми службы безопасности (СБ) и жандармами УПА, уничтожавшими немцев под всевозможными предлогами, например, за невыполнение боевого приказа, намерение дезертировать, потерю оружия и т.д. К концу января 1947 года все немцы в УПА были таким образом ликвидированы. Только врачи избежали смерти, так как учитывалась потребность в этих кадрах. Эта операция по "демократизации" была проведена быстро, скрытно и довольно ловко. Мы об этом узнали лишь благодаря заявлениям пленных из УПА, так как иначе это бы навсегда осталось тайной. По правде говоря, эта операция является дополнительным фактом для тех, кто желает дать оценку движению Бандеры в его истинном значении".

Как видно из документов рабочей группы С.Кульчицкого, она вовсе не заинтересована дать такую оценку движению Бандеры. Ученые историки даже не желают вести речь об ущербе, причиненном нашему народу бандеровцами. Этот вопрос они считают не относящимся к теме своего исследования. Рассуждают при этом не как ученые, призванные всесторонне исследовать проблему оценки деятельности ОУН и УПА, а как примитивные фальсификаторы, отбрасывающие в сторону все то, что раскрывает подлинное лицо бандеровщины, ставшей один ряд с гитлеровским нацизмом. Для них главный и основной источник знания об ОУН и УПА то, что оставили на память о себе потомкам сами бандеровцы. Это прежде всего бандеровский "Літопис УПА". Член рабочей группы О.И.Здиорук в своей книге "Літопис УПА: час, події, джерела" дает незаслуженно высокую оценку этому источнику, утверждая, что в нем раскрывается ряд принципиально важных вопросов деятельности ОУН и УПА. Один из них: "Каким путем УПА приобретала оружие?" Ссылаясь на одну из записей в Летописи УПА, Здиорук утверждает, что "этот вопрос вояки УПА решали своими силами: они добывали оружие и амуницию у своих врагов, за что немало заплатили своей кровью".

Если бы О.И.Здиорук обратилась к другим, выверенным источникам, к таким, как материалы Нюрнбергского судебного процесса над главными нацистскими главарями и трофейные документы нацистских спецслужб, то вынуждена была бы признать, что информация, почерпнутая ею из Літопису УПА, является не только тенденциозной, но и ложной. Основную массу оружия и снаряжения УПА получала от немцев, с которыми тайно сотрудничала в борьбе против общего врага - Союза ССР.

Немцы обеспечивали УПА оружием и боеприпасами как путем прямой передачи их в подразделения "повстанцев", так и скрытно, используя для этого инсценировки, когда немцы без боя сдают бандеровцам город со складами оружия, как это имело место в 1944 году в Камень-Каширском. Прямой передачей оружия занималась абверкоманда-202. По неполным данным, для вооружения УПА гитлеровской военной разведкой было передано 700 минометов, десятки станковых и ручных пулеметов, 26 тысяч автоматов, 22 тысячи пистолетов, 100 тысяч гранат, 80 тысяч мин и снарядов, несколько миллионов патронов, радиостанции, портативные пишущие машинки и другое вооружение и снаряжение (Архив КГБ УССР). Бывший сотрудник абвера капитан Юзеф Лазарек, допрошенный в качестве военнопленного, показал: "На протяжении марта-апреля 1944 года я лично из Львова через своего подчиненного лейтенанта Винтгансена направлял в "Черный лес" для банд УПА трижды по две грузовые автомашины с оружием, в которых находилось около 15 тонн различного оружия (винтовки, автоматы, легкие пулеметы и боеприпасы. (Военно-исторический журнал, N4, 1990 год, стр.53) Об обеспечении гитлеровцами банд УПА оружием и боеприпасами дал показания и захваченный оуновский эмиссар Юрий Стефюк: "Я являлся живым свидетелем того, как немцы вооружали наши боевики... Я лично видел, как весной 1944 года немцы везли на подводах (а их было 20) вооружение: автоматы, винтовки и патроны, несколько станковых пулеметов, даже две противотанковые пушки со снарядами, военное снаряжение и все это передали в распоряжение куреня УПА "Тена" (Уголовное дело по обвинению Ю.Стефюка. В Архиве СБУ).

Немцы заботились об обеспечении УПА оружием и снаряжением и на период самостоятельной ее деятельности в тылу советских войск. Для этого при отступлении с советской территории фашисты создали тайные склады оружия и снаряжения, о чем дали показания на Нюрнбергском процессе бывшие высокопоставленные офицеры абвера Эрих Штольце и Юзеф Лазарек. Специальная группа абвера, возглавляемая майором Гельвихом в течение 1944 года, создала в Галиции 40 таких баз, данные о которых были переданы командованию УПА (Военно-исторический журнал, N4, 1990 г.).

Той же никчемной пробы подхваченная О.И.Здиорук сентенция авторов Літопису УПА о "решительных боях УПА с немецкими и параллельно с советскими войсками та территории Галичины, Карпат, Полесья, Волыни".

Прежде чем принимать на веру эту бандеровскую клюкву, следовало опять-таки обратиться к архивным документам той поры - немецким и советским. Из них однозначно явствует, что УПА никогда не воевала с вермахтом: ей это было категорически воспрещено Центральным проводом ОУН. К тому же нелепо предполагать, что у УПА хватало сил вести боевые действия одновременно против вермахта и Красной Армии. Отдельные стычки вооруженных групп УПА с германскими частями имели место главным образом по причине отсутствия между ними устойчивой, заранее обусловленной связи и заканчивались они, как видно из трофейных документов, миром. Трактовать такие инциденты между "союзниками" как боевые действия УПА против вермахта так же нелогично, как и отрицать существование между ними "союзнических" отношений. Следует при этом иметь в виду, что за все годы оккупации Украины жертвами этих "союзнических" недоразумений стало не более одной тысячи человек. Это ничтожно малая цифра по сравнению с количеством граждан УССР, погибших от рук гитлеровцев и оуновцев за тот же период - 5,3 млн. человек (Субтельний О. Україна. Історія. С.590).

И тем не менее рабочая группа в своих "Історичних висновках про діяльність ОУН-УПА" стоит на том, что УПА якобы воевала против немцев, замалчивая при этом ее сотрудничество со спецслужбами "третьего рейха".

Авторы "Проміжного звіту про діяльність ОУН-УПА" пытаются внушить своим читателям, что УПА лишь изредка получала от немцев оружие и то лишь за доставленную информацию о Красной Армии.

Подлинный характер их взаимоотношений с достаточной полнотой раскрывается в трофейных документах абвера, захваченных нашими войсками в 1944 году при освобождении города Львова. Вот лишь один из них - докладная записка оккупационных спецслужб в Галиции руководству Имперского управления безопасности (РСХА) в Берлине, датированная февралем 1944 года. "Национальные украинские банды, - говорится в этом документе, - препятствуют проникновению советских бандитов (так нацисты величали советских партизан). Имеется много сообщений о схватках между украинскими бандитами и советскими...

...Банды УПА проводят операции против Красной Армии. Взятые в плен русские доставляются в расположение немцев для допроса. Сведения, добытые УПА о советских русских бандах и Красной Армии, сразу же передаются вермахту". (ЦГАВОВУ Украины, фонд 4628, опись 1-я, дело 6, листы 6-9).

О боевом сотрудничестве ОУН-УПА с оккупантами шла речь и в рапорте командующего внутренними войсками на Украине командующему Первым Украинским фронтом маршалу Г.К.Жукову от 1 мая 1944 года. В нем сказано: при подавлении в апреле 1944 года группировки УПА в Кременецких лесах на Тернопольщине в плен была взята группа германских военнослужащих численностью 65 человек. Ефрейтор вермахта Н., допрошенный в качестве военнопленного, показал, что группа германских солдат по приказу своего командования была переброшена через линию фронта в расположение УПА для совместного участия "с украинскими повстанцами в боях против советских войск". 25 из них погибли в боях (См: Внутренние войска в Великой Отечественной войне 1941-1945 г. Москва, 1968, стр.580).

Аналогичные факты отмечены и в других оперативных документах внутренних и пограничных войск. Они опубликованы в сборниках "Внутренние войска в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.", "Пограничные войска в Великой Отечественной войне". Из этих документов видно: сотрудничество ОУН-УПА с гитлеровцами продолжалось до полного разгрома нацистской Германии. Немцы неоднократно с польской стороны забрасывали по воздуху в советские тылы группы диверсантов и террористов, состоящие из украинских националистов и гитлеровцев. Как правило, их возглавляли немецкие офицеры. Эти факты отражены также в оперативных документах Внутренних войск и подразделений госбезопасности. Часть из них нашла место в коллективной монографии "Без срока давности", изданной в Харькове в 2001 году.

Публикации членов рабочей группы С.Кульчицкого свидетельствуют о том, что эти факты им либо неведомы, либо игнорируются ими. И то и другое свидетельствует о низкой квалификации рабочей группы и их руководителя, о их националистической зашоренности.

Особо следует сказать о публикациях еще одного члена рабочей группы Анатолия Кентия, бывшего директора государственного архива. Его перу принадлежат такие работы как "Нариси організації українських націоналістів 1929-1941 pp.", "Українська повстанська армія в 1945-1952 pp." и другие.

 

А.ВОЙЦЕХОВСКИЙ, кандидат философских наук,

 

http://www.vitrenko.org/news.php?lang=1&part_id=25&subpart_id=169&article_id=2402&year_id=2006&month_id=06

 

  

                                                                                                                                           


      Отправить сообщение admin@intellectual.org.ua с вопросами и замечаниями об этом веб-узле.  По вопросам размещения материалов: - направляйте Ваши   материалы и письма по адресу: redaktor@intellectual.org.ua  

 БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ ФОНДА ВЕТЕРАНОВ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ: тел. 8 (067) 404-07-24  e-mail:  rass@intellectual.org.ua