Антон ДАЛЬСКИЙ

 

ПРИГОВОРЕННАЯ К ВТО

 

Ежегодно, начиная с 2001 года, власти с настырностью пернатого долдона оповещают население про окончательное решение вопроса ВТО. Однако в следующем году мы, похоже, и впрямь вляпаемся в это дело…

Украина может стать членом Всемирной торговой организации к середине следующего года, сообщил 12 декабря заместитель министра экономики Украины Валерий Пятницкий во время заседания круглого стола по вопросам имплементации Плана действий Украина - ЕС.

Гонка с преследованием России по дороге в ВТО (впрочем, россияне шибко и не усердствовали со сроками), кажется, имеет «счастливое» разрешение. Оба государства одновременно оборвут финишную ленточку.

Теперь нет смысла спорить о рациональности принятого решения, оно принято, и последствия этого волевого решения с неумолимостью курьерского поезда покатит по нас.

Что же удалось застолбить за Украиной нашим толмачам-переговорщикам? Вот некоторые данные по конечным ставкам импортных пошлин на некоторые, с моей точки зрения, важные товары в Украине, почерпнутые из сведений, просочившихся в прессу. Для сравнения в скобках даны размеры импортных пошлин, которые сумела себе выторговать Россия.

Крепкие спиртные напитки – 0% (12,5%).
Колбасы и мясные консервы – 15% (20%).
Говядина, свинина, мясо птицы – 15% (40% плюс тарифная квота).
Сахар – 50% (150%).
Средний уровень пошлин на сельхозпродукцию – 11% (22%).
Разрешенный объем государственной поддержки сельского хозяйства – $1,1 млрд. ($9,2 млрд.).
Лекарства – 0%(6,5%).
Черные металлы и металлоизделия из них – 0% (10%).
Алюминий и изделия из него – 0% (15%).
Мебель – 0% (12,5%).
Холодильники – 0% (12%).
Самолеты – 0% (15%).
Автомобили – 10% (15%).

Можно и дальше перечислять позиции, где украинские переговорщики обнуляли таможенные пошлины (без особого нажима со стороны подмахнули 16 необязательных (!) секториальных инициатив, предусматривающих введение нулевых таможенных пошлин), а россияне гнули свою линию, нагромождая защитные барьеры, но и этого будет достаточно, чтобы убедиться, что украинская и российская делегации решали в принципе разные задачи.

Любопытны ответы уполномоченных на переговорах, почему так либеральны украинские позиции. Например, по поводу обнуления налогов на импорт самолетов Андрей Гончарук – экс-министр внешнеэкономических связей Украины – с апломбом ответствовал: «Те, кто публично заявляет об обнулении ставок на авиатехнику и катастрофе, которая неминуема для украинского авиапрома… совершенно незнакомы с этим секториальным соглашением. Из содержащихся в нем 400 позиций только две касаются самолетов как готовых изделий, все остальные затрагивают материалы и комплектующие, используемые в авиастроении, без импорта которых авиапром Украины не сможет построить ни одного летательного аппарата».

Спасибо за разъяснения. Однако мы и без пана Гончарука знали, что «наш» хваленый Ан-70 на три четверти состоит из русских узлов. Никто не спорит, что подавляющее число стран, строящих лайнеры, кооперируются, хотя и не в таких критических дозах. Тем не менее, Россия вцепилась зубами в свои проценты. Значит, намерены в дальнейшем развивать свой авиапром как самостоятельную боевую единицу. Наши же хотя бы для видимости усердной работы поленились отстоять даже несколько позиций (а может, и не поленились). Рубить – так под корень, не заглядывая в завтрашний день.

Сельское хозяйство – вопрос особый. Сравните выторгованные нашими рачительными переговорщиками объемы государственной поддержки сельхоза с российскими, и вам станет понятно, кто радеет за свое селянство. Украинские правители очень любят землепашцев 30-х годов прошлого века, но в упор не замечают потомков выживших хлеборобов. Объем поддержки даже меньше того, что выделялось из куцего бюджета в 1994-1996 гг.

В США госдотации составляют 340 долларов на гектар, а в ЕС — 1053 доллара на гектар. В обязательствах США связанная (разрешенная) господдержка составляет 19 миллиардов долларов, а фактически в последние годы достигает лишь 15 миллиардов. Украинским землепашцам разрешено с подачи наших верхних людей иметь из казны около $26 на
1 гектар.

Нынешний уровень господдержки сельского хозяйства в России на уровне $2 млрд. в год, тем не менее, соседи насмерть стоят на $9,2 млрд., справедливо полагая, что аргентинские субтропики и бразильские тропики не перенести на просторы России-матушки. А украинские толмачи, наверное, в тайне полагают, что наши черноземы по воле божьей окажутся в зоне вечного лета. Им с неба, видать, шепнули о кардинальном переделе климата в нашу пользу.

Или вот еще один перл от Валерия Пятницкого – замминистра экономики и по совместительству главы рабочей группы по вопросам вступления Украины в ВТО: «…нам постоянно рассказывают, что украинские предприятия перерабатывают 2 тыс. т свеклы в день, а среднеевропейские – 8 тыс. У нас загрузка – 45-50 дней в году, а им, чтобы быть рентабельным, нужно 90 дней. Господа, эта задача которая не имеет решения…Когда рассказывают, что заводы убыточны и тому подобное, непонятна цель ведения такого бизнеса». Россияне не постеснялись въяремить по факту заградительные пошлины в 150%, а мы изволим не понимать цели сахарного бизнеса.

У нас практически весь сельхоз в сравнении со странами – мировыми производителями продуктов питания (Аргентина, Бразилия, Индия и т.д.) убыточный. Но это совсем не значит, что фермеров и прочих тружеников садов и огородов необходимо, аки агнцев, отдать на заклание конкуренции. Государевы мужи обязаны (если они вменяемы) заниматься двумя простыми вещами: воспроизводством населения и экономики. Однако у госмужей проклюнулась и расцвела философия вышибалы по Фридриху Ницше: «Что падает, то нужно еще и толкнуть!».

Легкая промышленность – курс на самоликвидацию. Конечно, не по своей воле, а по воле кормчих, коими овладела непреодолимая страсть легализоваться поскорее в ВТО. Есть смысл напомнить, что эта отрасль весьма важна для экономики страны. Было время, она занимала в структуре ВВП очень заметное место – более 10%. В ней высока степень оборачиваемости капитала. Легкая промышленность своего рода локомотив потребления, которое стимулирует внутреннее производство. Именно отечественная легкая промышленность – катализатор роста потребления, а не резкое, во многом искусственное увеличение доходов населения, о котором любят витийствовать доморощенные ломовики-монетаристы. Рост зарплат, не увязанный с ростом ВВП, всего лишь стимулирует импорт ширпотреба, а не внутреннее производство.

Валерий Пятницкий нахваливает наших легпромовцев, что те, не суетясь, покорились неизбежному исчезновению с лица Украины. Ему нравятся их речи: «На Китай приходится 50% мирового производства текстиля. Что, с этим можно бороться? С этим можно только смириться». Вот такие капитулянтские соображение ласкают слух, милы сердцу. Их режут, а они смотрят на коновала вежливыми понимающими глазами.

Окончательная победа импорта над экспортом. Мы только приоткрыли дверь для импорта, снизив пошлины, и тут же получили нокаутирующий удар по торговому сальдо. Всего за неполные два года перековали его из позитивного в $3,5 млрд. в отрицательное – около $5 млрд.

Зампред НБУ успокаивает общественность, заявляя, что, дескать, пагуба отрицательного сальдо торгового баланса – это миф. Важно, чтобы в импорте преобладало высокотехнологичное оборудование. Может быть, с этим и можно согласиться, если доминирование импорта ограниченно во времени, когда на определенном этапе развития экономики необходим массированный завоз товаров группы «А», то бишь средств производства. И не абы каких средств производств, а тех, что идут в высокотехнологичное производство. Но в нашей действительности минусовое сальдо вошло в долгосрочный режим функционирования. И не предвидится обнаружить в импорте высокотехнологичной составляющей.

Да спросите любого хуторянина, и он без мудреных «аглицких» терминов прояснит ситуацию. Его хозяйство только тогда развивается, когда он больше продает своего товара, нежели покупает чужого. Иначе откуда браться денежкам для расширения и совершенствования хозяйства? Нет, оно, конечно, можно вообще ничего не производить, а заниматься только распихиванием заморского товара и с того заколачивать деньгу. Но тогда это будет уже не индустриальная Украина, а банановая Верхняя Вольта. Там тоже живут люди, а туземное руководство, судя по ярким мундирам, имеет такие амбиции, что «к нам не подходи, а то зарежем».

Если махнуть рукой на одну, другую отрасль, то объясните мне, грешному, в чем смысл вступления в ВТО? Неужели в том, чтобы осуществить доктрину Маргарет Тетчер? Помнится, она в бытность премьером Великобритании заявляла: «На территории Советского Союза экономически оправданно проживание 15 млн. человек». Надо полагать, железная Мэгги этим 15 млн. отводила роль добытчиков угля из открытых разрезов Кузбасса и нефти-газа из сибирских недр.

За все 12 лет изнуряющей гонки сквозь тернии переговоров к звездам ВТО правительствами не было проведено всеобъемлющего анализа последствий вступления во Всемирную организацию. Аргументация адептов ВТО по большей части имела метафизический оттенок.

Если не ошибаюсь, единственное исследование сделали эксперты неправительственного Института экономических исследований и политических консультаций.

Назвать результаты этого исследования оптимистичными нельзя. Например, через пять лет после вступления в ВТО реальный ВВП вырастет всего на 2,3-2,8%, а нынешние унизительные зарплаты вырастут на 3,6%. Импорт продолжит свой опережающий экспорт рост – 9-10% против 7-8%. Общий уровень отчислений в бюджет от таможенных пошлин уменьшится более чем в два раза.

Производство продовольственных товаров сократится на 22%, а импорт харчей увеличится более чем в 2,5 раза. Фактически это колонизация Украины, при которой иностранный капитал получает колоссальные преимущества вследствие отсутствия защиты собственных товаропроизводителей.

Не вполне согласен с уважаемым Институтом, который благовестил о заметном росте производства в металлургии и химпроме. По ним украинские металлурги нарастят объемы производства на 23%. Химики через пять лет после вступления в ВТО станут на 21% больше «химичить». Возможно, при линейных процессах и прямом счете суммы антидемпинговых пошлин так оно и будет, однако «жизнь любит наоборот». Полагать, что членство в ВТО откроет настежь двери заморских рынков для наших экспортеров, не приходится. Автоматического изъятия из обихода антидемпинговых расследований и тарифных барьеров ожидать не стоит. Прямые накаты на наших сермяжных экспортеров заменят более изощренные юридические схемы борьбы с экспансией украинских слябов в органах внутреннего арбитража. Поколебать сложившееся статус-кво на рынке черных металлов нам не удастся. Хорошо бы его сохранить.

Свежий, еще не остывший, пример из жизни украинских сталеваров. Летом Европейская комиссия почти одновременно с «присуждением» Украине статуса страны с рыночной экономикой вломила украинским «трубачам» летальные импортные пошлины на бесшовные трубы – до 28,2%. «Братья» из ЕС задействовали из запасников «энергетическую оговорку» Антидемпингового кодекса ЕС. Цимес означенной оговорки заключается в том, что тарифы на энергоносители, которыми пользуются товаропроизводители «рыночной» державы, могут быть признаны нерыночными. А у нас так и есть. По газу, например, нам далеко до европейских тарифов. В Америке, кроме аналогичных ЕСовским положений, никто не отменял и механизм квотирования, который задействуется по челобитным собственных промышленников. Американцы чхали на какие-то «кодексы чести» ВТО. «Мы не верим, что что-либо, что говорит или делает ВТО, может заставить США изменить свои законы», – из заявления представителя президента США.

В химпроме дела обстоят еще нагляднее. Уже при утвержденных ценах на газ $150-160 дол. за 1 тыс. куб. м (на заводских заслонках) производство топ-продукции химиков – карбомида и аммиака – становится нерентабельным. Газ для химиков не топливо, а «продукт питания», т.е. сырье, из которого «вытачиваются» изделия на продажу. Уже в 3-й квартал химкомбинаты вкатились с отрицательной рентабельностью и с отрицательным сальдо. Какое уже там развитие. А ведь европейских цен на газ химики еще не нюхали!

Два слова о торговле наших двужильных челноков. Неизбежная экспансия международной торговой сети непременно и довольно скоро ударит по самому большому сегменту малого и среднего предпринимательства. Они, вне сомнения, окажутся неконкурентоспособными по сравнению с транснациональными компаниями, торговыми сетями, что приведет к ликвидации сотен тысяч рабочих мест в сфере розничной торговли. Будут ли снижаться цены на ширпотреб от цивилизованной экспансии заморских негоциантов? Очень сомневаюсь. Поначалу, пока не передушат «челноков», как класс, возможно. А далее – только в рост.

 

Антон ДАЛЬСКИЙ

 

http://www.from-ua.com/eco/eco1/4582724977116/

 

                                                                                                                                                                                                                             


      Отправить сообщение admin@intellectual.org.ua с вопросами и замечаниями об этом веб-узле.  По вопросам размещения материалов: - направляйте Ваши   материалы и письма по адресу: redaktor@intellectual.org.ua  

 БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ ФОНДА ВЕТЕРАНОВ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ: тел. 8 (067) 404-07-54  e-mail:  rass@intellectual.org.ua