Ольга ВЛАСОВА

 

ХВАТИТ ВРАТЬ

 

Восточноевропейские правительства в течение многих лет обманывали свое население ради вступления в Евросоюз. Теперь пришла пора посмотреть правде в глаза

 

Восточноевропейцы явно не справились с ролью локомотива для старушки Европы — а именно на эту роль их прочили еще пару лет назад. В Венгрии беспорядки продолжаются больше месяца, протестанты требуют отставки премьерминистра Ференца Дюрчаня и громят магазины. В Польше, где внутриполитическая жизнь давно напоминает балаган, разразился самый серьезный коррупционный политический кризис за всю постсоветскую историю — скандал с попыткой подкупить одного из депутатов сейма, дабы он перешел из одной партии в другую. Чехия вот уже полгода живет, по сути, без правительства — только что ушел в отставку очередной премьер-министр, который продержался на этом посту месяц. А в Словакии, печально известной распространенностью популистских настроений, нарастает межэтнический конфликт венгров и словаков. Не лучше дела обстоят и в экономике. Острее всего это ощущается в Венгрии, где бюджетный дефицит в этом году, как ожидают экономисты, подскочит минимум до 7% ВВП. Активная и образованная молодежь уезжает работать в Западную Европу. Те, кто остался дома, все больше вовлекаются в националистические движения.

 Что же происходит в Восточной Европе? Череда нынешних кризисов столь контрастирует с благостной картиной предыдущих лет, что некоторые эксперты готовы предположить: в регионе целенаправленно инспирируются проамериканские «цветные революции», чтобы отколоть Восточную Европу от Западной. Но, конечно, политическая лихорадка, сотрясающая регион, исключительно местного происхождения. Общий политический кризис Восточной Европы — это конвульсии стран, имевших большие амбиции, но так и не сумевших превратиться в настоящие национальные государства.

 

Отречение от старого мира

 

Три года назад, когда восемь стран — бывших членов советского блока — завершали процесс вступления в Евро-пейский союз, будущий кризис никто даже не мог представить. Благополучная и подающая большие надежды Восточная Европа готовилась достичь просто беспрецедентных результатов. Экономический рост до пяти процентов в год, низкие налоги для бизнеса и квалифицированная рабочая сила должны были привлечь колоссальные инвестиции западных компаний. Не говоря уже об официальной финансовой помощи Евросоюза. Правительства восточноевропейских стран, пришедшие к власти на лозунге вступления в ЕС, лучились оптимизмом и уверенностью в завтрашнем дне. Вступив в единую европейскую семью, Восточная Европа наконец должна была избавиться от пагубного влияния СССР и от статуса «недоевропы», а местные жители — повысить свое благосостояние и получить возможность жить и работать в любой точке Евросоюза. Так выглядел универсальный набор благ, которым правительства заманивали своих граждан, чтобы те поддержали вступление в ЕС. Однако убедить восточноевропейцев в выгодности присоединения к Евросоюзу оказалось непросто. Большая часть населения, недавно избавившегося от одного Большого Брата — Советского Союза, весьма осторожно отнеслась к идее тут же упасть в объятия другого. Особый упор проевропейские политики делали на необходимость уйти от советской угрозы. Помогли им в этом активизировавшиеся националистические движения — чехи, словаки, поляки и венгры вдруг «поняли», что их становлению как великих наций мешал только Советский Союз. Как рассказала «Эксперту» американский политолог Валери Банс, изучающая Восточную Европу, резкое отталкивание от Москвы и присоединение к ЕС было бы невозможным, если бы в регионе не активизировались националистические политические движения.

Однако заигрывания с националистическими настроениями привели к тому, что правительствам пришлось слишком много пообещать своим гражданам, чтобы убедить националистов поступиться суверенитетом в пользу Евросоюза. Так, популярное среди сельского населения движение «Лига польских семей» выступало категорически против вступления в ЕС до тех пор, пока им не пообещали щедрые сельхоздотации для польских фермеров. Политика обещаний создала у восточноевропейцев устойчивую веру в то, что сам факт вступления в Евросоюз гарантирует экономическое процветание.

 

Чуда не произошло

 

 Несмотря на вроде бы неплохие макроэкономические показатели, реальных дивидендов от присоединения к Евросоюзу восточноевропейцы не получили. Польша как была страной с самым высоким в Европе уровнем безработицы и самым неэффективным сельским хозяйством, так и остается (16% трудоспособного населения страны производит в аграрном секторе менее 3% ВВП, тогда как, к примеру, во Франции те же 3% ВВП в аграрном секторе производит всего 4% трудоспособного населения). Венгрия вообще оказалась на грани банкротства. Чтобы избежать его, правительство поднимает налоги и сокращает социальные расходы, и венгры потихоньку начинают возвращаться к реальности — страна уже в ЕС, но по уровню жизни по-прежнему не приблизилась даже к Италии или Испании. Страны Западной Европы погружены в собственные экономические и политические проблемы и совсем не стремятся повышать уровень жизни на Востоке. Тем более после того как Восточная Европа поспешно и безоговорочно поддержала американское вторжение в Ирак. Восточноевропейцы теперь могут свободно передвигаться по ЕС, но жить в странах «старого» Союза им разрешено не больше трех месяцев, а работать им приходится в основном нелегально — разрешение на официальную работу попрежнему нужно запрашивать.

Однозначно трудно определить пользу такой миграции для западного рынка труда, однако сама Восточная Европа от этого явно не выигрывает. Вместо того чтобы развивать свою национальную экономику, самая активная и квалифицированная часть населения уезжает из своих стран. По неофициальным данным, только из Польши уехало около двух миллионов молодых людей, при этом лишь половина из них работает легально.

Да и вряд ли могло бы быть иначе. Исторически Восточная Европа ни разу не становиласьродиной экономического чуда. Чтобы переломить эту тенденцию и перейти в качественно иное состояние, каждой восточноевропейской стране необходимо было разработать собственную стратегию развития, найти конкурентные преимущества и сделать на них ставку. Так в свое время поступила Испания, или так, как сегодня это делает Турция. Тогда у восточноевропейцев был прекрасный шанс чего-то добиться: страны охватил национальный подъем, и они еще не были связаны по рукам и ногам правилами ЕС. Создать и реализовать подобную стратегию — задача непростая, она требует наличия яркого лидера и сильной команды. На момент вступления в Евросоюз у власти в Восточной Европе стояли послушные Брюсселю люди, главной целью которых было не национальное развитие, а исполнение бесчисленных нормативов Еврокомиссии. Они истово убеждали своих избирателей, что главное для страны — вступление, а дальше под руководством мудрого Брюсселя все сложится само собой. Два года назад на вопрос «Эксперта», какой секретный план развития государства они собираются применить, чтобы достичь заявленных целей, бывший министр экономики Польши Ежи Хауснер с достоинством ответил: с планами в Польше покончено вместе с советским строем, теперь там рыночная экономика, которая развивается самопроизвольно и без всякого плана. Весь национальный подъем ушел в гудок: «Ура, мы в Европе!».

 

Без воли к подвигу

 

Общий политический кризис Восточной Европы — это конвульсии стран, имевших большие амбиции, но так и не сумевших превратиться в настоящие национальные государства 

Непопулярные экономические реформы, которыми пытается спасти страну венгерский премьер Дюрчань, надо было проводить тремя годами раньше. При этом граждане должны были быть готовы вкалывать ради искомого национального величия. Однако настроения в восточноевропейском обществе царили прямо противоположные. Правительства оказались зажаты между обязательствами перед Брюсселем и большим бизнесом, с одной стороны, и необходимостью умаслить электорат, чтобы тот не противился «европейскому выбору», — с другой.

Но чем ближе подходили сроки референдумов, тем больший скепсис вызывало у населения вступление в ЕС. В нескольких странах (в той же Польше) на референдумах граждане едва не сказали Евросоюзу «нет». При этом ни одно восточноевропейское правительство не смогло честно признаться своим гражданам, что улучшение жизненных стандартов — причем в весьма отдаленном будущем — потребует от них тяжелой работы. Вместо этого правительства говорили своим избирателям, мол, экономическая ситуация в стране хорошая, а после вступления в ЕС станет еще лучше. Это и есть то самое вранье, о котором выразительно сказал Ференц Дюрчань: «Мы облажались. Не слегка — покрупному. До нас ни одна европейская страна не поступала так тупо, как мы. Я чуть не умер, когда в течение полутора лет нам приходилось прикидываться, будто мы управляем. Вместо этого мы врали — по утрам, по вечерам и по ночам».

В Восточной Европе при вступлении в ЕС у власти стояли послушные Брюсселю люди, главной задачей которых было исполнение бесчисленных нормативов Еврокомиссии 

Врал не один он, врали все, просто он один признался. Чтобы поддерживать у населения ощущение роста благополучия, правительству приходилось снижать налоги и увеличивать бюджетные траты. Именно эта практика привела правительство Венгрии к огромной государственной задолженности и бюджетному дефициту.

Не оправдались надежды на рост иностранных инвестиций и приход западного капитала. Капитал, конечно, пришел, купил все, что ему было интересно, но ничего нового и крупного создавать не стал. Инвестиции в основном были сделаны в виде покупки приватизируемых предприятий, а большую часть доходов от этого правительства истратили на латание бюджетных дыр. Ожидания, что производства из Западной Европы будут перенесены в Восточную, не оправдались. Многие западные предприятия на это так и не решились. Так, в Германии развернулось мощное движение профсоюзов против выноса производств. Немецкие рабочие согласились работать дольше и за меньшие деньги, лишь бы заводы не ушли в Восточную Европу. Те, которые все-таки решились вынести часть производств, строили свои заводы в Китае, а не в Восточной Европе — это по-прежнему гораздо дешевле (после вступления в ЕС зарплаты и цены в Восточной Европе выросли), к тому же китайский рынок больше и растетгораздо быстрее.

Восточную Европу принимали в Евросоюз, чтобы удобно встроить ее в свою систему в качестве периферии 

«Когда наши правительства рапортовали о росте иностранных инвестиций, люди ожидали через какое-то время увидеть резкую положительную динамику: увеличение числа рабочих мест, рост денежной массы, вращающейся в экономике, и в результате — подъем уровня жизни. Однако ничего подобного не произошло. Конечно, здорово, что мы можем путешествовать по Европе, но на это тоже нужны деньги. Многие из моих умных и ярких друзей просто уехали работать в Лондон. А для тех, кто не хочет уезжать, жизнь дома нелегка. Самое неприятное — отсутствие перспектив роста, ведь хочется надеяться, что завтра будет лучше, чем сегодня», — сказал «Эксперту» просивший не называть его имени аналитик отделения одного из западных банков в Будапеште.

 

Статистический самообман

 

У многих до сих пор в голове не укладывается, как отличные экономические показатели в отчетности восточноевропейских стран могут сочетаться со столь плачевным реальным положением дел в регионе. Существует мнение, что новички «творчески» подошли к составлению статистики, как в свое время поступила Греция, чтобы вступить в зону евро. Не об этом ли свидетельствует комментарий еврокомиссара Хоакина Альмуния, который недавно «завернул» венгерскую финансовую отчетность, отметив в ней высокое содержание вымысла.

Трудно представить, что в Евросоюзе в упор не видели этой практики. Видимо, ЕС настолько хотел присоединить к себе геополитически никем не занятую Восточную Европу, что некоторые страны принял не глядя, рассчитывая разобраться с ними после. Лучший пример — Польша, присоединения которой страстно желала Германия. На момент вступления в ЕС 30% поляков были фермерами, а уровень безработицы составлял 20%. Сейчас польская экономика находится примерно в том же состоянии.

Однако в Брюсселе по-прежнему не видят поводов для беспокойства и настаивают на том, что Восточная Европа должна продолжать «правильно» встраиваться в существующую систему, а не изобретать собственные планы развития. Следующий этап встраивания — вступление в зону евро. С одной стороны, Евросоюзу необходимо, чтобы новички перешли на единую валюту, а с другой — процесс перехода — хороший инструмент контроля, с помощью которого центр продолжает влиять на положение дел в Восточной Европе.

«Если говорить об экономической ситуации, то Польша и Чехия находятся в благоприятном периоде внушительного экономического роста. Ожидается, что в этом году польская экономика вырастет на 5,3 процента, а в следующем — на 4,3 процента, тогда как чешская в этом году — на шесть процентов, а в следующем — на пять процентов. В Венгрии фискальные проблемы снизят экономический рост до двух процентов. Если говорить о политической ситуации, то я бы не стал характеризовать ее как кризис, скорее, это политическая неопределенность. Однако все три страны должны однозначно сделать принятие евро политическим приоритетом, поскольку переход на единую европейскую валюту снизит транзакционные издержки, уменьшит волатильность национальных валют и еще больше облегчит торговлю — все вместе это приведет к значительному экономическому росту. Но я не думаю, что эти страны вступят в зону евро уже в нынешнем десятилетии, как это планировалось несколько лет назад. У всех есть разные причины для задержки. В Чехии и Польше — недостаток политической воли поставить переход на евро в качестве приоритетной задачи, в Венгрии — экономическая неготовность. На мой взгляд, Польша и Чехия смогут перейти на евро между 2010–2012 годами, а Венгрия — еще года через два», — сказал «Эксперту» главный экономист Deutsche Bank Норберт Вальтер.

 

Добро пожаловать на периферию

 

Некоторые радикальные восточноевропейские политологи говорят, что правительства практически «сдали» их страны Брюсселю. И доля истины в этом есть. Восточную Европу принимали в Евросоюз, чтобы удобно встроить ее в свою систему в качестве периферии. То есть там остается то производство, которое нужно центру, а все остальное сворачивается. Так, в Польше были закрыты многие металлургические и машиностроительные заводы. При этом активные и квалифицированные трудовые ресурсы переместились в центр. Восточноевропейские страны постепенно должны превратиться в придаточные экономические зоны, уровень жизни в которых будет на несколько ступеней ниже, чем в бурлящем центре.

Уже сейчас украинский капитал побеждает восточноевропейских конкурентов в борьбе за приобретение привлекательных активов в промышленности Польши, Венгрии, Словакии. Более того, кредитоспособность восточноевропейского бизнеса находится на таком уровне, что распродажа предприятий начинает приобретать массовый характер. Так что у украинского бизнеса появился хороший шанс транснационализироваться и повысить свою капитализацию альтернативным блокированию (или простой продаже) с российскими компаниями путем.

Важен восточноевропейский опыт и как аргумент против тех, кто воспринимает зарубежные инвестиции в качестве панацеи для экономики. Крупные западные компании постепенно начинают переносить свои производства из Польши, Чехии, Венгрии и Словакии дальше на Восток. Частично в Украину и Россию, но в основном в Индию, Китай и другие азиатские страны. Никаких сантиментов в адрес восточноевропейцев у них нет и быть не может. Американские и западноевропейские компании не готовы платить полякам или венграм зарплаты хоть приблизительно сопоставимые с окладами на предприятиях в их собственных странах. Отсюда — огромный отток трудоспособных жителей из новых членов ЕС в государства его ядра. На предприятиях от Таллина до Любляны становится попросту некому работать. Решить проблему местные правительства и бизнесмены пытаются за счет гастарбайтеров из Украины, Белоруссии и Молдавии. Так что тянуть с повышением зарплат на своих предприятиях украинскому бизнесу становится все опаснее. Дальше, на Востоке, квалифицированных ресурсов для заполнения пустеющих ниш попросту нет. Если национальный капитал уже доказал, что готов предложить польским рабочим более выгодные условия труда, чем в западных компаниях, то пришла пора сделать то же самое и в отношении своих сограждан.

Превращение новых членов ЕС в социально-экономическую периферию объединенной Европы в Украине, в отличие от России, не может быть поводом для злорадства. Ведь во многом мы идем тем же путем, поэтому без внесения серьезных корректив в курс развития нас ждет такая же перспектива. Еще несколько лет назад многие украинцы не скрывали завистипо поводу того, что нас не было и еще долго не будет в числе тех народов, которых принял под свое крыло Евросоюз. Теперь есть все основания радоваться, что очередной великий исторический эксперимент наконец происходит без нашего участия.

 

Ольга ВЛАСОВА

 

http://www.expert.ua/articles/8/0/2931/

 

 

                                                                                                                                                                                                                             


      Отправить сообщение admin@intellectual.org.ua с вопросами и замечаниями об этом веб-узле.  По вопросам размещения материалов: - направляйте Ваши   материалы и письма по адресу: redaktor@intellectual.org.ua  

 БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ ФОНДА ВЕТЕРАНОВ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ: тел. 8 (067) 404-07-54  e-mail:  rass@intellectual.org.ua