Петр ТОЛОЧКО, академик НАН Украины

 

БЛЕСК И НИЩЕТА УКРАИНСКОЙ ЭЛИТЫ

 

Обретение Украиной государственной независимости, казалось, создавало все предпосылки для гармонизации ее общественно-политических отношений. В реальной жизни этого не произошло. Трудности суверенного самостояния относительно быстро привели к обострению противоречий между народом, ожидавшим перемен к лучшему, и его политическими поводырями, обещавшими это лучшее уже завтра.

В несбывшихся надеждах стороны обвинили одна другую. Народ пришел к убеждению, что причины его бедственного положения кроются в несостоятельности политической элиты, а последняя объясняла собственные неудачи незрелостью народа, который не понимает своих истинных интересов.

Анализ украинской ситуации начнем с выяснения роли и места в новой жизни народа. Тема эта чрезвычайно деликатная и в нынешних условиях даже небезопасная. Усилиями нескольких поколений интеллектуалов за украинским народом прочно укрепилась харизма «талантливого» и «работящего», но обделенного исторической судьбой. Долгие столетия он пребывал в угнетенном состоянии, был жертвой агрессивных соседей: монголо-татар, литовцев, поляков, русских. Казалось, освободись он от чужеземной зависимости, обрети свободу и государственность, и его талант, умноженный на исключительное трудолюбие, может сотворить чудо.

К сожалению, надеждам этим не суждено было сбыться. Долгожданная свобода не принесла украинскому народу процветание. Наоборот, годы независимости обернулись для него многими потерями, из которых наиболее чувствительные демографические. На победном суверенном марше население Украины уменьшилось на 5 млн. чел. Жизнь абсолютного большинства украинцев ухудшилась, потеряла стабильность. Наиболее активные из них покинули пределы Родины, что неизбежно сказалось на интеллектуальном уровне общества. За пятнадцать лет самостийности оно потеряло многое из того, что было присуще ему в относительно недалеком прошлом.

Прежде всего чувство коллективной самоорганизации и уважительного отношения к среде обитания. Такое впечатление, что не жители мы с деда-прадеда на этой земле, не хозяева ее, а квартиранты. Все ожидаем, что кто-то нам обустроит нашу жизнь или присоседимся к чужой, лучшей. Именно этот аргумент, о чем свидетельствует социология, основной в определении западноевропейских интеграционных симпатий значительной части населения Украины. О том, что это безнравственно, что цивилизованную Европу можно построить и в отчем доме, даже не задумываемся.

Разваливая прошлую жизнь, критики существовавших порядков иронизировали над коллективным трудом — коммунистическими субботниками, комсомольскими стройками, великими починами. И так преуспели в этом, что отвратили вкус и к работе на себя. Мыслимое ли дело, чтобы извечные хлебопашцы превратились в потребителей сельскохозяйственной продукции соседей, не обладающих ни такими тучными черноземами, ни такими давними традициями земледелия! Проезжая по Украине, кажется, что она пережила какое-то страшное нашествие. Некогда преуспевающие коллективные хозяйства разрушены, поля заросли сорняками, общее достояние разворовано, села обезлюдели. Коллективного хозяина уничтожили, а индивидуального не создали.

Не обошли стороной деградационные процессы и города. Лишившись мощного индустриального производства, они по существу потеряли рабочий класс с его потомственными династиями, инженерно-техническими кадрами. Как-то незаметно пре-вратились в средоточие мелкой торговли. Пышным цветом расцвели в них оптовые рынки, толкучки, где продавцами и коммивояжерами работают бывшие рабочие, инженеры, учителя и научные сотрудники. Многие города промышленного юго-востока умирают.

В то же время появились «профессии» давно забытые, а то и вовсе неизвестные раньше: заготовители вторсырья, сборщики металлолома, черные кладоискатели, подпольные коллекционеры древностей. В результате их деятельности с городских улиц исчезают мемориальные и охранные доски, бюсты историческим и культурным деятелям прошлого, канализационные люки, чугунные решетки... Украинская земля лишается памятников культуры, которые, являясь государственной и общенародной собственностью, оказываются в руках новых украинцев и уплывают за пределы страны.

Сказанное свидетельствует о слабости государства, неспособности выполнять возложенные на него функции. Одновременно это и показатель резкого упадка культуры народа, его образовательного уровня. Он утратил не только уважение к историческому прошлому, к деяниям своих поруганных предшественников, но и самоуважение, инстинкт сохранения себя как цивилизованного сообщества.

Приходится с сожалением констатировать, что разрушение привычных устоев (экономических, культурных и нравственных) негативно сказалось также на политическом саморазвитии народа. В переломный момент истории он оказался неспособным выдвинуть из своей среды политических деятелей, которые соответствовали бы уровню ее вызова. Сомнительными были и его политические убеждения.

Как-то на мое возмущение конформистским поведением многих народных депутатов, их связью с теневой экономикой я получил ответ от одного из них, что вина в этом не столько самих депутатов, сколько избирателей. Ведь ничто и никто не лишает их суверенного права избирать в парламент лучших из лучших. Тогда и не придется испытывать разочарование в выборе.

Ответ немного циничный, но в целом правильный. Народ (та его часть, которая принимает участие в выборах), к сожалению, избирает не достойнейших, а в лучшем случае похожих на себя. К тому же нередко поддается на посулы, а часто из-за нищеты и на мелочные подачки претендентов на роль «народных заступников». Значительный процент потенциальных избирателей не принимает участия в выборах, чем еще более облегчает путь в парламент недобросовестным политикам. В структурированных обществах, которые имеют сильные партии и социально активный средний класс, вероятность неудачного выбора уменьшается. У нас же нет ни того ни другого.

До сих пор речь шла об украинском народе как о едином социуме, обладающем общими достоинствами и недостатками. К сожалению, он таким не является. В различных регионах Украины имеются свои этнокультурные и этноконфессиональные различия. Восток, центр и юг принадлежат к православной цивилизационной системе, тогда как запад — преимущественно к римско-католической. В западном и центральном регионах преобладают этнические украинцы, а в юго-восточных достаточно высокий процент этнических русских. В Крыму крупную этническую общность представляют татары. Разумеется, такая этнокультурная неоднородность, сложившаяся исторически, не может не накладывать отпечаток и на региональные политические предпочтения. Они чаще всего не только полярные, но и разновекторные. В то время как западные украинцы живут воспоминаниями и мечтами о европейской общности, восточные и южные в такой же мере привержены идее солидарности с братскими русским и белорусским народами.

Соответственно базовым определяются и другие ценностные ориентации украинцев. Одни ждут не дождутся, когда Украина наконец войдет в Евроатлантический альянс, другие категорически не приемлют такой перспективы. Для одних русский язык является вторым родным, созданным, в том числе, многими выдающимися украинцами, для других — имперским и иностранным. Аналогичные позиции имеют место в оценках Переяславской рады, голода 1932—1933 гг., Великой Отечественной войны, ОУН-УПА и многих других явлений украинской истории.

Все это свидетельствует о том, что украинское общество не отвечает понятию единой политической нации. Такая в Украине еще не сложилась. И, что самое печальное, ничто не говорит о том, что определился процесс ее сложения.

Историческая ответственность за это, безусловно, лежит на украинской элите. К сожалению, она унаследовала все худшие пороки общества и не смогла предложить ему в новых условиях единую национальную идею. В большой мере это относится к правящей элите, но справедливо также и по отношению к отечественной интеллигенции вообще.

Вместо того чтобы искать пути достижения согласия в обществе, национально-патриотическая элита новой Украины оплакивает свое несчастливое прошлое, ищет «воріженьок». Последние, как это всегда бывает в таких случаях, находились как за пределами Украины, так и внутри нее. И с теми и с другими, естественно, нужно было бороться. На это и уходят силы. На то, чтобы творить добро людям, их не остается. Неожиданно оказалось, что и народ достался национал-патриотам не такой. Большая его часть обрусела и никак не может понять истинных украинских ценностей. Этим чаще всего они объясняют причины собственных неудач в созидании новой Украины.

Удивительно, будучи при власти все 15 суверенных лет, национал-патриоты с помощью и в значительной мере за деньги западных наставников исхитрились осуществить в конце 2004 г. так называемую оранжевую революцию. Ею они как бы отмежевались от своего недавнего прошлого. Все его неудачи списали на счет «бандитского» режима, при этом стыдливо умолчали, что и сами были в нем не последними винтиками.

Несмотря на трибунные заклинания об обретенной свободе и демократии, а также о том, что оранжевая революция создала украинскую нацию, в историю она, несомненно, войдет как явление деструктивное, отбросившее украинское общество и его элиту далеко назад. Революции не создают нации, они их разрушают. В украинском варианте можно говорить о разрушении ростков общности, которые произросли в годы советской власти. Революция 2004 г. безжалостно растоптала их, провозгласила лозунги, совершенно неприемлемые для половины сограждан, чем углубила трещину между двумя крупными регионами страны до масштабов труднопреодолимой пропасти.

Вряд ли достижение абсолютной, не разделенной с политическими оппонентами власти стоило такой жертвы. Да и властвовать приходится по существу лишь над половиной Украины. Для второй половины оранжевые «победители» не стали своей властью. Победа оказалась пирровой. Но еще более печально то, что новая власть  не только не продемонстрировала умения продуктивно управлять страной, но и находить взаимопонимание в собственной политической среде. Многомесячные «страдания» по поводу оранжевой коалиции свидетельствуют о том, что достижение общенационального согласия им и вовсе не по плечу.

Хрупкий союз оранжевых по сути держится лишь на общей неприязни к Партии регионов. Поэтому они дружно обвиняют ее в мыслимых и немыслимых грехах, представляют как опору старого режима, пугают возвратом к прошлому. Однако такая лобовая пропаганда приносит ее инициаторам все меньше дивидендов. Люди начинают понимать, что политиков надо оценивать не по словам, а по делам. Дела же, мягко говоря, у нынешней власти неважные. Продуктивность работы двух помаранчевых правительств не идет ни в какое сравнение с достижениями Кабинета Министров В.Ф.Януковича.

В последние годы идет процесс формирования третьей политической силы, ядром которой стала Народная партия. Основным ее приоритетом было найти пути к достижению внутреннего мира в стране и в политикуме. В Верховной Раде четвертого созыва она успешно выполняла такую роль. Неожиданно, однако, оказалось, что ее идеи не нашли широкого отклика в народе. На недавних парламентских выборах он ее не поддержал. А жаль. Без нее парламент оказался фактически в патовой ситуации. Ни одна из двух противостоящих политических сил не в состоянии сформировать рабочее большинство. Некоторое преимущество имеют оранжевые. Однако их коалиция, даже если она и будет сформирована, не обеспечит продуктивную работу Верховной Рады.

Если исходить из общегосударственных интересов, следует признать, что в нынешних условиях Украине меньше всего нужна одноцветная правящая коалиция. Более того, она ей вредна. Прежде всего потому, что законсервирует ее этнокультурный и идеологический, а по существу территориальный раскол. Украине крайне необходимо согласие оппонирующих политических элит. Но возможно ли оно? Думается, да. Непреодолимой пропасти между большинством оранжевых и бело-голубых нет. В социальном плане они немногим отличаются. В их среде много людей, которых принято называть олигархами. Объективно все они заинтересованы в экономическом процветании страны. И в ее спокойствии. В этом и их собственное благополучие. Деньги, как известно, любят тишину.

Истеричные стенания некоторых оранжевых ортодоксов, что подобный союз в принципе невозможен, поскольку означал бы предательство интересов избирателей, неубедительны. История знает много примеров, когда к согласию приходили общества, разделенные даже гражданскими войнами. Что касается интересов украинцев, то они заключаются не в том, чтобы перманентно класть «тело и душу» за ложные идеалы своих поводырей, а в том, чтобы иметь достойные условия жизни. И если бы это произошло, такой альянс ими, несомненно, был бы воспринят и поддержан. Разумеется, обе политические силы при этом должны поступиться некоторыми своими предпочтениями, а, возможно, и освободиться от людей, для которых борьба является смыслом жизни.

Будет очень жаль, если правящий режим упустит исторический шанс положить начало процессу объединения Украины. Пока что идеологическая предубежденность оказывается сильнее здравого смысла, а амбиции политиков — выше интересов страны и народа. Оранжевая власть, поощряемая Западом, демонстрирует крайнюю несговорчивость. Все, кто не разделяет ее видение исторической перспективы Украины, объявляются в лучшем случае непатриотами. Это недальновидная политика. Она заведомо не способна устранить противоречия, раздирающие украинское общество. Более того, она их только усугубляет.

Не идеализируя элиту, оппонирующую нынешней власти, объективности ради следует признать, что она более ответственна и прагматична. Мне ни разу не доводилось слышать, чтобы кто-либо из политиков, не принимающих, скажем, евроатлантические устремления власти, называл ее пятой колонной США или Западной Европы. В то время как для многих оранжевых деятелей такое обвинение считается чуть ли не правилом хорошего тона. Противники вхождения в НАТО удостаиваются ярлыка пятой колонны России, а сторонники статуса русского языка как регионального объявляются людьми, которые не идентифицируют себя с Украиной. И это говорится о ее гражданах, составляющих едва ли не половину населения!

Не хотелось бы проводить параллели из нашей прошлой жизни, тем более что я не принадлежу к ее хулителям, но что-то советско-партийное проглядывается в такой ортодоксально-нетерпимой идеологической позиции национал-патриотов. Она однозначно ущербная, не содержащая позитивных импульсов к примирению и согласию. Если нынешняя власть предержащая не сможет психологически переориентироваться, если не будет исходить из презумпции патриотизма всех граждан Украины и не перестанет делить их на национально сознательных и национально несознательных, поле борьбы ей будет обеспечено еще надолго. Жаль только, что эта борьба, в чем мы могли убедиться, ничего хорошего народу не принесет.

Отдельно хотелось бы остановиться на моральных принципах украинской политической элиты. К сожалению, здесь также не все благополучно. С легкой руки майданных трибунов в общественное сознание запущена мысль, что они бросили вызов кучмовскому бандитскому режиму, служители которого бессовестно залезли в народные закрома и присвоили их содержимое. Поразительно, но это говорили, в том числе, те «революционеры», чье состояние не уступало «бандитскому» и сколочено было за счет тех же народных закромов. Нередко совместно с теми, кого они называли бандитами. При этом и те и другие сказочно разбогатели благодаря принадлежности или близости к проклинаемому режиму. Помнится и обещание оранжевых, что, придя к власти, они позаботятся, чтобы «бандиты» были посажены в тюрьмы. Оно так и осталось невыполненным. То ли «бандитов» не оказалось, то ли корпоративная солидарность не позволила. В любом случае нравственностью тут и не пахло.

Мировой опыт убеждает, что политическая элита нигде и никогда не бывает бессребреницей. Принимая участие в очередном переделе собственности, она не упускает и своего шанса. Украинская также его не упустила. Сейчас, видимо, поздно рассуждать, кто взял больше, кто меньше, кто в рамках законов, кто с их нарушением. Кого надо сажать, а кого объявить совестью народа. Можно лишь сожалеть, что обогащение одних (меньшинства) сопровождалось обнищанием других (большинства) и попытаться хоть как-то исправить эту вопиющую несправедливость. Правда, надежды на это слабые. Новейшая история Украины еще не знала примера, когда бы крупный бизнесмен (оранжевый, бело-голубой, розовый или зеленый), который клялся на митингах в любви к народу, вернул ему украденное у него же, направив «свои» капиталы на благотворительную деятельность.

Капиталистическая система неизбежно порождает класс богатых — крупных промышленников, бизнесменов, банкиров. И нам, ставшим на этот путь развития, вряд ли следует сокрушаться по этому поводу. Беда Украины не в том, что у нее появились капиталисты, а в том, что они, кроме богатства, приватизировали еще и власть. Такой синкритизм природы отечественных бизнесменов и политиков неизбежно сопряжен с злоупотреблениями и коррупцией. При этом страдают обе сферы их деятельности: и менеджеры они не очень умелые, и политики неважные.

Одним из основных обязательств нынешних вождей было очистить власть от бизнеса. Его с воодушевлением восприняли не только люди Майдана, но и те, кто не разделял их энтузиазма. И те и другие были едины в том, что именно коррумпированность власти — основное зло новой Украины. Вот только в победу над ним верили далеко не все. И прежде всего потому, что звучали эти заверения из уст все тех же бизнесменов и политиков, бывших властью в прошлом и собиравшихся стать ею в будущем.

Прошло полтора года безраздельного правления оранжевых. Обещание разъединить власть и бизнес осталось невыполненным. И самое печальное — о нем уже никто и не вспоминает. Ни те, кто давал его, ни те, кто горячо ему аплодировал. Новая власть в такой же мере сращена с бизнесом, как и старая.

Из всего сказанного выше напрашивается неутешительный вывод. После пятнадцати лет суверенного государственного развития украинское общество оказалось еще более разобщенным, чем было на заре независимости. В аналогичном состоянии находится и его элита, оказавшаяся неспособной предложить ему продуктивную объединяющую идею.

 

Петр ТОЛОЧКО, академик НАН Украины

 

http://www.2000.net.ua/print/svobodaslova/bleskinischetaukrainskoje.html

 

  

                                                                                                                                           


      Отправить сообщение admin@intellectual.org.ua с вопросами и замечаниями об этом веб-узле.  По вопросам размещения материалов: - направляйте Ваши   материалы и письма по адресу: redaktor@intellectual.org.ua  

 БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ ФОНДА ВЕТЕРАНОВ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ: тел. 8 (067) 404-07-24  e-mail:  rass@intellectual.org.ua